Тнрмж медиана выживаемости


Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. Обзор литературы 11

1.1. Рак молочной железы с тройным негативным фенотипом определение понятия «тройной негативный фенотип» 11

1.2. Эпидемиология и факторы риска развития 19

рака молочной железы с тройным негативным фенотипом

1.3. Клинико-морфологические особенности рака молочной железы с тройным негативным фенотипом 21

1.4. Адъювантная терапия рака молочной железы с тройным негативным фенотипом 28

1.5. Неоадъювантная терапия рака молочной железы с тройным негативным фенотипом 31

1.6. Диссеминированный рак молочной железы с тройным негативным фенотипом 40

1.7. Исследуемые подходы к терапии рака молочной железы с тройным негативным фенотипом 42

1.7.1. Препараты платины и другие алкилирующие цитостатики 42

1.7.2. Антиангиогенная терапия рака молочной железы с тройным негативным фенотипом 51

1.7.3. Таргетная терапия распространенного рака молочной железы с тройным негативным фенотипом 58


1.7.4. PARP-ингибиторы в терапии рака молочной железы с тройным негативным фенотипом

1.7.5. Иммунотерапия рака молочной железы 63

с тройным негативным фенотипом 63

Глава 2. Материалы и методы 65

2.1. Методология исследования 65

2.2. Характеристика клинических наблюдений (все анализируемые больные) 68

2.3. Статистический анализ 81

Глава 3. Результаты 83

3.1. Популяционный анализ 83

3.2. Рак молочной железы без отдаленных метастазов 84

3.2.1. Отличительные особенности рака молочной железы с тройным негативным фенотипом 84

3.2.2. Факторы прогноза течения рака молочной железы с тройным негативным фенотипом 89

3.2.3. Неоадъювантная терапия при раке молочной железы с тройным негативным фенотипом 106

3.2.4. Адъювантная химиотерапия при раке молочной железы с тройным негативным фенотипом 124

3.2.5. Сравнительная эффективность адъювантной и неоадъювантной терапии при первично-операбельном раке молочной железы с тройным негативным фенотипом 132

3.3. Метастатический рак молочной железы с тройным негативным фенотипом 134

3.3.1. Прогностические факторы при метастатическом раке молочной железы с тройным негативным фенотипом 134

3.3.2. Эффективность химиотерапии I линии лечения метастатического рака молочной железы

с тройным негативным фенотипом 143

3.3.3. Предсказательные факторы при метастатическом раке молочной железы с тройным негативным фенотипом 147

Заключение 151

Выводы 163

Практические рекомендации 166

Список сокращений 169

Список литературы


  • Клинико-морфологические особенности рака молочной железы с тройным негативным фенотипом
  • PARP-ингибиторы в терапии рака молочной железы с тройным негативным фенотипом
  • Факторы прогноза течения рака молочной железы с тройным негативным фенотипом
  • Прогностические факторы при метастатическом раке молочной железы с тройным негативным фенотипом

Клинико-морфологические особенности рака молочной железы с тройным негативным фенотипом

Особенности эпидемиологии и факторов риска ТН РМЖ также свидетельствуют об особой биологии этого подтипа опухоли. В отличие от других подтипов ТН РМЖ чаще встречается у женщин более молодого возраста (до 50 лет), африканской и испанской этнической группы. Преобладание ТН РМЖ в возрастной группе до 50 лет, возможно, является одним из объяснений худших результатов лечения молодых пациенток с РМЖ, наблюдаемых в настоящее время [ ], и одновременно свидетельствует о других механизмах возникновения ТН РМЖ. Так, например, увеличения количества доношенных беременностей является протективным фактором в отношении развития всех подтипов РМЖ, за исключением ТН РМЖ. Более того, по данным некоторых исследований беременности увеличивают шанс на развитие этого подтипа опухоли [ ].


Расовые и национальные особенности развития различных подтипов РМЖ имеют важное значение применительно к диссертационной работе. Так, по результатам исследования Lund, частота ТН РМЖ среди европейских женщин составила 13,6%, в то время как среди афро-американской группы — 33,8% [34]. Причины этого пока до конца не ясны, однако достоверно известно, что африканские женщины имеют более низкий показатель грудного вскармливания, отличаются многодетностью и конституциональными особенностями, такими, например, как избыточный вес и наличие метаболического синдрома (повышенный уровень глюкозы и триглицеридов, низкий уровень липопротеинов высокой плотности). Все эти факторы являются факторами риска развития ТН РМЖ [ , , ]. В то же время, в российской популяции представители африканской расы, которыми обогащена популяция ТН РМЖ большинства исследований, проведенных в США и странах ЕС, практически отсутствуют. Учитывая возможные этнические отличия в фармакокинетике и фармакодинамике препаратов [ ], переносимости противоопухолевой терапии [ ] результаты зарубежных исследований могут быть не полностью релевантны для популяции больных из Российской Федерации. Другой отличительной особенностью ТН РМЖ является его выраженная связь с наличием мутации генов BRCA, отвечающих за репарацию двухцепочечных разрывов ДНК — большинство BRCA-мутированных опухолей относятся к ТН РМЖ и составляют значительную долю среди больных этим подтипом РМЖ [40,41]. В большинстве случаев эти мутации являются терминальными (наследуемыми), однако встречаются и соматические мутации АО BRCA в опухолевой ткани [ ].


учетом основной функции гена BRCA, при его инактивации возникают опухоли, отличающиеся геномной нестабильностью и большой мутационной нагрузкой. Однако благодаря этим же особенностям подобные опухоли могут отличаться высокой чувствительностью к повреждающим структуру ДНК, прежде всего — алкилирующим цитостатикам ряда исследований, BRCA-ассоциированные и спорадические ТН РМЖ могут различаться по клиническому течению, чувствительности к химиотерапии и прогнозу [46]. Кроме того, для ТН РМЖ описаны варианты, при которых отсутствует выявляемая мутация BRCA, однако опухоли имеют фенотип характерный для BRCA-ассоциированного рака и обусловленной BRCA мутацией генетической нестабильности [46]. Возникновение подобных опухолей связывают с «функциональной недостаточностью» или гиперметилированием промоторов генов BRCA.

Значительные этнические отличия существуют в отношении доминирующего в различных популяциях варианта мутации генов BRCA, связанных с развитием ТН РМЖ и, по данным некоторых исследований, влияющих на прогноз больных и чувствительность к противоопухолевой терапии [47,48,49]. Согласно данным доступных исследований, превалирующим вариантом мутации BRCA в России (за исключением нескольких регионов) является BRCA1 5382insC, что значимо отличается от спектра превалирующих мутаций в других стран Европы и США[50,51,52].

