Люминальная сторона


Глава 4 Развитие сосудов гемомикроциркуляторного русла

4.4. РАЗВИТИЕ ВЕНУЛЯРНОГО ОТДЕЛА ГЕМОМИКРОЦИРКУЛЯТОРНОГО РУСЛА

4.4.1. Становление и развитие венулярного отдела гемомикроциркуляторного русла в прекатальный период онтогенеза

Венулярный отдел вторичного гемомикроциркуляторного руела; в процессе внутриутробного развития формируется в результате структурных преобразований клеточных и неклеточных компонентов стенки отводящих микрососудов протокапиллярного русла. Темпы дифференцировки венулярного звена гемомикроциркуляторного русла более замедлены по сравнению с таковыми артериолярного звена.

На ранних этапах внутриутробного развития отводящее звено протокапиллярного русла представлено тонкими широкими сосудами, стенка которых образована зндотелиоцитами, окруженными одним слоем развивающихся соединительнотканных клеток (И. И. Бобрик и соавт., 1986; J. Kocova, 1982). Эндотелиоциты неправильной формы, контуры границ между ними умеренно аргиро-фильны и несколько извиты. По мере увеличения диаметра микрососуда уменьшается полиморфизм эндотелиоцитов, они приобретают более округлую форму.


Люминальная и базальная поверхности эндотелиоцитов начального, отдела венулярного звена гемомикроциркуляторного русла образуют многочисленные выпячивания и инвагинации. Ядро эндотелиоцитов округлой формы с неровными краями. Хроматин концентрируется у внутренней поверхности кариолеммы. Нередко отмечаются выпячивания ядросодержащих зон эндотелиоцитов в просвет сосуда. Органеллы преимущественно концентрируются в зоне перикариона. Эндотелиоциты содержат хорошо развитый синтетический аппарат, многочисленные микропиноцитозные везикулы. Цитоскелет представлен микротрубочками и микрофиламентами. Пучки микрофиламентов неравномерно располагаются по цитоплазме; ориентация их не упорядочена. Периферические отделы эндотелиоцитов неравномерны по толщине: наблюдается чередование истонченных и утолщенных зон. По мере увеличения диаметра сосуда уменьшается активность люминальной и базальной поверхностей эндотелиоцитов. Средняя толщина эндотелиальной выстилки становится более однородной за счет уменьшения протяженности истонченных зон. Отмечается некоторое снижение микропиноцитозных везикул.

В стенке развивающихся венулярных микрососудов клетки паравазальной соединительной ткани сохраняют продольную ориентацию вдоль сосуда. По мере роста плода они постепенно дифференцируются в перициты. Эти клетки располагаются в непосредственной близости от эндотелиальной выстилки, имеют крупное ядро, которое занимает большую часть клеточного объема. В перицитах хроматин в виде мелкой зернистости диффузно размещен в кариоплазме. В цитоплазме располагаются органеллы синтетического аппарата и микропиноцитозные везикулы. Степень развития органелл зависит от функционального состояния клетки (В. В. Куприянов и соавт., 1975).


В цитоплазме определяются пучки микрофибрилл, которые ориентированы вдоль длинной оси клетки. Клеточная поверхность подвижна и формирует многочисленные отростки различной формы и величины, которые нередко контактируют с соседними клетками, а также с эндотелиоцитами. Постепенно вокруг развивающихся перицитов формируется базальная мембрана, которая, по-видимому, является результатом совместной синтетической деятельности эндотелиоцитов и перицитов.

В развивающихся микрососудах стенка структурно неполна в связи с тем, что перициты не образуют сплошного монослоя вокруг эндотелиальной выстилки. В стенке венулярных сосудов встречаются участки, образованные только эндотелиоцитами и базальной мембраной. Подобное строение венулярных сосудов в пренатальный период морфогенеза является морфологической основой для интенсивных транссосудистых обменных процессов. По мере роста плода в стенке венулярных сосудов увеличивается количество перицитов и начинается формирование адвентициальной оболочки.

В адвентициальной оболочке возрастает количество клеточных; элементов и появляются коллагеновые волокна. В более крупных венулах во второй половине внутриутробного развития возникают отдельные миоциты, численность которых возрастает с увеличением возраста плода, однако полностью мышечная оболочка формируется в постнатальный период онтогенеза. К моменту рождения в стенке собирательных венул (рис. 31) уже определяется сплошной слой перицитов и относительно развитая адвентициальная оболочка.


Некоторые авторы считают, что посткапиллярные венулы дифференцируются на более поздних этапах внутриутробного развития (В. М. Орлов, Е. П. Мерперт, 1983) и даже появляются в постнатальный период онтогенеза (В. Д. Маковецкий и соавт., 1985). Вероятно, это связано с большими трудностями в дифференцировке данного отдела гемомикроциркуляторного русла от капилляров и развивающихся венул в связи с особенностями строения их стенок.

От капилляров посткапиллярные венулы, главным образом, отличаются большим числом эндотелиоцитов на поперечном срезе микрососуда, более выраженным слоем перицитов.

В эндотелиоцитах посткапиллярных венул, какправило, слабо выражены ультраструктурные признаки органоспецифичности, которые присущи эндотелиоцитам капиллярного звена. По сравнению с венулами в .стенках посткапиллярных венул перициты располагаются более дискретно и менее выражен адвентициальный слой. Но эти признаки относительны и зависят от возраста плода. Иммуноцитохимическими методами установлено, что в перицитах посткапиллярных венул и капилляров преобладает немышечный изомиозин, а в перицитах более крупных венозных сосудов в основном определяется мышечный изомиозин (N. С. Joyce и соавт., 1985).


Таким образом, к концу внутриутробного периода развития в целом завершаются процессы формирования венулярных отделов вторичного гемомикроциркуляторного русла. Особенности ультраструктурного строения венулярных микрососудов позволяют отметить их участие не только в процессах депонирования и оттока крови, но и в интенсивном транссосудистом транспорте веществ через сосудистую стенку.

