Как жить после удаления желудка при раке


Производят удаление желудка при раке полностью или частично. Техника считается одним из основных методов лечения при развитии онкологического процесса в тканях органа пищеварения. При хирургической операции всегда есть риск возникновения осложнений, поэтому результаты лечения и прогнозы продолжительности жизни после хирургии в каждом случае индивидуальны.

Как жить после удаления желудка при раке

Какие показания к проведению операции?

Хирургическое вмешательство при лечении онкологии применяется в крайних случаях, когда проводимая терапия не дает желаемого результата. Появление следующей симптоматики «говорит» о том, что хирургического лечения не избежать:

  • постоянная изжога;
  • проблемы с проглатыванием пищи;
  • частая рвота (с примесью крови);
  • резкое снижение веса;
  • боли в брюшине;
  • черный кал.

Вернуться к оглавлению

Противопоказания

Бывают случаи, что диагноз поставлен, но рак считается неоперабельным. Существует ряд ограничений, при которых операции не проводятся. К ним относятся такие противопоказания:

  • многочисленные метастазы во внутренние органы;
  • скопление жидкости в брюшной полости;
  • сердечная недостаточность;
  • проблемы с почками.

Вернуться к оглавлению

Как проводится?

Как жить после удаления желудка при раке
В зависимости от тяжести заболевания, выбирают тип хирургического лечения, перед которым пациенту необходимо пройти обследование.

Выделяют несколько типов хирургического лечения, каждый подразумевает резекцию тканей желудка:

  • дистальная;
  • антральная;
  • проксимальная;
  • субтотальная;
  • сегментарная кольцевидная;
  • тотальная гастрэктомия.

Определив направление в терапии рака, перед оперативным вмешательством, обязательно проводится диагностическое обследование:

  • Анализ крови.
  • Электрокардиограмма.
  • Проверка функциональности внутренних органов:
    • УЗИ;
    • рентген.

Вернуться к оглавлению

Хирургическое лечение

Органосохраняющие операции при раке желудка проводят, когда опухоль диагностируют на ранних стадиях. Используя эндоскопическое оборудование, хирург иссекает опухоль. При этом не повреждаются здоровые ткани. На поздних стадиях резекция при раке бывает частичной или полной:

  • Субтотальная. Подразумевается удаление практически полностью, то есть в верхней части органа остается участок 2—3 см шириной.
  • Гастрэктомия. Удаление желудка полностью проводится чаще при опухоли в верхнем его отделе.
Как жить после удаления желудка при раке
В ходе оперативного вмешательства специалист либо частично удаляет желудок, либо проводит гастрэктомию.

Операция при раке желудка проходит под общей анестезией. Начинается все с установки зонда, который выводит скапливающуюся жидкость из полости брюшины. При помощи лапароскопического доступа врач осматривает состояние органа, только после этого проводит разрез. Дальнейшие действия зависят от типа оперативного лечения:

  • Частичное удаление. Позволяет больному после реабилитации вернуться к полноценной жизни. В ходе операции врач специальными инструментами удаляет поврежденные ткани, предварительно отсоединив их от пищевода, кишечника. Остатки желудка присоединяют к кишечнику.
  • Тотальная резекция. Гастрэктомия при раке желудка подразумевает отделение органа полностью от пищеварительного канала и кишечника, которые впоследствии соединяются друг с другом. Срок жизни после проведения такого лечения может сократиться.

После удаления хирург осматривает брюшную полость, убеждаясь в отсутствии истечения крови. После этого накладываются финальные швы. Дренажная трубка остается на несколько дней, затем извлекается. В тяжелых ситуациях, когда шансов на избавление от рака нет, хирург создает обходной путь для пищи, опухоль не удаляется.

При наличии метастаз проводится иссечение органов, в которых они находятся.

Вернуться к оглавлению

Как проходит реабилитация?

Как жить после удаления желудка при раке
В период реабилитации необходимо тщательно придерживаться специальной диеты, которая поможет органу адаптироваться.

Период восстановления — это процесс, который требует особого внимания и терпения. Он длится от нескольких недель до месяцев. В первое время, чтобы после резекции желудка ЖКТ адаптировался к новым условиям, больному приходится наладить режим питания. Во избежание попадания непереваренной пищи в кишечник важно понимать как правильно и какую еду нужно принимать. Основные рекомендации следующие:


  • Пищу нужно принимать чаще, небольшими порциями.
  • Еда должна быть отварная или паровая, без специй.
  • В рацион должны входить белковые продукты.
  • Сводится к минимуму потребление сахара.
  • Запрещено копченое, жареное и маринованное.