К сожалению, за исключением отдельных публикаций, касающихся распространенности различных видов мутаций BRCA на территории РФ, эпидемиология и особенности ТН РМЖ в российской популяции практически не изучены, более того, в доступной литературе практически отсутствуют даже исследования, оценивающие частоту встречаемости ТН РМЖ в России.


Наиболее часто встречаемым вариантом морфологического строения опухоли при ТН РМЖ является инфильтративный протоковый рак высокой степени злокачественности, который и до появления молекулярной и ИГХ классификации расценивался как морфологический вариант опухоли с неблагоприятным прогнозом. Однако, как было сказано выше, даже на морфологическом уровне ТН РМЖ крайне разнороден — согласно ИГХ критериям к категории ТН РМЖ относятся такие редкие подвиды РМЖ как апокринный, аденокистозный и медулярный, имеющие весьма благоприятный прогноз.

В целом, ТН РМЖ подгруппа характеризуется большими по сравнению с другими подтипами РМЖ средними размерами первичной опухоли, однако, с другой стороны, при ТН РМЖ реже встречается метастатическое поражение лимфоузлов даже при значительном размере первичной опухоли. Кроме того, по данным ряда исследований, по сравнению с другими подтипами при ТН РМЖ корреляция между размерами первичной опухоли и выживаемостью выражена наиболее слабо [ ]. Возможным объяснением этого является агрессивный характер опухоли, обусловливающий раннее гематогенное метастазирование [54]. В то же время, согласно данным других исследований, действительно ранние стадии ТН РМЖ (ТІa, Tib без поражения лимфатических узлов) имеют прекрасный прогноз — 5-летняя общая выживаемость превышает 95% [31].


оме того, данные об отсутствии связи размеров первичной опухоли, поражения лимфатических узлов и выживаемости противоречивы, т.к. по данным других исследований подобная взаимосвязь все же существует. Более того, в ряде исследований размер опухоли и наличие пораженных лимфатических узлов оказались независимыми прогностическими факторами [55].

PARP-ингибиторы в терапии рака молочной железы с тройным негативным фенотипом

Одной из причин, обусловливающих резистентность опухолевых клеток к химиотерапии, является их способность восстанавливать (репарировать) вызванные химиопрепаратами повреждения ДНК. На подавление способности к репарации повреждений основан механизм нового класса противоопухолевых препаратов — PARP-ингибиторов. Тормозя активность PARP (фермента, отвечающего за репарацию одноцепочных разрывов ДНК) в доклинических исследованиях они значимо усиливали цитотоксичность химиопрепаратов. В настоящий момент проходят испытания 9 препаратов из этой группы, а при РМЖ пока только два из них — олапариб и BSI-201. Интересно, что наиболее многообещающие результаты были получены у больных с мутацией или слабым функционированием гена BRCA, отвечающего за синтез ферментов, репарирующих двухцепочечные разрывы ДНК. Возможно, именно эта группа больных окажется таргтеной для использования PARP-ингибиторов, а функциональная активность BRCA будет использовать для отбора пациентов. Данный факт является весьма важным, т.к. мутация и или недостаточная активность BRCA достаточно часто наблюдается именно при ТН РМЖ.


В исследованиях I-II фазы была продемонстрирована многообещающая активность двух PARP-ингибиторов олапариба (AZD2281; AstraZeneca) и велипариба (АВТ-888; Abbott) у больных распространенным BRCA мутированным раком молочной железы, причем независимо от молекулярного подтипа (54-56 из таргет). Однако данные дальнейших исследований монотерапии олапарибом у больных распространенным ТН РМЖ с BRCA мутацией оказались противоречивыми: в одном из исследований непосредственного эффекта удалось достичь у 7 из 13 больных (ОЭ — 54%) [ ]; в другом исследовании, включившем 15 больных не было получено ни одного объективного ответа [ ]. Комбинация олапариба с паклитакселом вызывала непереносимую гематологическую токсичность [ ], в связи с чем дальнейшее изучение препарата при BRCA мутированном распространенном ТН РМЖ было приостановлено.

Результаты ранних исследований другого PARP-ингибитора инипариба (BSI-201, Brystol Myers) в комбинации с химиотерапией оказалось более чем успешными [ ]. В рандомизированном исследовании II фазы комбинация инипариба с гемцитабином и карбоплатином позволила добиться неожиданных результатов у больных ТН РМЖ: снижение относительного риска прогрессирования болезни на 41% (медиана времени до прогрессировать составила 3,6 мес и 5,9 мес, соответственно; р = 0,01) и на 43% — относительного риска смерти (медиана общей выживаемости составила 7,7 мес и 12,3 мес; р=0,01), при отсутствии значимого усиления токсичности (таблица 9). При это следует отметить, что в исследование включались в том числе и больные, получившие 1-2 линии химиотерапии, при прогрессировании болезни после 2 курсов допускался перекрест в группу комбинированной терапии.


Результаты этого исследования легли в основу рандомизированного исследования III фазы [186]. Критерии включения и дизайн исследования были аналогичными. В исследование было включено 519 больных распространенным ТН РМЖ. Однако при анализе результатов лечения всех включенных больных, статистически значимых различий в выживаемости без прогрессирования, частоте непосредственного эффекта и общей выживаемости получено не было. В тоже время при стратификационном анализе был показано, что добавление инипариба к химиотерапии у больных, уже получавших ранее лечение (2-3 линия терапии), приводит к улучшению результатов (таблица 10).

Медиана времени до прогрессирования, месI линия ІІ-ІІІ линия 4,1 4,6 2,9 5Д 5,64,2 0,79 0,88 0,67 Эти результаты послужили основой для поиска факторов предикторов эффективности PARP-ингиботоров, одним из которых в настоящее время рассматривается статус BRCA [ ]. Продолжаются исследования по изучение эффективности инипариба как в монотерапии [49], так и в комбинации с химиотерапией ( , , ) уже у выделенной подгруппы больных ТН РМЖ — при BRCA1/2 мутированных опухолях.