4.4.1.1. Развитие посткапиллярных венул с высоким эндотелием

Высокий эндотелий посткапиллярных венул является особым типом специализированного эндотелия, обеспечивающего проникновение в лимфоидные органы рециркулирующих и мигрирующих Т- и В-лимфоцитов (М. Р. Сапин, Г. В. Буланова, 1981; G. Schoefl, 1972; М. Kotani и соавт., 1974: P. Nieuwesnhius, W. Ford, 1976; С. Cho, P. de Bruyn, 1979; S. Irino и соавт., 1981). Общепризнано, что этот тип эндотелия отличается значительной высотой. Высказано предположение о зависимости высоты данного эндотелия от степени интенсивности, трансмуральной миграции лимфоцитов (К- Syrjanen, 1982). Предприняты попытки классифицировать разновидности посткапиллярных венул с высоким эндотелием на основании морфометрических данных (V. Kosma и соавт., 1984). Однако результаты исследований оказались неоднозначными.

М. Р. Сапин, Г. В. Буланова (1981) отмечают, что при прохождении посткапиллярной венулы через межфолликулярную часть коркового вещества и паракортикальную зону лимфатического узла ее диаметр увеличивается от 6—8 до 20—35 мкм. В связи с этим авторы выделяют начальный и конечный сегменты посткапиллярных венул, которые отличаются не только диаметром просвета, но и высотой эндотелиоцитов и количеством лимфоцитов, инфильтрирующих их стенку. Высота эндотелиоцитов в начальном отделе посткапиллярной венулы достигает 5—7 мкм, а в конечном:— 12 мкм.


В литературе имеются данные о зависимости степени трансмуральной миграции лимфоцитов от высоты эндотелиоцитов посткапиллярной венулы. Так, при прекращении афферентного лимфотока эндотелиоциты посткапиллярных венул с высоким эндотелием в лимфатическом узле уплощаются, при этом миграция лимфоцитов значительно уменьшается (Н. Hendriks и соавт., 1980; Н. Hendriks, J. Eesterimans, 1983). М. Drayson, W. Ford (1984) связывают результаты эксперимента по перевязке афферентных лимфатических сосудов лимфатического узла с уменьшением адгезивных свойств лимфоцитов по отношению к эндотелиоцитам. Авторы предполагают, что медиаторы, доставляемые афферентными лимфатическими сосудами в лимфатический узел, играют важную роль в регуляции активности системы миграции. Неизвестно только, какие именно медиаторы за что ответственны и какие клетки их продуцируют. Тем не менее описано влияние на процедас миграции лимфоцитов макрофагов и интердигитирующих многоотростчатых клеток ретикулярной ткани (Н. Hendriks, I. Eestermans, 1983; М. Drayson, W. Ford, 1984).

Своеобразие высокого эндотелия заключается не только в его значительной высоте, но и в особенности внутриклеточной организации.


следняя проявляется в близкой локализации мультивезикулярных телец к сильно развитому пластинчатому комплексу, который вырабатывает гл.икопротеиды, участвующие в узнавании лимфоцитов (G. Schoefl, 1972). Хорошо развит митохондриальный аппарат высоких эндотелиоцитов, что свидетельствует о высоком уровне окислительного метаболизма. В целом данные ультраструктурные особенности эндотелиоцитов оценивают как обеспечивающие селективную миграцию лимфоцитов (М. Р. Сапин, Г. В. Буланова, 1981).

Одним из важных вопросов, связанных с функциями высокого эндотелия посткапиллярных венул, является вопрос о том, как происходит миграция лимфоцитов — чрез- или межэндотелиально? Наблюдения на уровне световой микроскопии показали, что лимфоциты, связанные с высоким эндотелием в посткапиллярных венулах, часто находятся внутри эндотелиоцитов (R. Thome, 1898; S. von-Schumacher, 1899). Эти данные были подтверждены электронномикроскопическими исследованиями, проведенными V. Marchess, G. Gowans (1984), которые кроме этого описали способность лимфоцитов пенетрировать эндотелиоциты. Было высказано предположение, что при трансэндотелиальном пути миграции эндотелиоциты могут оказывать регуляторное влияние, в частности, на количество мигрирующих лимфоцитов (P. Vincent, E. Gunz, 1970). Некоторые авторы дискутировали по поводу данного пути миграции лимфоцитов и настаивали на концепции межэндотелиального способа.


пользуя серийные ультратонкие срезы в ТЭМ, G. Schoefl (1972) обнаружил, что 99 % всех лимфоцитов, изучемых им, локализовались снаружи эндотелиоцита. В связи с этим G. Schoefl пришел к выводу, что присутствие лимфоцитов внутри эндотелиоцитов — это редкие артефакты. Подобные Же мнения высказывали и другие ученые (Е. Wenk и соавт., 1974; N. Anderson и соавт., 1976). В то же время A. Farr, P. de Bruyn (1975) отметили, что лимфоциты уже на ранней стадии контакта могут пенетрировать эндотелиоциты. Окончательное решение вопроса о способах миграции лимфоцитов через высокий эндотелий еще не найдено (G. Kraal и соавт., 1987). Однако наибольшее распространение получила компромиссная точка зрения о том , что возможны оба пути миграции.

Существует мнение о том, что в различных лимфоидных органах способы миграции лимфоцитов через высокий эндотелий разные (P. Gershon и соавт., 1975; G. Kraal и соавт., 1987). В пользу этого мнения свидетельствуют выявленные биохимические различия между высокими эндотелиоцитами лимфатических узлов и групповых лимфатических фолликулов.

Наружную оболочку посткапиллярных венул с высоким эндотелием образуют перициты и ретикулярные волокна. Базальная мембрана эндотелия венул с высоким эндотелием в лимфатическом узле человека состоит из трех слоев, отличающихся распределением ламинина, гликозаминогликанов и олигосахаридов (A. Free-mont и соавт., 1986). Слой, прилежащий к эндотелию, богат ламинином, содержит фибронектин и олигосахариды. Средний слой богат фибриллами, а слой, прилежащий к паренхиме,— фибриллами и ламинином.


Интерес к проблеме онтогенетического развития посткапиллярных венул с высоким эндотелием в лимфоидных органах обусловлен их важной ролью в иммунологических реакциях (М. Konatni и соавт., 1980; S. Irino и соавт., 1981; С. Kittas, L. Henry, 1981; К. Syrjanen, A. Naukkarinem, 1982), а также указаниями на значение их активности как важного прогностического признака при опухолях (К- Syrjanen, 1982).