Вернуться к оглавлению

Возможные осложнения

Удаление желудка при раке не может остаться незамеченным для организма. Больному придется столкнуться с множеством негативных последствий. К наиболее частым относятся такие последствия:

  • Малокровие. В первые дни возникает из-за кровотечения, такое состояние норма. В более поздний период анемия обусловлена недостатком выработки фермента (фактор Кастла), который образуется именно в ЖКТ. Корректируется приемом лекарственных препаратов.
  • Анастомозит. В области искусственно созданного соединения сосудов появляется воспаление. Устраняется медикаментозным лечением, может понадобиться повторное наложение анастомоза.
  • Истечение крови. Возникают довольно часто после операции, поэтому все пациенты первое время находятся под контролем в реанимации.
  • Наполнение тонкого кишечника. Физиологически кишка не адаптирована к приему большого количества пищи, от переедания она переполняется.
  • Изжога. После удаления желудка воздействие на нижний отдел пищевода желчных кислот приводит к изжоге.

Вернуться к оглавлению

Прогнозы выживаемости

Как жить после удаления желудка при раке
Отсутствие желудка на продолжительность жизни не влияет, поэтому важно соблюдать рекомендации, которые приведут к долголетию.

Жизнь после резекции желудка построена на ежедневном выполнении своеобразных правил. Но учеными доказано, что отсутствие органа не влияет на длительности жизни. В ближайшие 5 лет остается вероятность повторного развития онкологии. Если в это время рак желудка после операции не вернулся и не произошло возникновения вторичных очагов болезни в других органах, можно говорить о полной победе над заболеванием.

Но если так сложилось, что после удачно сделанной операции и быстрой реабилитации в течение 5 лет были повторно обнаружены раковые клетки, то такие люди редко живут больше 10 лет. Все дело в том, что повторная опухоль развивается быстрее первичной, а ослабленный сильной потерей веса и плохим усвоением питательных веществ организм не может в полную силу бороться с болезнью.


Источник: InfoOnkolog.ru

26 апреля 2018 — 3 года и 4 дня после гастроэктомии 

22 апреля я отпраздновала три года со дня операции. Тогда я распрощалась со своим желудком и находящейся в нем аденокарциномой. Эта запись о том, на что может быть похожа жизнь через три года после лечения рака желудка 3 стадии. Как всегда, я очень надеюсь, что наблюдения за собой, помогут не только мне самой, но и людям, которые недавно столкнулись с похожим диагнозом или уже начинают обживаться в новом теле, где нет желудка. А также тем, кто поддерживает больных раком желудка.

Текст будет длинным. По себе помню, что я вычитывала от первой до последней буквы дневники людей, перенесших гастроэктомию, в надежде узнать, что же там в будущем. А когда было уже нечего читать, я читала все заново в поисках упущенных деталей. Мне были интересны нюансы обыденной жизни: что они едят, как долго они едят, куда они ходят гулять, как они спят, что их радует. Из этих дневников я старалась составить хотя бы примерную карту собственного будущего. Мне очень помогло.

Итак, предыдущая запись была сделана очень давно (1 год и 10 месяцев назад). Люди даже стали писать мне на личную почту с вопросом жива ли я. Всем ответила в письмах. Я жива. Жива на 200%. Перестала писать потому, что уже привыкла к новой жизни, и мой безжелудочный быт перестал состоять из маленьких подвигов и преодолений. В общем, не было достойных сюжетов)))


Правда неделю назад у меня случилось одно гастрономическое достижение: я съела 2,5 пышки с сахарной пудрой! Это практически история победы над собой. Я очень боялась пышек. Если я представляла себе еду, которая может мне причинить много проблем, то это ПЫШКИ. Но вот недавно мы с сыном и племяшками зашли в пышечную на Конюшенной улице. Я намеревалась просто попить чаю и даже не смотреть в сторону пышек. Но дети ели так вкусно…  Я подумала: «в крайнем случае меня накроет демпингом и гипогликемическим приступом одновременно…но ведь не впервой…отсижусь на скамеечке…а ведь может и обойдется…». Я оооооочень медленно съела первую пышку (все остальные съели за это время 10), потом я также медленно съела вторую (все остальные съели еще по 10). а потом еще еще половинку. которая уже не поместилась в детей. И (тадам!) даже тяжести в животе не было. Не так они были страшны, эти пышки, как я себе представляла. Обычная сухая печенюха может причинить гораздо больше сложностей. В записи от 22 апреля 2016  надо было писать не про «последнюю пышку», а про «крайнюю», как говорят моряки и летчики.

Перехожу к делу.