кже продолжается исследование по сравнению различных режимов применения инипариба (еженедельно и каждые 2 недели) в комбинации с карбоплатином и гемцитабином у больных распространенным РМЖ (NCT01045304), исследуется эффективность инипариба и PF-01367338 в неоадъювантном режиме (NCT01204125, NCT01074970). были малоуспешны [ , , ]. Однако с появлением нового класса препаратов для иммунотерапии злокачественных опухолей — блокаторов сигнальных путей, тормозящих иммунный ответ (immune check-point inhibitors) возможно значительное изменение ситуации. Эти препараты (моноклональные антитела к CTLA-4 рецепторам цитотоксических лимфоцитов — ипилимумаб, рецептору PD-1 и его лиганду — ниволумаб, пембролизумаб) уже продемонстрировали высокую активность при меланоме и, что интересно, при немелкоклеточном раке легкого, никогда ранее не считавшемся «иммуноконтролируемым» заболеванием [191,ш]-При этом отличительной особенностью действия препаратов этого класса от ранее существовавших вариантов терапии является возможность достижения длительной (годы) неподдерживаемой, т.е. не требующей проведения постоянного лечения, ремиссии у ряда больных с метастатической болезнью [ ]. Предклинические исследования свидетельствуют о наличии предпосылок для эффективности препаратов из данного класса при ТН РМЖ [189], что подтверждается клиническими исследованиями ранних фаз. Так, в исследовании lb фазы, использование пембролизумаба (моноклональное антитело к PD-1) у 32 больных распространенным ТН РМЖ, ранее получавших стандартную противоопухолевую терапию (большинство больных получили 3 и более линий химиотерапии), позволило добиться клинической ремиссии у 18,7% из них (3,8% больных достигли полной ремиссии). Частота контроля над болезнью составила 44,5% [194].


Таким образом, на настоящий момент, химиотерапии остается основным методом лечения больных раком молочной железы с тройным негативным фенотипом. Однако результаты ее применения неудовлетворительны в данной когорте больных, и существует острая потребность в поиске новых терапевтических мишеней, воздействие на которые могло бы увеличить эффективность лечения. Применение бевацизумаба у больных ТН РМЖ показало способность увеличивать непосредственную эффективность лечения и выживаемость без прогрессирования, однако влияния на общую выживаемость больны не показано. Как и в отношении химиотерапии, очевидным является то, что ТН РМЖ неоднороден по прогнозу и чувствительности к новым видам терапии, в том числе и антиангиогенной. Это обусловливает необходимость поиска маркеров предсказания эффективности (неэффективности) ее применения у этих больных, что позволило бы использовать препараты более рационально и с большим выигрышем в целевой популяции больных. Исследования в области иммунотерапии в настоящее время находятся на ранних стадиях и данный вид терапии требует дальнейшего изучения.

Таким образом, ТН РМЖ в настоящее время представляет собой нерешенную научно-практическую проблему в области онкологии, требующую проведения дополнительных исследований как в отношении поиска оптимальных подходов к использованию уже доступных лечебно-диагностических опций, так и для поиска новых вариантов лечения, а также фундаментальных исследований в области изучения биологических особенностей заболевания.

Факторы прогноза течения рака молочной железы с тройным негативным фенотипом

С целью выявления отличительных особенностей ТН РМЖ был проведен сравнительный анализ частоты встречаемости различных демографических, клинических и молекулярно-морфологических признаков у больных различными подтипами РМЖ, не имевших отдаленных метастазов на момент установления диагноза.

Из 499 отобранных для этого анализа больных 330 имели ТН РМЖ (группа І). В группы контроля вошла 81 больная, опухоли которых были расценены как РЭ РП НЕК-2+ (группа II) и 88 больных, опухоли которых были расценены как РЗ/РІҐНЕБІ-Г (группа III).

В таблицах 22, 23 и 24 приведены данные о частоте встречаемости анализируемых характеристик в зависимости от подтипа РМЖ.

В группе ТН РМЖ чаще встречались пациентки в возрасте до 35 лет (8,8% по сравнению с 7,4% в группе HER-2+ РМЖ и 4,5% при РЭ+ РМЖ), в то время как пациентки старшей возрастной группы ( 65 лет) чаще имели РЭ+ РМЖ. Доля больных с избыточной массой тела (ИМТ 25) в группе ТН РМЖ была выше, чем в группе HER-2+ РМЖ и сопоставима с группой РЭ+ РМЖ (70,7%, 59,2% и 67,9%, соответственно).

У больных ТН РМЖ чаще встречались опухоли 5см (п=49, 14,8%) по сравнению с 2,4% при HER-2+ РМЖ (п=2), при РЭ+ РМЖ больных с опухолями 5 см в нашем исследовании не было. В отличие от данных зарубежных исследований, в анализируемой нами популяции больных при ТН РМЖ чаще, чем при других подтипах РМЖ, встречалось клинически определяемое поражение подмышечных (в 55,2% случаев), подключичных (7,6%) и надключичных (4,8%) лимфоузлов, что обусловило суммарно большую частоту встречаемости при ТН РМЖ местно-распространенных опухолей (стадии ШЬ-Шс — 32,8%) , что, возможно, связано с более агрессивным течением заболевания и быстрой прогрессией опухоли. Таблица

Экспрессия HER-2 (ИГХ), %0 1+2+ 3+ 59,735,84,50 008,6 91,4 65,920,513,60 51Д27,3 6,8 14,8 0,0001 При ТН РМЖ значимо чаще выявлялась лимфоидная инфильтрация опухоли (74,2%), вторым по частоте встречаемости был HER-2+ РМЖ, при котором лимфоидная инфильтрация опухоли выявлена в 54,5% случаев, что согласуется с данными недавно опубликованных исследований о возможном наличии «иммунного» фенотипа при агрессивных подтипах опухоли .

С учетом ранее описанных особенностей ИГХ-оценки подтипов РМЖ в исследуемой нами популяции больных минимальная экспрессия РЭ при ТН РМЖ была отмечена у 5,8% больных (п=19), минимальная экспрессия РП — у 7% (п=23), статус HER-2 расценен как «2+» у 4,5% больных (п=16). Минимальная экспрессия РЭ и РП отмечалась также и в опухолях больных HER-2+ РМЖ: 33,3% (п=27) и 29,6% (п=24), соответственно.

Таким образом, сравнительный анализ выявил, что для больных ТН РМЖ, по сравнению с остальными подтипами РМЖ характерна более высокая встречаемость клинико-морфологических признаков, ассоциирующихся с агрессивным течением болезни: возраст до 35 лет (р=0,0004), 3 степень злокачественности (р 0,0001), инвазивный рак неспецифического типа как вариант морфологического строения (р 0,0001). В тоже время в отношении других характеристик, обладающих прогностическим влиянием по данным некоторых зарубежных исследований (менструальный статус, индекс массы тела, число беременностей и родов в анамнезе), группы между собой не различались (таблица 22). Также для ТН РМЖ была характерна высокая пролиферативная активность опухоли: средний уровень Ki-67 58,2%, против 26,1% в группе РЭ+ РМЖ (р 0,0001). Высокая агрессивность ТН РМЖ также подтверждалась быстрым развитием заболевания, проявляющимся в малых сроках от первых жалоб до морфологического подтверждения диагноза: 2,3 месяца, против 4,8 месяцев в группе РЭ+ РМЖ и 3,6 месяцев в группе HER-2+ РМЖ (р=0,001). Необходимо отметить, что скорость развития опухоли при ТН РМЖ оказалась даже выше, чем при другом агрессивном подтипе HER-2+ РМЖ.