Ультраструктура посткапиллярных венул с высоким эндотелие описана в межфолликулярной области в миндалинах (Y. Umetani 1977), групповых лимфатических фолликулах (М. Bennel, A. Hus band, 1981), паракортикальной зоне в лимфатических узла (М. Р. Сапин, Г. В. Буланова, 1981), лимфоидной ткани бронхо (G. Brugge-Gamelkoorn, Van der Kraal, 1985), кортикомедулляр ном и медуллярном слоях дольки вилочковой железы (Т. Ushiki 1986). По-видимому, посткапиллярные венулы с высоким эндоте лием характерны для всех лимфоидных органов (R. Pabst, R. Geis ler, 1981), за исключением селезенки, в которой их возможны аналогом являются эллипсоидные артериолы (оболочечные капилляры) (N. Buyssens и соавт., 1984).

В венулах с высоким эндотелием клетки крови подразделяются на две категории: большинство клеток переносятся в просвет сосуда кровотоком, меньшее количество клеток (лимфоциты) самостоятельно мигрируют в интерстициальную ткань. Высокий эндотелий выполняет функцию своеобразного «фильтра», осуществляя адгезию части лимфоцитов к своей поверхности, что зависит от комплементарное соответствующих макромолекул (P.


drews и соавт., 1980). В качестве основного элемента клеточно-адгезивно-го механизма, определяющего пути миграции рециркулирующих лимфоцитов, G. Woodruff и соавторы (1987) описали поверхностный мембранный комплекс, которому дали название «присоединяющий фактор высокого эндотелия». Прикрепление лимфоцитов к высокому эндотелию посткапиллярных венул осуществляется при помощи специальных рецепторов (хомингрецепторов). Предполагают, что хоминг-эффект связан с распознаванием хомингрецепторами различных углеводных комплексов (S. Rosen, T. Yednock, 1986).

Е. Butcher и соавторы (1979, 1980) разработали количественный метод, позволяющий сравнивать степень адгезии различных типов лимфоцитов к высокому эндотелию. Авторы показали, что высокие эндотелиоциты посткапиллярных венул периферических лимфатических узлов отличаются по своим свойствам от таковых групповых лимфатических фолликулов. В дальнейшем было подтверждено, что В-лимфоциты связываются в основном с высокими эндотелиоцитами посткапиллярных венул групповых лимфатических фолликулов, а Т-лимфоциты — с таковыми лимфатических узлов (S. Stevens, J. Weissman, E. Butcher, 1982). Эти данные привели к возникновению рабочей гипотезы о том, что в различных лимфоидных образованиях (ассоциированных со слизистыми оболочками и периферических лимфоидных органах) имеются, по меньшей мере, 2 типа высоких эндотелиоцитов, отличающихся по сродству к Т.- или В-лимфоцитам (G.


ugge-Gamelkoorn, G. Kraal, 1985; S. Pals и соавт., 1986). Различия между этими типами высоких эндотелиоцитов не базируются на различиях в антигенной стимуляции этих клеток, поскольку доказано, что воздействие антигенов на них не ведет к изменению их Т- или В-специфичности (G. Kraal, A. Twisk, 1984). Антигенная стимуляция, однако, приводит к увеличению числа посткапиллярных венул с высоким эндотелием в органе (N. Anderson и соавт., 1975; P. Herman и соавт., 1979), что прямо пропорционально усилению выхода лимфоцитов.

R. Rasmussen и соавторы (1985) выделили из лимфоцитов лимфы крыс фактор, обеспечивающий связывание лимфоцитов с высоким эндотелием посткапиллярных венул лимфатических узлов. Вероятно, в этом проявляется — один из аспектов избирательности функций высокого эндотелия. Установлено, что через базальную мембрану посткапиллярных венул лимфатических узлов человека проходят преимущественно Т-лимфоциты, способные разрушать некоторые компоненты базальной мембраны посредством ферментов (A. Freemont и соавт., 1986). Не исключено, что этим может быть объяснено преимущественное расположение посткапиллярных венул с высоким эндотелием в Т-зависимых областях лимфоидных органов.

Гистохимически высокие эндотелиоциты отличаются от других эндотелиоцитов высоким содержанием неспецифических эстераз и РНК (С. Ropke и соавт., 1972; N. Anderson и соавт., 1976). На ультраструктурном уровне выявлена высокая метаболическая активность высоких эндотелиоцитов, обилие полисом и зернистой эндоплазматической сети (Н. Hendriks, I. Eestermans, 1983). Высокие эндотелиоциты активно синтезируют и секретируют сульфо-гликолипиды, содержащие галактозу (P. Andrews и соавт., 1982, 1983). Попытки объяснить связь между секрецией высокими эндотелиоцитами сульфогликолипидов и их способностью связывать лимфоциты оказались малоуспешными. Исследования М. Drayson, W. Ford (1984) по перевязке афферентных лимфатических сосудов лимфатического узла показали, что миграция лимфоцитов через высокий эндотелий, снижается параллельно с уменьшением содержания сульфатов в эндотелии. С другой стороны, низкое содержание сульфатов в высоком эндотелии посткапиллярных венул лимфатического узла бестимусных крыс не ведет к снижению уровня миграции через него лимфоцитов (W. Ford и соавт., 1984). В настоящее время доказана роль гидрокарбонатов (В. Gesner, V. Ginsberg, 1964) и различных углеводов (L. Stoolman и соавт., 1984) во взаимодействии высоких эндотелиоцитов и лимфоцитов. Однако подробно механизмы этого процесса не выяснены. В настоящее время не вызывает сомнений, что адгезия лимфоцитов к высоким эндотелиоцитам и их последующая миграция регулируются на многих уровнях. Это, в частности, доказывает эксперименты с моноклональными антителами (R. Reichert и соавт., 1983, 1984; М. Dai-ley и соавт., 1985). По мнению G. Spangrude и соавторов (1984), способность лимфоцитов к адгезии к высоким эндотелиоцитам и их способность к последующей миграции следует рассматривать как самостоятельные процессы, которые, возможно, регулируются различными рецепторными системами.

В связи с тем что посткапиллярные венулы с высоким эндотелием являются специфическим методом входа Т- и В-лимфоцитов в лимфоидные органы, возникает вопрос, какие клеточные элементы ответственны за зкзотаксис лимфоцитов (т. е. способность ре-циркулирующих Т- и В-лимфоцитов находить свои специфические области). Ряд исследователей полагают, что за экзотаксис Т- и В-лимфоцитов ответственны интердигитирующие и дендритные мно-гоотростчатые клетки ретикулярной ткани, создающие специфическое микроокружение соответственно для Т- и В-зависимых областей лимфоидных органов (I. Veldman, 1970; A. Veerman, 1974; W. van Ewijk и соавт., 1974). Таким образом, решение многих вопросов органогенеза и гистофизиологии лимфоидных органов зависит от выяснения конкретных механизмов влияния на сосудистую стенку и лимфоциты микроокружения Т- и В-областей.