Через три года после гастроэктомии…

Я могу есть практически все, но при трех условиях: есть медленно, жевать тщательно и не начинать с углеводов. Эти привычки спасают от демпингов и приступов реактивной гипогликемии (резкое падение сахара в крови). Начинать с белков или жиров мне посоветовал мой хирург (Ельцин С.С.) и это всегда работает. В качестве тизера напишу, что теперь я могу есть йогуртовые торты, пиццу, макароны, бутерброды с мясом или рыбой, запеканки, сырые фрукты и овощи. Подробнее читайте в списке в конце текста.

Я могу работать и находиться больше 6 часов без еды, не теряя энергии. Помню этот страх первых шести месяцев: уйти далеко от собственной кухни и остаться надолго без еды. На фоне астении мне было страшно потратить каждую калорию без возможности быстро восполнить ее едой.

Уже через 1,5 года, когда мои 8 килограмм вернулись ко мне, я смогла и уходить из дома надолго, и путешествовать, и ездить в командировки, и даже пару раз провести 8-часовые мероприятия на сцене без возможности отлучиться поесть.

Справедливости ради стоит сказать, что ежедневный 8-часовой рабочий день – это не самый удобный график, потому что бывают часы и дни тотального падения энергии, когда нужно просто прикинуться опоссумом и отлежаться.

Я могу есть в общепите. Даже в фастфуде могу кофе выпить. Я не рискну есть уличную еду, но обычное кафе, ресторан или столовая – совершенно нормально переносятся моим организмом. В первый год я была уверена, что двери кафе для меня теперь навсегда закрыты, ведь больше нет желудка, а без него нет и защиты организма от бактерий. Но за три года у меня не было ни одного отравления (ну или они прошли как-то незаметно для меня).


Я могу устоять перед многими вирусами. С апреля 2015 года я ни разу не болела ОРВИ и только 1 раз кишечным гриппом, тогда как мои близкие осенью и весной успевают несколько раз заболеть этими благородными Петербургскими заболеваниями. Причем, если болеет ребенок, то это именно я сражаюсь на передовой под открытым вирусным огнем: бегаю с тазиками, обтираю мутную физиономию «тошнящегося», меняю полотенца и даю лекарства. И вот: заразилась только один раз.

Я могу выдерживать физические нагрузки: таскать сумку с ноутбуком весь день, быть на ногах по 7-10 часов к ряду, подниматься на десятый этаж по лестнице без усталости, ходить на длинные расстояния, бегать за транспортом на каблуках и все прочее в этом духе. Кстати, по желанию сорваться побежать, чтобы успеть на автобус или троллейбус, я диагностирую хороший уровень энергии.

Я могу спать в любой позе.  Первые 6 месяцев после операции я спала сидя. В какой-то момент мне казалось, что мой копчик снова превращается в хвост, так он остро мною ощущался. После второй операции по реконстукции анастамоза желчь перестала иметь открытый выход в мой пищевод, и я теперь могу спать хоть вверх ногами. А также я могу нагибаться после еды, приседать и вообще свободно двигаться. Больше не надо «стоять столбиком».


Я могу жить и радоваться жизни. Ко мне вернулись все мои хобби и интересы, которые были до операции. Я по-прежнему хожу в музеи, кино и театры, езжу в путешествия, пою и танцую при желании, иногда снимаюсь в кино. Как и многие люди в похожей ситуации, я снова начала ценить те вещи, которые раньше считались чем-то  самим собой разумеющимся.  «Безнаказанно» съесть кусок торта, спать на животе, весь день быть бодрой и хорошо соображать, посмотреть закат – это же все просто праздник какой-то.  А еще я стала свидетелем того, как быстро вырос мой сын. У него вдруг в один момент отросли усы и сломался голос. Вот:  я – уже мама подростка, а когда начала лечение, была мамой маленького мальчика.

Побочные эффекты и синдромы через три года после гастроэктомии

Демпинг синдром

Сейчас он случается очень редко, как и обещал мне хирург. Первый год демпинг накрывал мой организм почти после каждого приема пищи, даже после двух ложек гречки с маслом. Он  был очень ярко выражен: сильно билось сердце, пробивал пот, поднималась температура, кружилась голова, охватывала слабость. Сейчас демпинг случается только тогда, когда я позволяю себе очень быстро съесть что-то большое и проявляется либо сонливостью, либо каким-то одним из прежних проявлений, например, только сердцебиением. Важно, что 90% демпингов я могу избежать, если не буду хулиганить.

Реактивная гипогликемия

На английском люди называют этот приступ эпично: «sugar crash» – крах сахара или сахарный обвал. Это резкое падение уровня сахара в крови, вызванное выбросом большого количества инсулина в ответ на очень быстрое поступление углеводов в организм. Ощущается очень противно. Сначала происходит внезапное падение настроения, раздражение, даже иногда злость. Все как-то эмоционально меркнет.  Потом появляется ощущение, похожее на захватывание духа, как на качелях, но только с негативным оттенком, как от страха. Затем слабость в коленях и локтях,  жар,  дрожь во всем организме, усталость, помутнение зрения и потом хоть падай на месте.  На этапе локтей лучше бы уже принять меры, так как в этот момент уровень сахара в крови может быть меньше 2, а это уже очень опасно. Сладкий чай, таблетка глюкозы, кусочек сахара помогут быстрее, чем конфетка или печенье.