Анализ безрецидивной и общей выживаемости выявил статистически значимые различия между изучаемыми подгруппами больных: пациентки с ТН РМЖ имели наихудший прогноз. При медиане наблюдения за живущими больными, составившей на момент анализа 40,5+5,4 (от 1,0 до 171,2) месяцев, 5-летняя общая выживаемость больных ТН РМЖ составила 73,6 %, против 88,2% при HER-2+ РМЖ и 93,1% при РЭ+ РМЖ (р 0,0001). Пятилетняя безрецидивная выживаемость больных ТН РМЖ составила 70,6%, HER-2+ РМЖ — 81,7%, при РЭ+РЖМ — 89,6% (р 0,0001). (рисунок 5).

Проведение и интерпретация исследований в области ТН РМЖ во многом затруднена разнородностью этой подгруппы опухолей209 и недоступностью в рутинной практике возможности определения истинного генетического подтипа. С целью выявления доступных для рутинной практики факторов прогноза течения ТН РМЖ нами был проанализирован широкий спектр клинико-морфологических и молекулярно-генетических признаков: демографические характеристики (средний возраст, возрастная группа, менструальный статус, беременности в анамнезе); клинические характеристики (индекс массы тела, уровень С А 15.3, BRCA-статус, стадия болезни, сроки от первых жалоб до морфологического подтверждения диагноза); молекулярные и морфологические характеристики опухоли (морфологический тип, степень злокачественности, уровень Ki-67, экспрессия РЭ, РП и HER-2, размеры опухоли, мультицентричность, число пораженных лимфоузлов, наличие carcinoma in situ, лимфоидная инфильтрация опухоли, некрозы в опухоли, раковые эмболы в сосудах, экспрессия СК-5).

Прогностические факторы при метастатическом раке молочной железы с тройным негативным фенотипом

Проведенный анализ показал, что, несмотря на введение в клиническую практику новых режимов адъювантнои и неоадъювантнои химиотерапии (содержащих платиновые производные, таксаны и т.д.), более агрессивные подходы к лечению местно-распространенного ТН РМЖ (дозо-интенсивные режимы), суммарно результаты лечения этого подтипа РМЖ за анализируемый нами период практически не изменились.

В исследование было включено 78 пациенток с метастатическим ТНРМЖ: 54 (69,2%) из них имели первично-метастатический процесс (IV стадия), у остальных 24 (30,8%) отдаленные метастазы были выявлены после ранее проведенного радикального лечения ранних стадий заболевания. Среди пациенток, которым ранее проводилось лечение ранней стадии РМЖ, средний безрецидивный интервал составил 11,6+6,7 (от 3 до 23) месяцев. В составе адъювантной/неоадъювантной терапии 10 из них получали препараты платины, у 10 использовались таксаны и у 28 — антрациклины.

На момент первого выявления отдаленных метастазов наиболее частой их локализацией являлись легкие (61,5%) и кожа/мягкие ткани/лимфоузлы (44,8%), часто отмечалось наличие 2 и более зон метастатического поражения. В то же время метастазы в кости, являющиеся наиболее частой областью поражения при других подтипах РМЖ, были выявлены только в 14,1% случаев и всегда сочетались с метастатическими очагами других локализаций (таблицы 59 и 60, рисунок 24). Таким образом, наше исследование подтверждает имеющиеся литературные данные об особенностях метастазирования при ТН РМЖ.

Частота встречаемости метастазов при метастатическим ТН РМЖ При медиане наблюдения 17,5 месяцев (95%ДИ ) медиана выживаемости без прогрессирования (ВБП) больных, получивших I линию лечения, составила 6,6 месяцев (95%ДИ 4,85-8,15), 1-летняя ВБП составила 18 + 4,5%. Медиана общей выживаемости всех больных ТН РМЖ с отдаленными метастазами составила 18 месяцев (95%ДИ 14,66-21,34), 1-летняя ОВ — 63,5 +

Степень злокачественности опухоли и уровень экспрессии Ki-67, а также возраст больных не оказали статистически значимого влияния ни на ВБП, ни на ОВ (р=0,057, р=0,83, р=0,13, соответственно, для ВБП; р=0,748, р=0,427, р=0,291, соответственно, для ОВ).

Выживаемость в зависимости от наличия метастазов в кожу/мягкие ткани/лимфоузлы: А — выживаемость без прогрессирования, Б — общая выживаемость Однако в связи с тем, что чаще имелось сочетание метастазов различной локализации (полиорганное поражение) нами был проведен дополнительный анализ с учетом возможности такого сочетания.

Наличие внелегочных метастазов значимо (р=0,014) ухудшало ВБП: медиана ВБП при только легочных метастазах составила 11 месяцев (95%ДИ 9,3-12,7), при наличии метастазов в легкие и другие органы — 6 месяцев (95%ДИ 4,1-7,8), при только внелегочных метастазах — 4 месяца (95%ДИ 3,2-4,8). ОВ больных с только легочными метастазами достоверно отличалась от ОВ пациентов, имевших одновременно легочное и внелегочное поражение (мультиорганное), но была сопоставима с выживаемостью пациентов с иными, кроме легких, метастазами. Медиана ОВ при изолированных метастазах только в легкие составила 25 месяцев (95%ДИ 8,9-41,1), при наличии метастазов в легкие и иные органы — 12 месяцев (95%ДИ 10,2-13,8), а при наличии метастазов иных, кроме легочной, локализаций — 25 месяцев (95%ДИ 3,9-46,1), р 0,001. Таким образом, очевидно, что в отношении ОВ основное влияние имел факт мультиорганного поражения, а не локализация метастазов в легких или за их пределами (рисунок 28). метастазы в легкие

Наличие метастазов в кожу/мягкие ткани/лимфоузлы приводило к достоверному ухудшению ВБП вне зависимости от наличия метастазов других локализаций: 4 месяца (95%ДИ 2,9-5,0) при поражении только кожи, мягких тканей и/или лимфоузлов, 5 месяцев (95%ДИ 4,3-5,7) при его сочетании с поражениями других локализаций и 8,5 месяцев при поражении других локализаций (95%ДИ 5,7-11,3), соответственно (р=0,046). В тоже время ОВ пациенток, имевших только изолированное поражения кожи/мягких тканей/лимфоузлов, была значимо выше по сравнению с больными, имевшими висцеральное поражение с или без поражения кожи и мягких тканей: 25 месяцев (95%ДИ 18,9-26,3), 13 месяцев (95%ДИ 12,9-18,5) и 16 месяцев (95%ДИ 14,5-20,2), соответственно (р=0,063), рисунок 29.