Установлено, что посткапиллярные венулы с высоким эндотелием определяются на границе коркового и мозгового вещества вилочковой железы человека на 12—14-й неделе внутриутробного развития (В. Г. Черкасов, 1987), на периферии паракортикальной зоны брыжеечных лимфатических узлов человека на 15—16-й неделе внутриутробного развития (И. И. Бобрик и соавт., 1987) и в межфолликулярной области групповых лимфатических фолликулов подвздошной кишки на 16-й неделе внутриутробного развития. Органной специфики ультраструктурной организации посткапиллярных венул с высоким эндотелием в изученных органах не обнаружено.

Как показали проведенные исследования, одним из существенных признаков отличия мозгового вещества долек вилочковой железы плодов человека от коркового является наличие в первом интердигитирующих многоотростчатых клеток ретикулярной ткани (фагоцитарных мигрирующих клеток, имеющих сходство с белыми отростчатыми эпидермоцитами).

Вблизи последних располагаются посткапиллярные венулы с высоким эндотелием, через которые идет трансмуральная миграция лимфоцитов. Обнаруженные в кортикомедуллярной области и мозговом веществе долек интердигитируюйдие многоотростчатые клетки ретикулярной ткани выделяются светлым матриксом цитоплазмы, отростки которой проникают между окружающими лимфоцитами и характерным образом переплетаются с ними.

Посткапиллярные венулы с высоким эндотелием определяются на границе, коркового и мозгового вещества долек вилочковой железы с 12—14-й недели внутриутробного развития. Их появление связано с увеличением трансмурального транспорта лимфоцитов, а также индуцировано интердигитирующими многоотростчатыми клетками ретикулярной ткани. Эндотелий описываемых посткапиллярных венул имеет высоту 8—12 мкм. В области апикальных отделов клеток высокого эндотелия межклеточные соединения отсутствуют, а в области базальных отделов они представлены плотными контактами. За счет этого между выбухающими клетками высокого эндотелия формируются глубокие впадины. Причем высокий эндотелий изменяет геометрию просвета венул таким образом, что в этих сосудистых сегментах создается медленный и турбулентный кровоток, способствующий маргинации и последующей миграции лимфоцитов. Трансмуральная миграция лимфоцитов идет чрес-клеточным и межклеточным путями.

Светооптическое и электронномикроскопическое исследования брыжеечных лимфатических узлов плодов человека 8—36 нед внутриутробного развития показали, что миграция лимфоцитов через стенку венозных сосудов определяется с 12 нед внутриутробного-развития, между тем посткапиллярные венулы с высоким эндотелием обнаруживаются в развивающихся лимфатических узлах уже после выделения в них на 15—16-й неделе коркового и мозгового вещества.

На 12—14-й неделе внутриутробного развития лимфоциты мигрируют через стенку венозных сосудов, просвет которых ограничен 4—6 эндотелиоцитами (рис. 32). Эндотелиоциты характеризуются неровными контурами люминальной поверхности, наличием областей истончения цитоплазмы в околоконтактной зоне. По ультраструктурной организации они не отличаются от других типичныхэндотелиоцитовнепрерывногосоматическоготипа.

На всех этапах трансмуральной миграции лимфоцитов их форма практически не изменяется и лимфоциты существенно не деформируются. Процесс миграции лимфоцитов вызывает деформацию контура сосудистой стенки за счет того, что мигрирующий лимфоцит впячивается в эндотелиоцит и существенно изменяет его конфигурацию. Лимфоциты мигрируют чресклеточным путем, причем плазмолемма мигрирующих клеток остается отделенной от плазмолеммы эндотелиоцита, образующей поверхность раздела «кровь — паренхима органа».

На 15—36-й неделе внутриутробного развития преимущественным путем миграции лимфоцитов (рис. 33, 34, 35, 36) является миграция через высокий эндотелий посткапиллярных венул, расположенных на периферии паракортикальной зоны. Этот тип эндотелия отличается значительной высотой — до 12 мкм. Эндотелиоциты, кроме обычного набора органелл, имеют развитый пластинчатый комплекс, лизосомы, электронноплотные включения, напоминающие тельца Вейбель — Паладе (рис. 37). Мигрирующие лимфоциты определяются в пространстве между клетками высокого эндотелия и в цитоплазме, что свидетельствует о вероятности как чресклеточного, так и межклеточного способов миграции.

Размеры мигрирующих лимфоцитов сравнимы с размерами эндотелиоцйток, и миграция лимфоцитов через высокий эндотелий не сопровождается деформацией сосудистой стенки.

Сравнивая миграцию лимфоцитов через низкий эндотелий венозных сосудов и через высокий эндотелий посткапиллярных венул, следует отметить: 1) миграция лимфоцитов через высокий эндотелий посткапиллярных венул не сопровождается деформацией сосудистой стенки, а следовательно, не приводит к изменениям региональной гемодинамики; 2) с точки зрения сохранения барьерной функции сосудистой стенки, миграция через высокий эндотелий имеет преимущества, так как слой цитоплазмы эндотелиоцитов на разделе «кровь — паренхима органа» на всех этапах трансмуральной миграции лимфоцитов толще, чем таковой при миграции через низкий эндотелий.

Как нами установлено, посткапиллярные венулы с высоким эндотелием в пренатальный период онтогенеза человека появляются позже, чем йнтердигитирующие многоотростчатые клетки ретикулярной ткани, создающие специфическое микроокружение для Т-зависимых зон лимфоидных органов. В связи с этим важны данные A. Duijvestijn и соавторов (1986) о том, что высокие эндоте лиоциты имеют детерминированную антигенную структуру, отличающуюся от других эндотелиоцитов.

В качестве специфического маркера высоких эндотелиоцитов у мыши A. Duijvestijn и соавторы (1986) предложили моноклональное антитело МЕСА-325. Как оказалось, данное антитело in vitro угнетает адгезию, но не влияет на способность лимфоцитов к миграции. Обнаружение маркера высоких эндотелиоцитов важно для решения двух центральных вопросов его гистофизиологии—о способности высоких эндотелиоцитов к регуляции и о возможности превращения обычного эндотелия в высокий эндотелий.