Первый год я носила с собой Акучек и при таких состояниях измеряла уровень сахара. Но сейчас «я узнаю эту мелодию с первой ноты» и сразу съедаю пакетик сахара. Как и в случае с демпингом, 90% гипогликемических приступов я могу предугадать и избежать.

Непроходимость анастамоза

Застревание пищи в анастомозе было обычной историей в самом начале пути. Я помню, как не могла проглотить черничину, маленькую горошинку зерненого творога, одну «хлопьинку» овсянки. Чтобы справиться с вопросом, я делала бужирование и дилатацию для расширения отверстия в анастомозе и это очень помогло. (Кому интересно, делала это у прекрасного специалиста Щетинина Виктора Николаевича). Совсем недавно я поняла, что в сужении анастамоза в первые месяцы был свой смысл: меня не одолевали демпинги, потому что пища поступала в организм буквально по капелькам.

Сейчас эта проблема возникает очень редко. Иногда из-за какого-то небольшого кусочка возникает целый затор, а иногда даже недобросовестно прожёванная мандариновая долька пролетает незаметно.

Если пища застревает, то ощущение не из приятных: больно и трудно дышать и говорить. Надеяться, что глоток воды поможет ситуации, не стоит. И ждать, что на помощь придет гравитация и все провалится, тоже не стоит. Там в пищеводе происходит интересный процесс: кажется, что застрявший кусочек стимулирует выделение прозрачной и вязкой секреции, которая его обволакивает и еще больше заполняет объем пищевода. Короче, простите за мой французский, но надо не мучиться, а просто пойти и извлечь все это из себя. Тяжело описать как именно это сделать. Могу посоветовать получше наклониться, чтобы пищевод тоже был обратно наклонен в сторону «входа». Дальше организм сообразит.

Сбой в усвоении витаминов и микроэлементов

В первый год я делала исследование на витамины и микроэлементы в организме. Результаты показали ферментную недостаточность. Креон был мне в помощь! Даже вес стал быстрее набираться.

Через два года, как и предупреждал меня  химиотерапевт, закончился запас B12. Он был в несколько раз ниже нижней границы.  Ситуация легко исправилась месячным курсом уколов цианокобаламина в мягкое место в родной поликлинике.

Уровень железа до февраля 2018 не поднимался выше 97. Прием таблеток не исправил ситуацию и я сделала три капельницы под наблюдением гематолога. И ( вуаля) 107. Такого праздника на моей улицы еще не было. Организм при 107 гораздо лучше чувствует себя, чем при 97.

Желчные пары и рвота

Это мой кошмар первые 7 месяцев после операции. Желчь, как лава, поднималась в пищевод и все обжигала. Мне было больно пить даже воду. Спасла операция по реконструкции анастамоза, которую, как и гастроэктомию, сделал Сергей Станиславович Ельцин. После нее началась жизнь совсем другого качества. Сейчас, если я съем что-то очень желчегонное, я могу ощущать пары желчи. Это не приятно, но все-таки не ужас-ужас-ужас. В такие моменты я просто сижу в постели вертикально и пью воду. Проходит минут за 15. Так что смешная рекомендация в одной больничной выписке «спать с возвышенным концом» больше не актуальна.

 Ощущение «пробоины» в теле

Не сразу после операции, а где-то через 2 месяца, я стала испытывать ощущение «пробоины» в организме. Визуально снаружи человек без желудка выглядит абсолютно целым, но внутреннего ощущения целостности нет. В какие-то моменты первого года во время еды мое сознание даже визуализировало такую картинку: я проглатываю кусочек, а он проваливается в пропасть, в какую-то черную дыру.

Почти два в течение каждого дня было и тридцати минут без того, чтобы я мысленно не «нащупывала» то место, где был желудок. Я ощущала, что его нет.

Сейчас я не думаю об этом. Ощущение «пробоины» возникает очень редко в моменты какой-то физической слабости или стресса, но проходят очень быстро, особенно если переключаться на что-то очень хорошее.

До сих пор, те дни, когда я не вспоминаю о том, что у меня нет желудка — это самые счастливые дни.