Подобная разнонаправленность влияния поражения кожи и мягких тканей на ВБП и ОВ может быть объяснена меньшей чувствительностью очагов данной локализации к системной химиотерапии и/или более ранним выявлением прогрессирования в связи с простотой оценки эффективности проводимого лечения при поражении наружной локализации. Таким образом, очевидно, что кожные проявления хуже контролируются системной терапией и/или более часто требуют ее изменения (в связи с более ранней констатацией прогрессирования), но при этом продолжительность жизни этих больных велика. В связи с этим логичным является рассмотрение вопроса об использовании дополнительных методов контроля местных проявлений (хирургия, лучевая терапия), что позволило бы сохранить этим больным качество жизни.

ВБП при наличии изолированного поражения печени, одновременного наличия поражения печени и метастазов других локализаций и ВБП больных, имевших только внепеченочное поражение, статистически значимо не различались: 4 месяца (95%ДИ 0-9,5), 8 месяцев (95%ДИ 5,5-10,5) и 5 месяцев (95%ДИ 3,5-6,4), соответственно (р=0,463).

Источник: www.dslib.net

В поисках уязвимых точек

Тройной негативный подтип рака молочной железы (ТНРМЖ) диагностируется в 15% случаев заболевания1, однако на него приходится около 40% летальных исходов от этого новообразования1-4. Клетки ТНРМЖ не содержат рецепторов эстрогенов и прогестерона, а также амплифицированного гена HER2, что делает заболевание малочувствительным к проведению гормональной и таргетной терапии5. ТНРМЖ характеризуется агрессивным течением и частыми рецидивами.6-8

Помимо этого, специалисты выделяют PD-L1-положительный подтип заболевания, течение которого сопряжено с наиболее неблагоприятным исходом.9

В отличие от других подтипов рака молочной железы, для ТНРМЖ характерно мультиорганное метастазирование (легкие — 32%, головной мозг — 9%, кости — 36%, печень — 22%).10 Кроме того, ТНРМЖ чаще диагностируется в более молодом возрасте (средний возраст постановки диагноза 53 года).11

Такую характеристику «подсудимому» дал ведущий симпозиума — заместитель директора по развитию онкологической помощи в регионах НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Александр Петровский.

До недавнего времени для пациенток с ТНРМЖ была показана только химиотерапия.12 Однако наука не стоит на месте, ученые продолжают поиски уязвимых точек коварного заболевания, в результате в арсенале онкологов появилась комбинация атезолизумаба с наб-паклитакселом. Ее эффективность и безопасность для терапии ТНРМЖ оцениваются в продолжающемся клиническом исследовании III фазы IMpassion130, результаты которого и стали предметом обсуждения на симпозиуме.

Выигрышная комбинация

С его данными участников мероприятия ознакомила научный сотрудник отделения клинической фармакологии и химиотерапии НИИ клинической онкологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Мона Фролова. По ее словам, в исследование были включены 902 пациентки с местнораспространенным или метастатическим ТНРМЖ, не получавшие предшествующего системного лечения. Участниц разделили на две группы, в первой назначили атезолизумаб в комбинации с наб-паклитакселом, во второй — плацебо и наб-паклитаксел.

Рациональность иммунотерапии у больных ТНРМЖ определяют три фактора: мутационная нагрузка, инфильтрация опухоли Т-лимфоцитами и экспрессия PD-L1. Так, у 41% участников исследования экспрессия PD-L1 оказалась положительной.

В ходе исследования в группе применения атезолизумаба в комбинации с наб-паклитакселом было показано достоверное снижение риска прогрессирования или смерти на 38%, а также клинически значимое увеличение общей выживаемости на 7 месяцев (25 мес. против 18 мес.) по сравнению с монотерапией наб-паклитакселом у пациенток с экспрессией PD-L1 более 1%.15-16

Что касается безопасности комбинации, включавшей атезолизумаб и наб-паклитаксел, то она соответствовала известному профилю безопасности препаратов в отдельности; новые сигналы безопасности при применении комбинации не выявлены [16].

Атезолизумаб (Тецентрик®) стал первым зарегистрированным в России иммуноонкологическим препаратом, одобренным для применения в комбинации с наб-паклитакселом для первой линии терапии PD-L1-положительного неоперабельного распространенного ТНРМЖ.13 По данному показанию препарат включен в клинические рекомендации, разработанные Ассоциацией онкологов России (АОР), Российским обществом клинической онкологии (RUSSCO), Российским обществом онкомаммологов (РООМ).14

Принципиальные нюансы

Профессор кафедры онкологии и паллиативной медицины Российской медицинской академии последипломного образования Ирина Колядина сосредоточилась в своем выступлении на особенностях выявления биомаркера PD-L1 в терапии ТНРМЖ.

Нюанс первый: где определять PD-L1 экспрессию? Так, если при немелкоклеточном раке легкого ее можно выделять как в опухолевых клетках, так и в лимфоцитах, инфильтрирующих опухоль, то в случае с ТНРМЖ PD-L1 статус определяется на иммунокомпетентных клетках и только в 2% — на опухолевых (в 9% случаев наблюдается сочетанная экспрессия).

Нюанс второй: важен ли уровень PD-L1 экспрессии? В рамках исследования IMpassion130 PD-L1 экспрессия выявилась у 41% пациентов, при этом у 27% из них она составляла 1-5 %, у 14% — более 5%. Но, как показывает анализ, выигрыш от комбинации атезолизумаба с наб-паклитакселом имели все пациенты независимо от уровня PD-L1 экспрессии. А это обстоятельство свидетельствует, что уже сам факт наличия экспрессии позволяет назначать эффективную терапию и существенно снижает риск рецидива и смерти.

Нюанс третий: какой материал выбрать для определения PD-L1 экспрессии — первичный или метастатический? Согласно исследованию IMpassion130, клиническая активность наблюдалась у пациентов с выявленной экспрессией PD-L1 вне зависимости от того, был ли образец первичным или метастатическим.