Представляет интерес, что похожие на посткапиллярные венулы с высоким эндотелием сосуды выявляются при хроническом воспалении. В индуцированных грануломах отмечено сродство МЕСА-325 к сосудам в области лимфоцитарной. инфильтрации, то же определено in vitro, когда эндотелиоциты инкубировали в у-интерфероне (A. Duijvestijn и соавт., 1985, 1986). Эти данные подтверждают мнение о том, что высокие эндотелиоциты дифференцируются из обычных эндотелиоцитов непрерывного типа под влиянием локального микроокружения.  -G. Kraal и соавторы (1987) преполагают, что высота эндотелио цитов посткапиллярных венул — вторичный фактор в обеспечении миграции лимфоцитов, индуцируемый клетками микроокружения. S. Fossum,, W. Ford (1985) отмечают, что многоотростчатые клетки ретикулярной ткани лимфатических узлов могут ускорять, задерживать или изменять циркуляцию лимфоцитов.

Гипотетически можно предположить, что данные функции многоотростчатых клеток ретикулярной ткани проявляются в нескольких аспектах. Во-первых, присутствие дендритных многоотростчатых клеток ретикулярной ткани в лимфатическом узле влияет на венулы с высоким эндотелием и миграцию малых лимфоцитов в лимфатический узел (Н. Hendriks, 1981; М. Drayson, W. Ford, 1984). Во-вторых, интердигитирующие многоотростчатые клетки ретикулярной ткани обусловливают разделение Т- и В-лимфоцитов, которые локализуются в интерстиции после миграции через стенку посткапиллярных венул с высоким эндотелием, по соответствующим областям (S. Fossum и соавт., 1983). В-третьих, интердигитирующие многоотростчатые клетки ретикулярной ткани, могут увеличивать время прохождения лимфоцитов через лимфатический узел (S. Fossum и соавт., 1983). В-четвертых, быстрая остановка выхода лимфоцитов в эфферентном лимфатическом пути, которая следует за антигенным воздействием («закупорка»), происходит под влиянием нелимфоид-ных клеток (P. Frost, E. Lance, 1974), однако способы их распознавания и локализация еще не выяснены.

4.4.2. Развитие венулярного отдела гемомикроциркуляторного русла в постнатальный период онтогенеза

В ранний постнатальный период онтогенеза продолжаются процессы структурной дифференцировки стенок посткапиллярных венул и венул гемомикроциркуляторного русла. В стенках венул увеличивается количество перицитов, постепенно утолщается адвентициальная оболочка. В адвентициальной оболочке возрастает численность клеточных элементов и коллагеновых волокон. Увеличивается диаметр венул, особенно на первом году жизни (Ю. А. Максимук и соавт., 1982; М. М. Городок, 1985). Постепенное увеличение диаметра венул сопровождается уменьшением просвета артериальных микрососудов (Ю. А. Максимук и соавт., 1982; В. М. Орлов, Е. П. Мерперт, 1983). Это обеспечивает повышение давления в системе микроциркуляции, что необходимо для осуществления обменных процессов.

По мере развития наблюдается превалирование венулярного отдела гемомикроциркуляторного русла над артериолярным (А. И. Лоцманова, В. В. Кузнецова, 1984; Г. С. Семенова, К. П. Федотова, 1985). Особенно это характерно для эндокринных органов. Преобладание венулярных сосудов обеспечивает замедление кровотока, депонирование определенной части крови, что необходимо для более полного транссосудистого обмена между кровью и рабочими элементами органа.

В первые годы жизни усложняется ангиоархитектоника венулярного отдела гемомикроциркуляторного русла (М. М. Городок, 1985).

По мере старения организма стенки венулярных сосудов гемомикроциркуляторного русла истончаются, варикозно расширяются (А. И. Семанько и соавт., 1985; Ю. К. Падалкин, В. С. Журавлев, 1986; В. В. Соколов и соавт., 1987). Возрастает извилистость хода венулярных сосудов. Часть посткапиллярных венул запустевает в связи с редукцией отдельных капиллярных сетей (Е. Н. Агапова, 1982). Истонченные сосудистые стенки с последующими варикозными изменениями способствуют развитию венозной атонии на уровне сосудов гемомикроциркуляторного русла. Это рассматривается как адаптационная реакция, направленная на увеличение депонирования крови и уменьшения нагрузки на сердце (Е. Н. Агапова, 1982). Однако длительный венозный застой приводит к нарушению циркуляционных и обменных процессов, что способствует развитию отеков и усугублению явлений тканевой гипоксии.

Источник: www.cardiogenes.dp.ua

Особенности люминального рака молочной железы

В зависимости от того, какая клетка была родоначальницей рака, люминальная или базальная, и определяется тип. На данный момент злокачественные новообразования молочных желез принято разделять на четыре молекулярные типа рака молочной железы:

  • HER2-положительный тип;
  • Базальный тип;
  • Люминальный рак молочной железы тип А;
  • Рак молочной железы люминальный тип В.

Наиболее часто встречающиеся это: люминальный тип А рака молочной железы и люминальный тип В рака молочной железы. Критерием их дифференцировки является характер экспрессии рецепторов к гормонам.

Люминальный тип А рака молочной железы – самый распространенный. Согласно статистике, на его долю припадает около сорока процентов всех случаев. Чаще всего это пациентки в постменопаузальном периоде. Этот тип люминального рака характеризуется высокой чувствительностью к эстрогену и прогестерону, отрицательной гиперэкспрессией Her2neu и пролиферативной активностью менее двадцати процентов.

Люминальный тип В рака молочной железы менее распространенный, но подвержены более молодые девушки и женщины. Этот тип рака намного чаще дает метастазы в лимфатические узлы и другие органы. Характерным является положительная экспрессия к прогестерону и эстрогену. Лечение люминального рака типа В более сложное, так как этот вид рака плохо отвечает на терапию.

Лечение люминального рака молочной железы

Для лечения люминального рака молочной железы типа А, наиболее часто применяют хирургическое лечение и гормонотерапию.  К лучевой терапии принято обращаться в случае наличия метастазов. Химиотерапевтическое лечение при люминальном типе А рака молочной железы чаще всего не эффективное – опухоль не чувствительна к химиотерапевтическим препаратам. 

Лечение люминального В типа рака молочной железы отличается от лечения типа А. Хирургическое лечение, гормонотерапия и таргетная терапия – основные методы лечения. При наличии метастазов как же применяют лучевую терапию. Химиотерапевтическое лечение при люминальном раке типа В широко назначается при агрессивном новообразовании с высоким уровнем Ki-67.