Страх перед едой

Первые месяцы я боялась еды. Я боялась, что она причинит мне либо боль, либо усталость, либо вызовет извержение желчи. Однажды случилась даже паническая атака во время поедания обычного супа с овощами. Сейчас я ем спокойно, но бдительно))) Я всегда прикидываю, могу я это есть или нет, каковы могут быть последствия и пр. Но! Бывают такие подарки судьбы, когда в хорошей компании и в прекрасном настроении я просто ем и наслаждаюсь едой.

В общем, жизнь без желудка в моем случае мало чем отличается внешне от жизни обычного человека. Конечно. если вычеркнуть эти три года метаморфоз и представить, что сегодня прежняя Полина проснулась в этом новом теле, то она бы многому удивилась в течение дня. Но все-таки эта жизнь очень хороша. 

Но этот дневник не только о жизни без желудка, он еще и о жизни с диагнозом «рак». А в этом вопросе для меня история на сегодняшний день еще не совсем закончилась. Перед новым годом в декабре 2017 у меня был найден метастаз в правом яичнике – прощальный подарок от аденокарциномы желудка. Правый яичник был вырезан, а мне назначен повторный курс химиотерапии Xelox (Капецтабин + Оксалиплатин). На сегодня 5 курсов позади. Впереди последний.

Этот метастаз – классика развития рака желудка у женщин. О нем меня сразу после гастроэктомии предупреждал мой хирург. И в принципе я поймала его достаточно рано. Этот метастаз зовется Метастазом Крутенберга.

Могла ли я сама повлиять на его появление, простимулировать или наоборот предотвратить? Скорее всего нет. Факторы, располагающие к его появлению – это мой относительно молодой возраст и 3 стадия исходного рака. Какая-то клеточка-диверсант уплыла по лимфе или крови, осела и в благоприятный момент ожила. Что стало этим благоприятным моментом – скачек ли иммунитета, влияние какого-то канцерогена, кармические недоработки – я не знаю. Я рада тому, что природа подарила девочками два яичника, и мой левый пока держится молодцом. Вырезать его заранее я пока не собираюсь. Теперь каждые три месяца делаю МРТ малого таза и УЗИ. Возможно, после последнего курса химии сделаю ПЭТ-КТ.

Кстати, этот курс химии я переношу гораздо легче, чем прошлый. Без астенических синдромов. За 5 дней я прихожу в порядок и продолжаю жить нормальной жизнью. Это еще одно доказательство того, что организм без желудка может быть сильным.

В завершение этого трактата хочу сказать, что со дня операции и в течение первого года были моменты, когда я не рассчитывала на полноценную жизнь или даже на жизнь вообще. Тогда мне очень помогали мои врачи: хирург Ельцин Сергей Станиславович и химиотерапевт Рыков Иван Владимирович. Они всегда говорили мне какие из моих состояний являются временными и говорили так, что я верила.  Мне очень помогли дневники других людей и поддержка моих близких. Желаю каждому, кто столкнулся с этой болезнью, такой поддержки. И еще: я не жалею ни об одном дне прошедших трех лет. Все имело свой смысл. 

 


 