Нюанс четвертый: нужно ли выбирать конкретный диагностический тест для определения PD-L1 статуса? Как известно, сегодня достаточно соответствующих тестов, главное различие которых состоит в выборе мишеней для определения PD-L1 экспрессии. Большая их часть предназначена для проведения тестирования и на опухолевых, и на иммунокомпетентных клетках. Притом, что в случае ТНРМЖ принципиально важно определять PD-L1 экспрессию именно на иммунокомпетентных клетках. Как показало исследование IMpassion130, тест SP142 обладает наибольшей чувствительностью и специфичностью к иммунокомпетентным клеткам.16,19 Этому условию отвечает единственный тест SP142 VENTANA, доступный для российских специалистов в рамках проведения научного исследования RUSSCO.

На первой линии защиты

Ряд клинических случаев ТНРМЖ у пациенток 42—58 лет представила на суд участников симпозиума заместитель директора Московского клинического научного центра им. А.С. Логинова Людмила Жукова. При этом практикующие онкологи имели возможность с помощью интерактивных пультов выбирать наиболее эффективный вариант терапии для каждого профиля пациенток. В частности, учитывая данные исследования IMpassion130, принимать решение, какой диагностический тест необходимо провести на конкретном этапе заболевания, на каких клетках определять PD-L1 экспрессию, какие препараты назначать для лечения.

Разбирая клинические случаи, профессор Жукова обратила внимание на упущенные возможности, когда PD-L1-положительным пациенткам с диагнозом тройной негативный рак молочной железы, не выясняя их статус, проводили хирургические операции, адъювантное лечение и лучевую терапию. Отметив, что в этих случаях все заканчивалось рецидивом болезни, специалист подчеркнула, что чем раньше начинается иммунная терапия, тем больше выживаемость.

«Если комбинация назначается в нужной популяции и в нужное время в первой линии терапии, можно рассчитывать на нужный эффект и большую продолжительность жизни пациентов», — выразила она уверенность в том, что в противостоянии с таким «серийным убийцей», как ТНРМЖ, у онкологов появилось серьезное оружие — атезолизумаб.

Атезолизумаб представляет собой моноклональное антитело, направленное на взаимодействие с белком под названием PD-L1. Связываясь с PD-L1, экспрессируемым на опухолевых и инфильтрирующих опухоль иммунных клетках, атезолизумаб предотвращает взаимодействие PD-L1 с PD-1 и B7.1. Блокируя PD-L1, атезолизумаб нормализует активацию Т-клеток.

Кроме того, атезолизумаб не нарушает механизм защиты нормальных тканей от аутоиммунных реакций за счет сохранения взаимодействия PD-1 и PD-L2. Большая безопасность ингибиторов PD-L1 (в т.ч. атезолизумаба) была подтверждена в мета-анализе 125 клинических исследований иммунотерапии, включающем более 20 000 пациентов.17 Препарат одобрен в России к применению как в виде монотерапии, так и в комбинации с таргетной терапией и/или химиотерапией при различных формах немелкоклеточного и мелкоклеточного рака легкого, некоторых типах метастатического уротелиального рака и при PD-L1-положительном метастатическом трижды негативном раке молочной железы.18

Комментарии

Екатерина Фадеева, медицинский директор АО «Рош-Москва»:

Ирина Колядина, профессор кафедры онкологии и паллиативной медицины Российской медицинской академии последипломного образования:

Литература

[1] SEER Cancer Stat Facts: Female Breast Cancer Subtypes. National Cancer Institute. Bethesda, MD.
[2] Злокачественные новообразования в России в 2018 году. Каприн А.Д, 2019.
[3] Lehmann, et al. J Clin Invest 2011.
[4] Dent, et al. Clin Cancer Res 2007.
[5] American Cancer Society. Abramson, et al. Cancer 2015.
[6] Lehmann, et al. J Clin Invest 2011.
[7] Dent, et al. Clin Cancer Res 2007.
[8] Abramson, et al. Cancer 2015.
[9] Zhang, et al. Oncotarget, 2017.
[10] Qi Wu et al. Oncotarget, 2017, Vol. 8, (No. 17), pp: 27990-27996.
[11] Dent. R. et al. Clin Cancer Res. 2007 Aug 1;13(15 Pt 1):4429-34.
[12] NCCN Breast Cancer Guidelines v1, 2018.
[13] Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата Тецентрик®. Государственный реестр лекарственных средств, https://grls.rosminzdrav.ru/Default.aspx. Доступ: 13.11.2019 г.
[14] Рак молочной железы. Клинические рекомендации. https://oncology-association.ru/files/new-clinical-guidelines/rak_molochnoj_zhelezy.pdf. Доступ: 13.11.2019 г.
[15] Schmid P, et al. ASCO 2019 (Abstract 1003);
[16] Schmid, et al. N Engl J Med 2018.
[17] Yucai Wang et al. JAMA Oncol. April 25, 2019. doi:10.1001/jamaoncol.2019.0393.
[18] Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата Тецентрик®. Государственный реестр лекарственных средств, https://grls.rosminzdrav.ru/Default.aspx. Доступ: 13.11.2019 г.
[19] Rugo et al. ESMO 2019. IMpassion130. PD-L1 IHC (Abstract 6571) https://bit.ly/30OmOqz

Источник: medvestnik.ru

Трижды негативный рак молочной железы, на долю которого приходится 15% всех случаев этой онкопатологии, характеризуется отсутствием сверхэкспрессии и/или амплификации опухолевых рецепторов — эстрогенового рецептора (ER), прогестеронового рецептора (PR) и рецептора 2 человеческого эпидермального фактора роста (HER2). Другими словами, существующие таргетные препараты не могут нацелиться на опухолевые маркеры, ведь таковых попросту нет. Пациентам приходится надеяться только на химиотерапию, притом что их заболевание прогрессирует очень быстро.

Коротко

  • «Дженентек» (Genentech), входящая в состав «Рош» (Roche), получила одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) на применение «Тецентрика» (Tecentriq, атезолизумаб) в первоочередном лечении взрослых пациентов с неоперабельным, местно распространенным или метастатическим трижды негативным раком молочной железы (TNBC), опухоли которого экспрессируют лиганд белка запрограммированной клеточной смерти 1 (PD-L1).
  • Разрешение на применение «Тецентрика», блокатора PD-L1, в сочетании с химиотерапевтическим «Абраксаном» (Abraxane, наб-паклитаксел) выдано в условном порядке, то есть еще предстоит окончательно подтвердить эффективность подобного лечения.
  • Трижды негативный рак молочной железы, на долю которого приходится 15% всех случаев этой онкопатологии, чрезвычайно распространенной среди женщин, характеризуется отсутствием сверхэкспрессии и/или амплификации опухолевых рецепторов — эстрогенового рецептора (ER), прогестеронового рецептора (PR) и рецептора 2 человеческого эпидермального фактора роста (HER2). Другими словами, существующие таргетные препараты не могут нацелиться на опухолевые маркеры, ведь таковых попросту нет. Пациентам приходится надеяться исключительно на цитотоксическую химиотерапию, притом что заболевание прогрессирует очень быстро.