Прогноз при люминальном раке молочной железы

Прогноз при люминальном типе А рака молочной железы положительный при своевременной постановке диагноза и правильном лечении. В случае эффективной терапии риск рецидива низкий, а пятилетняя выживаемость почти сто процентов.

В случае люминального рака В, прогнозировать чуть труднее, ведь лечение более сложное, но при правильном подборе и выполнении всех рекомендация прогноз неплохой. Риск рецидива в сравнении с типом А намного выше, поэтому обязательным является динамическое наблюдение и своевременные профилактические осмотры у специалиста, дабы избежать рецидива. Вторичная профилактика также включает исключение факторов, которые могут привести к рецидиву, например, алкоголь, курение, лечение коморбидной патологии и т.п.

Юсуповская больница занимается вопросами диагностики и лечения молекулярных типов рака молочной железы и на протяжении многих лет успешно оказывают медицинскую помощь на наивысшем уровне. Учитывая особенности люминального рака, специалисты Юсуповской больницы научились находить решения и помогать в самых непростых случаях. В Юсуповской больнице есть все необходимое оборудование для диагностики и лечения люминального рака. Высококвалифицированные доктора работают для того, чтобы жизнь каждого пациента была долгой и счастливой. Во время консультации каждый пациент может получить ответы на все интересующие его вопросы.

Источник: yusupovs.com

Модель переноса электрона пластоцианином в люмене с одной стороны, учитывает сложную геометрию люминального пространства, а с другой стороны достаточно подробно описывает электростатические взаимодействия белков – участников электронного транспорта.

Пластоцианин – небольшой водорастворимый белок, основная функция которого заключается в переносе электронов от цитохромного bf комплекса к фотосистеме 1. Пластоцианин диффундирует в замкнутом внутреннем объеме (люмене) тилакоидов хлоропластов зеленых растений (рис. 1).

Молекулы пластоцианина окисляют цитохром f и восстанавливают реакционный центр фотосистемы 1, диффундируя в люминальном пространстве на довольно большие расстояния (сотни нм), перенося электроны между гранальными и стромальными областями в тилакоидах. В нативном хлоропласте толщина люмена (40-100 Å) сравнима с размерами пластоцианина (40х28х30 Å). Поэтому в люмене диффузия пластоцианина сильно затруднена выступающими частями трансмембранных мультиферментных комплексов и скорость диффузии и электронного транспорта зависит от ширины люмена, расстояния диффузии и структуры люминального пространства.

Известно, что электростатические взаимодействия играют ключевую роль при связывании пластоцианина с мультиферментными комплексами: благодаря наличию электростатических сил притяжения и отталкивания диффузия пластоцианина к сайту связывания с белковым комплексом имеет направленный характер, а молекула пластоцианина ориентируется в электрическом поле комплекса.

Для передачи электрона от цитохрома f на пластоцианин необходимо, чтобы пластоцианин подошел близко к цитохрому f и образовался комплекс Pc-Cyt f. Физическими механизмами, благодаря которым происходит перемещение и образование комплексов, являются диффузия и электростатические взаимодействия. Сам процесс формирования комплекса белков может быть условно разделен на несколько этапов: (1) броуновскую диффузию белков к месту докинга; (2) их сближение за счет действия электростатических сил притяжения между молекулами, взаимную ориентацию молекул в пространстве и формирование предварительного комплекса; (3) образование финального комплекса и перенос электрона в нем.

В качестве редокс центра в пластоцианине выступает атом меди, он связан с четырьмя лигандами – His37, Cys84, His87 и Met92 (рис. 2). Несмотря на то, что атом меди закрыт от молекул растворителя, лиганд His87 выступает на поверхность белка и окружен гидрофобными остатками. Этот гидрофобный участок считают основным сайтом связывания с PSI и cyt f. На поверхности пластоцианина находится два отрицательно заряженных патча. Один из патчей расположен около Tyr83, рядом с лигандом Cys84, и образован Asp42, Glu43, Asp44 и Asp51, второй патч находится на противоположном участке молекулы и образован Glu59, Glu60, Asp61, and Glu68.

Сейчас известны структуры пластоцианинов из многих организмов (тополь, петрушка, шпинат и др.) в окисленном и восстановленном состояниях (на атоме Cu заряд +2e и +1e, соответственно) и при разных рН.

Цитохром f – самая крупная субъединица цитохромного b6f комплекса, является терминальным акцептором цитохромного b6f комплекса и передает электроны на пластоцианин. Единственная ?-спираль цитохрома f пронизывает мембрану и держит белок заякоренным, однако большая часть белка находится в люмене. Люминальная часть cyt f состоит из двух доменов. Большой домен расположен ближе к мембране и состоит из антипараллельного β-сэндвича, образованного двумя ?-листами, и небольшого гем-связывающего пептида. Малый домен имеет смешанную укладку бочонок-сэндвич и встроен между двумя ?-тяжами большого домена. На большем домене между двумя короткими спиралями на N-конце белка находится гем. Гем ковалентно связан с двумя консервативными аминокислотными остатками из второй спирали – Cys21 и Cys24. Пятый лиганд атома железа в геме – His25, шестой – α-аминогруппа N-терминального аминокислотного остатка тирозина 1.

В настоящее время известны структуры люминальной части cyt f из турнепса (PDB структуры 1CTM, 1HCZ), зеленой водоросли Chlamydomonas reinhardtii (PDB структуры 1CFM, 1EWH) и цианобактерии Phormidium Laminosum (PDB структура 1CI3).

Цитохром f из турнепса, несмотря на суммарный отрицательный заряд, имеет обширную область положительного электростатического потенциала, сформированную положительно заряженными аминокислотными остатками большого (Lys58, Lys65, Lys66) и малого (Lys185, Lys187, Arg209) доменов. Исследование ЯМР структуры комплекса, образованного пластоцианином из шпината и цитохрома f из турнепса (PDB структура 2PCF), показало, что данные остатки расположены в комплексе рядом с отрицательно заряженными остатками пластоцианина – Asp 42, 43, 44 и Glu 59, 60.

Для регистрации изменения концентрации окисленных и восстановленных форм cyt f и Pc при их реакции в растворе используют методы быстрого смешения Rapid Mix, остановки потока stopped-flow.