Меню через три года после гастроэктомии

  1. Белки и жиры. Рыба, мясо, яйца, сыр — с самого начала составляли основу диеты и никуда с тех пор не уходили. Но сейчас я ем их не в виде пюре или суфле, а в самых обычных агрегатных состояниях: фарш, филе, стейк и пр. Еще я могу есть рыбу слабой соли (а однажды натрескалась даже сига холодного копчения, правда с последствиями). Я могу есть шашлык, но в оооочень ограниченном количестве. Удивлюсь, как в людей влезает по 3-4 шампура. Даже смотреть страшно. Паштет из печени – любовь этих двух лет. Но, конечно же, самоприготовленный. И да, спасибо тому, кто придумал студень! 
  2. Овощи.  Отварные, печеные и сыре. Помидоры, огурцы, перец, всякие разные салаты, включая рукколу и даже немного красного лука. Греческий салат снова в сборе. А еще я могу грызть морковку.
  3. Кислая капуста. Да! Я могу ее есть, особенно в сочетании с картофельным пюре.
  4. Фрукты. Все. В сыром виде. Особенно радуюсь, что могу есть виноград, мандарины и апельсины. Я не делаю из фруктов никаких пюре и смузи, ем обычным кусательно-жевательным способом.
  5. Хлеб. Очень медленно я могу есть практических любой хлеб, не только зерновой. Галеты, сухарики, крекеры. Но не часто и не много. Примерно месяц назад я начала есть даже обычные «Столичный» и «Столовый». И, о чудо, я могу есть пиццу! Особенно на настоящем тонком тесте. 3 куска, съеденных размеренно и с наслаждением, – это в порядке вещей. От пиццы у меня еще ни разу не было падения сахара в крови.
  6. Вместе с хлебом ко мне вернулись и бутерброды. Они вполне возможны при двух условиях: белка и жира на них должно быть в 2 раза больше чем хлеба и есть их нужно очень медленно.
  7. Кофе. Иногда я могу выпить за день 3 чашки заварного кофе с молоком, который я очень люблю. Латте, каппучино, американо очень меня радуют.
  8. Блины с жирной или белковой начинкой. День рождения моего сына пришелся на конец масленицы, и я напекла огромном количестве. Все ели и я тоже.
  9. Кисломолочные продукты. Ряженка, кефир, йогурты, творог – все могу. Иногда смешиваю их с запечёнными мюслями, но есть такой десерт надо в два раза медленнее.
  10. Мороженое. Могу) Фрукты с мороженым – идеальный вариант десерта для меня
  11. Торты. Почти не ем. Но если один кусок торта есть в течение 20-30 минут и после какого-то белкового блюда, то можно и справиться. Я ела Наполеон, Медовик, Тирамису, Чизкейк. Справедливости ради могу сказать, что я перестала их особенно любить. И часто после таких десертов остается ощущение тяжести и подташнивания. Так что уж лучше мороженку или сыр с фруктами.
  12. Гарниры и каши. Удивительно, но иногда макароны идут лучше, чем гречка или овсянка. Достаточно долго овсянка при каждом приеме вызывала у меня демпинг-синдром и гипогликемию. Так что на время я от нее отстала, и мы пока не мучаем друг друга. Рис хорошо идет с овощами и маслом, но суши вызывают гипоглекимию. В общем, идеальным гарниром остаются овощи.
  13. Супы. Борщ, солянка, щи, уха – все снова мне доступно. Крем-супы (из тыквы, брокколи, шпината) также подходят, но если в них нет большого количества муки.
  14. Шоколад. Практически любой, но оооооочень мало и ооооочень медленно.
  15. Сытные салаты: «Оливье», «Рыба под маринадом», «Селедка под шубой» и белковая вакханалия салат «Мимоза» — опять в моем рационе. Новый год спасен!
  16. Алкоголь. Красное сухое вино я стала позволять себе в разбавленном виде уже через 8 месяцев после операции. И это помогало с аппетитом. Сейчас могу пить и белое, и розовое, и даже игристое, но надо держать себя в руках: без желудка градус добирается до места назначения гораздо быстрее. Пока окружающие только разогреваются к бокалу четвертому, я после двух бокалов вина уже прилично хороша, а после трех уже неприлично хороша.Так что чередовать глоток вина и глоток воды — это вариант. Да, и еще, даже от небольшого количества вина, на следующий день бывает случается неслабое похмелье. Это состояние «ватной головы» напоминает мне отчасти состояние во время химиотерапии, что очень неприятно.

 

В принципе, можно было просто написать, что я могу есть все, кроме сдобных плюшек, только очень медленно. Но, надеюсь, кому-то интересны детали, как были интересны мне. Еще стоит добавить, что у каждого рацион свой, но все-таки к третьему году он становится очень обширным и сильно отличается от больничного первого стола.  

Источник: polina191.wordpress.com

Методы хирургического лечения

Выбор тактики и объема оперативного вмешательства зависит от локализации опухоли и степени распространенности онкологического процесса. Во время операции орган может быть удален полностью или частично.

В некоторых ситуациях требуется удаление соседних структур, пораженных опухолью (селезенки, части поджелудочной железы, пищевода и печени, петлей кишечника).

Целью хирургического лечения является полное иссечение опухоли в здоровых тканях со всем связочным аппаратом и близлежащими лимфоузлами, которые в первую очередь поражаются метастазами.

От того какое количество лимфоузлов будет удалено, во многом зависит успех операции и прогноз выживаемости. Согласно современным международным рекомендациям, диссекции (удалению) подлежат не менее 15 регионарных лимфатических узлов.

Основные методы хирургического лечения:

  • тотальная гастрэктомия;
  • субтотальная (частичная) резекция, которая подразделяется на дистальную и проксимальную.

Тотальная гастрэктомия – полное удаление органа, обоих сальников, клетчатки и регионарных лимфатических узлов. Операция показана при опухоли, расположенной в средней трети желудка, раке макроскопической формы роста, синдроме наследственного диффузного рака и недифференцированных формах патологии.

В результате вмешательства формируется пищеводно-кишечный анастомоз: пищевод напрямую соединяется с тонким кишечником.

Проксимальная субтотальная резекция проводится при экзофитной опухоли дна и верхней трети желудка, которая не распространяется на розетку кардии. По окончании операции накладывается анастомоз между желудком и пищеводом.

Дистальная резекция показана при экзофитном опухолевом процессе в антральном отделе (рак нижней трети) или небольшой опухоли в средней трети желудка.