Источник: zen.yandex.ru

Причины

Ученым еще не удалось выяснить точные причины, по которым возникают злокачественные образования внутри груди.

Онкологи пришли к выводу, что развитие онкологии грудных желез начинается под воздействием:

  • сильной гормональной перестройки, например, в период менопаузы;
  • раннего начала менструаций;
  • чрезмерной выработки яичниками женских гормонов;
  • попадания множества гормонов в организм при гормонотерапии или приеме гормональных контрацептивов;
  • искусственного прерывания беременности, особенно первой;
  • отказа от грудного вскармливания;
  • первых родов после тридцати пяти лет.

К негативной карциноме также могут привести наследственная предрасположенность, пагубные привычки, ожирение, травмы груди. Есть случаи, когда трипл-отрицательная карцинома начинала свое развитие в груди после облучения образований другой локализации.

Тнрмж медиана выживаемости

Особенности патологии

ТНРМЖ или трипл-отрицательный рак это одна из разновидностей карциномы. Особенности трижды негативного рака в том, что он обладает быстрым прогрессированием, ранним метастазированием, частыми рецидивами, плохим прогнозом. Метастазирование ТНРМЖ происходит еще на начале развития патологии.

Новообразование при тройной негативной карциноме растет очень быстро из-за взаимодействия РП и ЭР рецепторов с половыми гормонами женщины, вырабатываемыми в яичниках. При воссоединении псевдогормонов опухоли с женскими гормонами, возникает химическая реакция, превращающая настоящие гормоны в катализаторы роста.

У опухоли такого рака нет рецепторов к прогестерону, эстрогену, а также эпидермальному фактору роста HER 2/neu, поэтому онкопатология и имеет такое название. ТНРМЖ возникает только у женщин чаще в молодом возрасте.

Для лечения заболевания не назначается медикаментозная гормонотерапия, а хирургическое вмешательство часто противопоказано из-за поздней стадии на момент диагностирования. Чтобы улучшить будущий прогноз, нужно диагностировать болезнь на этапе формирования. Сделать это можно, только если знать симптоматику негативной карциномы.

Классификация

В онкологии классификация тройного негативного рака молочной железы проводится по гистологическому строению новообразования. Негативная карцинома может быть:

  1. Базальноподобной. Данная форма болезни диагностируется в семидесяти пяти процентах случаев. Такой рак легче поддается лечению и имеет более благоприятный прогноз.
  2. Небазальноподобной. Встречается в оставшихся двадцати процентах случаев и может быть апокриновой или плоскоклеточной карциномой. Течение болезни более агрессивное, а прогноз неблагоприятный.

По степени дифференцировки тканей трижды негативный рак груди не классифицируется, так как всегда новообразование трудно поддается дифференцировке.

Степени развития

При трипл-отрицательном раке груди стадия определяется с учетом размера опухоли, поражения лимфоузлов и наличия отдаленных метастазов.

Тнрмж медиана выживаемости

Негативная карцинома имеет четыре стадии развития:

  1. Во время течения начальной стадии новообразования не вырастает больше трех сантиметров и не покидает пределы первичной локализации.
  2. При трижды негативном раке молочной железы 2 стадии образование в диаметре не больше пяти сантиметров и инфильтпует в подкожную клетчатку, но не метастазирует. При второй стадии размер новообразования может быть меньше, но тогда будет поражено до трех регионарных лимфоузлов.
  3. Третья стадия отличается диаметром образования больше, чем пять сантиметров. Онкоклетки на этом этапе проникают в мышцы, но не распространяются на лимфатическую систему.
  4. Диаметр узла на четвертой стадии может быть любым, но раковый процесс распространяется по телу кровотоком или лимфотоком. Метастазы обнаруживаются в дальних органах, костях, мозге.

Чем раньше будет поставлен диагноз, тем больше шансов у пациентки на положительный прогноз. Своевременно выявить наличие патологии молочной железы можно, если знать симптоматику болезни. Это дает шанс обратиться к врачу при первых признаках тройного негативного рака.

Симптомы

Общие признаки заболевания идентичны другим видам рака груди, но патология развивается намного быстрее. Первая стадия негативной карциномы практически не сопровождается симптоматикой.

Первое, что может обнаружить женщина – наличие в тканях железы опухоли плотной консистенции. Но для этого необходимо периодически проводить пальпацию груди. Вскоре новообразование начинает быстро расти и становиться болезненным.

Тнрмж медиана выживаемости

Помимо этого, развивается такая клиническая картина:

  • молочная железа начинает отекать;
  • соски втягиваются внутрь;
  • кожа над опухолью становится сухой и сморщенной;
  • из сосков выделяется кровянистая или желтая жидкость;
  • подмышечные лимфоузлы увеличиваются в размере.

По мере того как негативная карцинома прогрессирует, начинается распад опухоли, что приводит к интоксикации организма. Это сопровождается стойким повышением температуры тела, отвращением к еде, потерей массы тела и истощением (кахексией).

Методы диагностики

Начинается диагностика негативного рака со сбора анамнеза и выслушивания жалоб пациентки. После этого врач проводит осмотр и пальпацию молочных желез, а также ближайших лимфатических узлов. Во время осмотра оценивается симметричность грудей, состояние кожного покрова, наличие уплотнений и выделений из сосков. Далее больная направляется на лабораторные и инструментальные исследования.

Тнрмж медиана выживаемости

При постановке диагноза важно провести дифференциальную диагностику, так как симптоматика болезни может быть схожа с признаками других патологий груди.

Виды анализов при негативном раке

Для постановки диагноза необходимо проведение лабораторных исследований. Анализы помогают определить наличие в крови определенных раковых маркеров – специфических белков, вырабатываемых опухолью.

При раке груди обнаруживаются онкомаркеры:

  1. Cyfra 21-1.
  2. СЕА.
  3. СА15-3.

Тнрмж медиана выживаемости

При наличии таких маркеров необходимо взять на цитологическое исследование жидкость, которая выделяется из сосков. Цитология направлена на выявление онкоклекок и папиллярных структур, если есть внутрипротоковые папилломы.