Кривые восстановления Pc (или окисления cyt f) являются однофазными. С помощью метода ЯМР спектроскопии определены константы скорости второго порядка для различных мутантов пластоцианина в зависимости от ионной силы и рН раствора. С увеличением ионной силы константа скорости падает, это говорит о том, что в связывании Pc и cyt f определяющую роль играет электростатическое притяжение между молекулами.

Простейшая кинетическая схема реакций Pc и cyt f выглядит следующим образом:

где kon – константа связывания белков, ket – константа скорости транспорта электрона в комплексе, PcI – восстановленный Pc (с Cu+), PcII – окисленный Pc (с Cu2+), cyt fred – восстановленный cyt f, cyt fox – окисленный cyt f.

Согласно (Kaant, Young et al. 1996) при ионной силе 100 мМ минимальное значение для константы скорости транспорта электрона ket с cyt f на Pc – 26*103с–1, константа связывания kon – 18*107 (М*с)–1, согласно (Modi, He et al. 1991) для реакции cyt f из семян капусты и Pc из гороха ket равна 62*103с–1, а kon равна 4.35*10–1 (М*с)–1. Различия в константах связаны с разными видами cyt f.

ПАРАМЕТРЫ МОДЕЛИ

В прямой модели молекулы белков совершают хаотическое броуновское движение. В результате броуновского движения может происходить сближение двух или большего количества белков на расстояние электростатического взаимодействия. При этом белки ориентируются в суммарном электрическом поле других белков и могут занять выгодную позицию для связывания (докинга). Занятие белком выгодной для докинга позиции означает, что расстояния между взаимодействующими частями молекул должно быть меньше некоторых расстояний (параметров модели), которые мы называем расстояниями докинга. Правильный подбор параметров модели (расстояний докинга) обеспечивает выгодную для последующего связывания взаимную ориентацию белков относительно друг друга. Таким образом, расстояниями докинга r мы называем расстояния между определенными атомами молекул пластоцианина и цитохрома f в комплексе. Связывание белков, занимающих выгодную взаимную ориентацию, происходит с некоторой вероятностью p, которую мы называем вероятностью докинга.

После связывания восстановленная молекула цитохрома f передает электрон на находящуюся с ней в комплексе молекулу пластоцианина за некоторое время. При этом происходит изменение редокс-состояния молекул. Время передачи электрона в комплексе, вероятность связывания белков (докинга) и расстояния докинга являются параметрами прямой модели.

Модельные расстояния докинга и экспериментальные данные о строении комплекса пластоцианина и цитохрома f представлены в таблице 1.

Таблица 1. Расстояния между атомами в комплексе Pc-cyt f, определенные методом ЯМР в работе (Ubbink, Ejdebeck et al. 1998), и расстояния, используемые нами в модели в качестве условия образования комплекса.

Аминокислотные остатки Pc и cyt f, расположенные рядом в комплексе Pc-cyt f Номера и названия атомов, между которыми измеряется расстояние R, Å
Расстояние в комплексе (Ubbink, Ejdebeck et al. 1998)
R, Å
Расстояние в модели
Pc cyt f
Asp42-Arg209 591 – OD2 3278 – HH2 4.1 18
Glu43-Lys187 607 – HB 2930 – HE 1.34 18
Asp44-Lys185 618 – OD2 2895 – HZ 3.56 18
Glu60-Lys58 842 – HA 912 – HZ 4.35 25
1435 – Cu 3881 – Fe 10.7–11.3 40

Последующие процессы образования финального комплекса учтены в модели неявно с помощью параметра вероятности связывания белков: связывание двух белков, расстояния между которыми удовлетворяют условиям связывания, происходит с некоторой вероятностью p. Она проверяется на каждом шаге модели: генерируется случайное число от 0 до 1, если оно меньше p, то считается, что комплекс образовался, если больше – то нет. Если комплекс не образовался, то белки могут разойтись или остаться, и на следующем шаге им опять предоставляется возможность образовать комплекс с вероятностью p.

После связывания белков может происходить передача электрона внутри комплекса с восстановленной молекулы белка на окисленную за некоторое время. При этом происходит изменение редокс-состояния молекул.

Модель позволяет изучать влияние ионной силы и распределения зарядов на молекулах, рН, температуры на кинетические характеристики взаимодействия белков.

Модельными параметрами, значения которых нужно подбирать для совпадения результатов моделирования с экспериментом, являются вероятность связывания белков и расстояния связывания. Другие же параметры модели – шаг по времени и шаг сетки для расчета потенциала – оцениваются, исходя из физических принципов, и в дальнейшем не меняются.

Источник: www.mathcell.ru

Ядро, занимающее центральную область, уплощенной овоидной формы, выполнено филаментозным эу- и гранулярно-глыбчатым гетерохроматином. Ядрышки невелики и их редко бывает больше одного. В зоне перикариона, окружающей ядро, сосредоточена основная масса органелл, обеспечивающих энергетические и пластические потребности клеток. Комплекс Гольджи обычно расположен ближе к люминальной поверхности. Его профили имеют вид плоских полостей, образуемых элементарной мембраной, которые окружены немногочисленными крупными вакуолями и группами мелких везикул, иногда с уплотненным содержимым.

Гладкая и гранулярная эндоплазматическая сеть представлены разнонаправленно- ориентированными канальцами. Мембрана гранулярного ретикулума усеяна РНП-гранулами (рибонуклеопротеидные частицы). Немногочисленные митохондрии имеют округлую или овоидную формы диаметром 0,1–1 мкм, внутренняя мембрана образует 3–6 коротких крист. Количество лизосом и их размеры также невелики, они имеют типичное строение. Митохондрии и лизосомы содержат весь набор ферментов, характерных для этих органелл. Цитоспецифическим элемен том ультраструктуры эндотелиоцитов являются тельца Вейбеля — Паладе длиной 2–3 и диаметром 0,15 мкм. Электронная плотность их содержимого изменяется от значительной до высокой в соответствии с функциональным состоянием.

Форма эндотелиальной клетки поддерживается элементами цитоскелета, объединенными в сеть. В этой сети различают цитокортекс, лишенный органелл, расположенный непосредственно под плазмолеммой и лучше выраженный в контактной зоне клетки, микротрабекулярную решетку эндоплазмы и волокна напряжения, пересекающие цитоплазму в различных направлениях. Филаменты этой сети образованы актином, способным переходить из глобулярной Г-формы в фибриллярную Ф-форму либо вновь деполимеризоваться. Элементами цитоскелета являются также ориентированные вдоль клетки микротрубочки, довольно редко выявляемые в срезах, и так называемые промежуточные фибриллы, служащие для соединения элементов фибриллярного каркаса.