Операция может быть выполнена двумя способами:

  1. по Бильрот 1─ удаляется 1/3 желудка, формируется гастродуоденальный анастомоз по типу «конец в конец»;
  2. по Бильрот 2 – удаляется 2/3 желудка, накладывается анастомоз «бок в бок» между культей желудка и тощей кишкой, с частичным выключением двенадцатиперстной кишки из процесса пищеварения.

Оперативный доступ выбирается с учетом локализации опухоли и общего состояния пациента. Разрез делается по грудной клетке в области ребер (чрезплевральный доступ) или по передней брюшной стенке (чрезбрюшинный доступ). Послеоперационный рубец может располагаться как на грудной клетке, так и в средних отделах брюшной полости.

Подготовка к операции

Перед хирургическим вмешательством, с целью уточнения стадии заболевания и выработки плана лечения, проводится ряд диагностических мероприятий:

  • Сбор анамнеза и физикальный осмотр
  • Развернутый анализ крови (общий и биохимический)
  • Клинический анализ мочи
  • Анализ кала на скрытую кровь
  • ЭКГ
  • Рентгенологическое обследование грудной клетки в двух проекциях
  • УЗИ органов брюшной полости
  • КТ, МРТ пораженной области
  • Гастроскопия с гистологией биоптата
  • Анализ на онкомаркеры СА 72-4, РЭА, Са 19.9
  • Колоноскопия
  • Предоперационная диагностическая лапароскопия показана пациентам с тотальным и субтотальным поражением желудка. Данное исследование проводится с целью исключения канцероматоза брюшины и определения метастазов в органах брюшной полости, которые не были обнаружены неинвазивными методами.
  • При наличии показаний назначается дополнительные клинические обследования и консультации врачей-специалистов.
  • При повышенном риске инфекционных осложнений показан прием антибактериальных препаратов.
  • За несколько недель до оперативного вмешательства пациенту необходимо начать придерживаться специальной диеты с отказом от агрессивной пищи. Продукты употребляются преимущественно в измельченном виде, малыми порциями.
  • За 7─10 дней до проведения операции отменяется прием антикоагулянтов и нестероидных противовоспалительных препаратов.
  • Немаловажное значение имеет психологический настрой больного и вера в скорейшую победу над недугом. Поддержка родственников и друзей помогает настроиться на положительный результат лечения.

Противопоказания

Операция на желудке при раке не всегда целесообразна:

  • Отдаленные метастазы в органах и лимфатических узлах. В такой ситуации оперативное вмешательство проводится исключительно при наличии жизненных показаний, при развитии грозных осложнений: кровотечение, перфорация, опухолевый стеноз. Лимфодиссекция в этих случаях не производится.
  • Серьезная декомпенсированная патология органов и систем.
  • Нарушение свертывающей системы крови.
  • Крайнее истощение.
  • Перитонит.

Возраст не является препятствием к проведению оперативного лечения.

Последствия операции по удалению желудка при раке

Удаление желудка – технически сложная и рискованная операция, которая может привести к ряду осложнений:

  • кровотечение;
  • расхождение внутренних и наружных швов;
  • послеоперационная пневмония;
  • тромбоэмболия.

Практически после каждой операции на желудке развиваются разного рода функциональные и органические расстройства, связанные с перестройкой процесса пищеварения:

  • демпинг-синдром;
  • анастомозит;
  • синдром приводящей петли;
  • рефлюкс желчи;
  • гипогликемический синдром;
  • анемия;
  • синдром малого желудка, ранняя насыщаемость;
  • диспепсические расстройства: тошнота, отрыжка, рвота;
  • пищевая аллергия.

Что касается летальности, то при гастрэктомии она составляет около 10%.

Послеоперационный период

Адекватное ведение послеоперационного периода помогает избежать осложнений и способствует быстрой реабилитации.

Непосредственно после операции больному должен быть обеспечен оптимальный уход в отделении интенсивной терапии, круглосуточное наблюдение за жизненными функциями и достаточное обезболивание. Обычно пациент находится в реанимации от 1 до 3 дней.

В первые дни назначается строгий постельный режим.

Для профилактики застойной пневмонии, начиная с раннего послеоперационного периода, проводится дыхательная гимнастика.

После тотального удаления желудка первые дни обеспечивается парентеральное питание (внутривенные капельницы), затем больного переводят на энтеральное питание через зонд или еюно- или гастростому.

Энтеральное питание обеспечивает максимальное щажение пораженных органов и скорейшее заживление операционной раны. В сутки должно вводиться не менее 2─3 литров питательных растворов.

Необходимо постоянно контролировать уровень электролитов и кислотно-щелочное равновесие и при необходимости незамедлительно коррегировать их.

Сердечно-сосудистые и антибактериальные средства назначаются по показаниям.