Забор биоматериала для цитологии проводится посредством проведения биопсии. Она может проводиться несколькими способами:

  • тонкоигольным аспирационным – с помощью тонкой иглы;
  • прицельным – специальными щипцами;
  • хирургическим — скальпелем.

Чтобы провести комплексную оценку клеток новообразования, необходимо проведение тройного теста, включающего исследование на онкомаркеры, цитологический анализ и инструментальные методы.

Инструментальная диагностика

Без инструментальных методов поставить точный диагноз невозможно.

Тнрмж медиана выживаемости

При подозрении на негативную карциному, необходимо проведение:

  • маммографии – рентген молочных желез позволяет выявить опухоль, которая не ощущается во время прощупывания тканей груди;
  • ультразвукового исследования, компьютерной, а также магнитно-резонансной томографии – методы позволяют узнать точные размеры и локализацию образования, состояние лимфоузлов, ближайших органов;
  • изотопного сканирования – для выявления отдаленных метастазов.

При метастазировании в разные органы могут потребоваться другие инструментальные исследования – ангиография, рентген легких, сцинтиграфия и др.

Дифференциальная диагностика

При негативном раке клиническая картина совпадает с другими онкопатологиями грудной железы. Поэтому необходимо проведение ряда исследований, которые помогут отличить ТНРМЖ от других опухолей, а также болезней.

Дифференциальная диагностика может проводиться с:

  • Внутрипротоковой папилломой. При такой болезни из соска выделяется большое количество жидкости. При постановке диагноза необходимо проведение цитологического исследования, а затем дуктографии.
  • Кистой. При кистозном образовании пациентка ощущает боль во время пальпации. Для диагностики проводится ультразвуковое исследование.
  • Субареолярным абсцессом. Патология локализуется под ареолой и сопровождается гиперемией кожных покровов.
  • Фиброаденомой. Это доброкачественная подвижная опухоль с четкими контурами. Чтобы отличить негативный рак от фиброаденомы, нужно провести УЗИ с тонкоигольной аспирационной биопсией.
  • Нарушениями гормонального баланса. Молочные железы в таком случае становятся плотными, дольчатыми или зернистыми. Симптоматика усиливается перед наступлением менструации.

Только после дифференциальной диагностики и подтверждения диагноза негативного рака, врач может прописать необходимое лечение.

Способы лечения

Для лечения трижды негативного рака молочной железы не подходит гормонотерапия, как в случае с другими типами онкопатологий груди. В этом случае отсутствуют рецепторы к гормонам, поэтому онкопатология лечится тяжелее. Наиболее часто патология выявляется на запущенном этапе, что также осложняет лечение. Нужна комплексная терапия, состоящая из операции, химиотерапии, гомеопатии. Для купирования осложнений химиотерапии может применяться лечение народными методами.

Схемы терапии

Трижды негативная карцинома является очень неблагоприятной в плане прогноза. Болезнь очень агрессивна, она рано метастазирует, поэтому лечение нужно начинать сразу же после постановки диагноза. Схемы терапии всегда выстраиваются индивидуально, с учетом возраста больной, стадии патологии, имеющихся осложнений. Монохимиотерапия при отрицательной онкологии груди не эффективна, поэтому назначается целый комплекс химических препаратов.

Химиотерапия при ТНРМЖ

При трипл-отрицательной карциноме отмечается не очень хорошая реакция раковых образований к химическим препаратам, поэтому лечение подобрать очень тяжело. Химиотерапия при трижды негативном раке молочной железы назначается на основании проведенных исследований. Таргетные препараты, направленные на борьбу только с онкоклетками, при ТНРМЖ не эффективны, что ухудшает прогноз.

Тнрмж медиана выживаемости

Химиопрепараты назначаются пациенткам циклами, используя лекарства группы таксанов. Только у небольшого количества женщин может наступить выздоровление лишь при помощи химиотерапии, но с условием диагностирования болезни на раннем этапе.

Хирургическое лечение

Хирургическое вмешательство позволяет сократить риск рецидива и продлить жизнь больной. Для борьбы с опухолью может понадобиться проведение:

  • Лампэктомии. Это органосохраняющая операция, при которой проводится удаление опухоли, а также окружающих ее тканей либо части железы.
  • Квадрантэктомии. Удаление четверти груди, в которой локализовано новообразование.
  • Модифицированной радикальной мастэктомии. Операция проводится при распространении онкопроцесса за пределы железы. Операция чревата удалением груди вместе с регионарными лимфоузлами.
  • Сегментэктомии. Во время оперативного вмешательства ампутируется сегмент молочной железы.
  • Радикальной мастэктомии. Врач вырезает новообразование совместно с лимфоузлами, молочной железой и грудными мышцами.

Тнрмж медиана выживаемости

После любого хирургического вмешательства проводится лучевая терапия, что сокращает риск рецидива.

Гомеопатия

Гомеопатические препараты назначаются пациентам только в качестве дополнительного лечения. В состав средств входят травы, оказывающие негативное влияние на онкоклетки. Гомеопатия помогает справиться с болью, позволяет уменьшить размер опухоли. Такая терапия не может заменить основное лечение, назначенное врачом, так как не убивает рак полностью.

Народное лечение

Лечение методами народной медицины является дополнительным, так как оно не способно удалить опухоль.

Тнрмж медиана выживаемости

Для этого может использоваться:

  1. Гриб чага.
  2. Овес.
  3. Прополис.
  4. Чеснок, лук.
  5. Кора дуба.

Также могут применяться ядовитые травы, однако они негативно действуют не только на новообразование, но и на здоровые клетки.

Любая терапия народными средствами должна быть согласовано с лечащим врачом.

Осложнения

Эта разновидность рака это одна из самых опасных патологий груди. Основное осложнение на ранних этапах – метастазирование в разные органы. Последняя стадия осложняется кахексией (очень сильное истощение организма).

В зависимости от локализации метастатических опухолей, может возникать асцит, плеврит, легочное кровотечение. Возможны грубые расстройства центральной нервной системы, почечная недостаточность, слепота. К осложнениям приводит терапия онкологии химическими препаратами, а также облучением.

Прогноз и профилактика

Чаще при трижды негативном раке молочной железы прогноз неблагоприятный. Прогностические данные зависят от того, насколько эффективны препараты, которые были назначены врачом во время формирования курса лечения. Также на прогноз влияет стадия онкопатологии на момент диагностирования, возраст больной, наличие осложнений.

В качестве профилактики необходимо периодически обследоваться у маммолога, а также самостоятельно проводить пальпацию грудей.

Источник: rakuhuk.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.