Химиотерапия после удаления желудка при раке

Из-за высокой вероятности скрытых опухолевых процессов, для удаления микрометастазов, которые остались после радикального удаления опухоли, применяется адъювантная химиотерапия. Оптимально начинать цитостатическую терапию в ближайшие дни после операции.

Существуют различные схемы химиотерапевтического лечения. В качестве стандарта при распространенном раке, применяются комбинации химиопрепаратов, которые в отличие от монотерапии, значительно увеличивают процент выживаемости.

Препараты подбираются индивидуально в зависимости от стадии заболевания, гистологической картины, состояния пациента и сопутствующей патологии.

Основные препараты для химиотерапии рака желудка:

  • Фторафур
  • Адриамицин
  • 5-фторурацил
  • Мимомицин С
  • УФТ, S1
  • Полихимиотерапия: FAM, EAP, FAP и др.

Рекомендовано проведение 6─8 курсов химиотерапии, с последующим наблюдением динамики. Длительность химиотерапевтического лечения обусловлена циклическим делением клеток, в результате чего не все раковые клетки одномоментно могут быть подвержены воздействию цитостатических препаратов, что приведет к рецидиву заболевания.

Диспансерное наблюдение

Удаление желудка не является стопроцентной гарантией излечения, поэтому с целью предупреждения рецидивирования, пациентов ставят на диспансерный учет и проводят периодический контроль состояния.

В первые 2 года после операции профилактический осмотр проводится каждые 3─6 месяцев, через 3 года ─ 1 раз в полгода, через 5 лет после операции показаны ежегодные осмотры или внеплановые обследования при наличии жалоб.

Если риск рецидива повышен, то интервал между профилактическими осмотрами сокращается. Объем профилактического обследования определяется индивидуально по клиническим показаниям.

Рецидив рака

Рецидивирование рака желудка после радикального лечения наблюдается в 20─50% случаев. Повторный онкологический процесс может развиться через несколько месяцев или через несколько лет после проведенной операции.

Если рецидив ранний, то вторичная опухоль чаще всего определяется в области анастомоза, если поздний – в области малой кривизны, кардии или стенки культи.

Резидуальный рак возникает в трехлетний срок с момента проведения операции – ранний рецидив. Повторный рак развивается после трех лет с момента удаления первичного новообразования.

Основной причиной рецидива являются раковые клетки, не удаленные в момент операции. Вероятность возобновления опухолевого процесса зависит от стадии заболевания и составляет 20 % при I и II стадии, 45% при III стадии. Наиболее подвержены рецидивированию низкодифференцированные формы рака.

Прогноз при рецидиве серьезный. Средние показатели выживаемости не превышают 25 %.

Реабилитация после операции

Длительность восстановления отличается в каждом конкретном случае. Минимальный срок реабилитации составляет не менее 3х месяцев. При соблюдении рекомендаций можно жить вполне полноценной жизнью, без серьезных ограничений.

В период формирования рубца рекомендовано ношение абдоминального бандажа. Это значительно ускорит заживление послеоперационной раны, снизит риск возникновения грыж, зафиксирует органы в правильном положении и уменьшит болевой синдром.

В первые 6 месяцев после хирургического вмешательства запрещаются тяжелые физические нагрузки и поднятие тяжестей с целью профилактики образования грыж.

По этой же причине:

Следует избегать запоров, сильного кашля, чихания. Физические упражнения проводятся без вовлечения мышц брюшного пресса.

После операции развивается дефицит витаминов, который восполняется с помощью лекарственных препаратов. При тотальной гастрэктомии назначаются инъекции витамина В12.

Крайне важно сохранять двигательную активность: легкая гимнастика, пешие прогулки на свежем воздухе, посильная работа по дому – все это способствует скорейшей реабилитации.

Строгое соблюдение назначенной диеты и режима питания – основная составляющая успешного восстановления. Необходимо полностью исключить из рациона запрещенные продукты.

Большое значение имеет психологический аспект. Человек не должен выключаться из общественной жизни. Занятие любимым делом, общение с друзьями и положительные эмоции благотворно влияют на процесс реабилитации.

Прогноз выживаемости — сколько живут после операции

Прогноз срока жизни зависит от стадии, на которой было обнаружено заболевание, формы роста опухоли, наличия скрытых метастазов, общего состояния и возраста больного. В среднем, пятилетняя выживаемость после оперативного вмешательства составляет около 40%.

Рак желудка – серьезная, часто рецидивирующая патология с агрессивным течением, но при комплексном подходе к лечению и позитивном психологическом настрое пациента, вполне возможно добиться длительной ремиссии, а на начальных стадиях даже полностью излечить недуг.

Источник: bolvzheludke.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.