Структурирование фибрилл актина требует расхода АТФ. При взаимодействии с молекулами миозина и Са2+ Ф-актин генерирует силу, влияя на расположение органелл и рельеф клеточной поверхности. Связь миофибрилл с плазмолеммой в зонах межэндотелиальных стыков дает основания думать о зависимости их проницаемости от состояния цитоскелета, а его контакты со встроенными в плазматическую мембрану рецепторами — о возможности регуляторного влияния эндотелиоцитов на процессы ультрафильтрации.

Плазматическая мембрана эндотелиоцита — типичная трехслойная биологическая мембрана с белковыми комплексами, погруженными в липидный биослой. Их выступающие полярные части со стороны цитоплазмы входят в состав субмембранного, а снаружи — параплазмолеммного слоев клеточной оболочки. Люминальная поверхность эндотелия покрыта гликокаликсом,  в котором присутствуют сиаловые кислоты, гликолипиды, гепарин, моно- и полисахариды, белки. Весь этот материал организован в виде рыхлого внеклеточного слоя, пропитанного водой  с ионами, мелкодисперсными белками, белками плазмы крови.

Важным структурно-функциональным элементом эндотелиального монослоя являются межклеточные контакты. Периферические и контактные зоны смежных клеток могут просто накладываться друг на друга либо формировать интердигитации, значительно усложняющие контуры межклеточной щели. При этом край одной из клеток свободно свисает в просвет сосуда, образуя так называемую маргинальную складку. Пространство между клетками шириной в среднем 2–3 нм на всем протяжении заполнено межклеточным "цементом", близким по своим физико-химическим свойствам к гликокаликсу. Зоны резкого сближения примыкающих поверхностей клеток могут перемежаться локальными расширениями контактной щели.

Специализированными структурами, поддерживающими целостность эндотелиальной выстилки сосуда, являются плотные и щелевые контакты в области латерального примыкания эндотелиоцитов. Плотный или замыкающий контакт, образованный слиянием внешних листков плазмолеммы смежных клеток, представляет собой пенталамилярный комплекс, укрепленный сетью контактных фибрилл. Щелевидные межэндотелиальные контакты отмечают значительно реже. Они имеют определенное структурное сходство с по доб ными образованиями вставочных дисков кардиомиоцитов. Несмотря на наличие этих специализированных структур, межклеточная щель обеспечивает ультрафильтрацию жидкости и небольших гидрофильных молекул по гемотканевому градиенту давления.

Отличительной особенностью поверхности эндотелиоцитов является лабильность, которая проявляется формированием многочисленных выступов и втяжений, отшнуровывающихся в виде мик ропино ци тозных везикул. Они способны вновь встраиваться в плазмолемму либо сливаться друг с другом, образуя полиморфные гроздьевидные или цепочечные комплексы из нескольких элементов. Микропиноцитозные везикулы представляют собой округлые образования диаметром 50–70 мм, выстланные изнутри слабоосмиофильным аморфным или гранулярным материалом. Основная их функция — трансэндотелиальный "контейнерный" перенос грубодисперсных веществ. Процесс отделения нагруженного ими пузырька от плазмолеммы, как и последующее слияние с ней и опорожнение на противоположной поверхности клетки, осуществляется значительно быстрее, чем его перемещение через цитоплазму. В связи с этим микровезикула большую часть времени существует в виде более или менее глубокого инвагината плазмолеммы либо не связанного с ней мембранного образования.

Ассоциируясь, микровезикулы могут формировать динамичные трансэндотелиальные канальцы, диафрагмированные, если между ними сохраняются везикулярные перегородки, либо свободные при их отсутствии. В первом случае они становятся дополнительным маршрутом миграции низкомолекулярных липотропных веществ, во втором — канальцами для ультрафильтрации по градиенту давления.

Популяция микровезикул эндотелиоцита неоднородна. Некоторая часть из них имеет отношение к секреторному процессу, другие являются, по-видимому, мембранным резервом клетки и активно не участвуют в транспортном процессе. Часть везикул в фазу формирования загружается свободно, а фактором, лимитирующим размер диффундирующих в везикулу веществ, является ширина устья. У других оно перекрыто диафрагмой толщиной 3–5 мм, которая является фильтром, осуществляющим селекцию загружающего везикулу материала с учетом размеров и заряда его частиц.

Так называемые окаймленные везикулы, окруженные со стороны цитоплазмы специализированным белком — клатрином, связанным с цитоскелетом, участвуют не только в рецепторопосредованном эндоцитозе липопротеинов, грубодисперсных белков и положительно заряженных частиц, но и в переносе материала из эндоплазматического ретикулума в пластинчатый комплекс.

Сосудистый эндотелий является полифункциональной системой, оказывающей регуляторное воздействие как на сосуды, так и на систему крови. Образует тромборезистентную поверхность, участвует в ге мо тканевом обмене, обеспечивая его селективность, синтезирует и катаболизирует целый ряд биологически активных веществ, участвует в липидном обмене и регуляции тонуса сосудистой стенки. Благодаря наличию рецепторного аппарата, эндотелий чувствителен к ацетилхолину, катехоламинам, гормонам гипофиза, вазопрессину и окситоцину, гистамину, факторам, выделенным тромбоцитами, — серотонину, тромбоксану А2, брадикинину. Эндотелиальные клетки артерий участвуют в метаболизме таких веществ, как норадреналин, серотонин, аденозин, в них присутствует АПФ, образуются метаболиты арахидоновой кислоты, лейкотриены, в частности простациклин (ПГI2), обладающий вазодилататорными и антиагрегантными свойства.

Клетки эндотелия выделяют эндотелиальный релаксирующий фактор, идентифицированный как NO, а также ангиотензин, эндотелин — полипептид вазоконстрикторной природы, повышающий уровень АД. Секреция эндотелиального фактора роста детерминирует новообразование сосудов.

Являясь естественной границей между тканями и кровью, эндотелий образует и связывает на своей поверхности широкий спектр антитромботических, антикоагулянтных и прокоагулянтных факторов, ре гули рует агрегатное состояние пристеночного слоя плазмы крови. Гликокаликс эндотелия, как и поверхность форменных элементов крови, имеет отрицательный заряд, что также во многом определяет тромборезистентность сосудистой стенки. Неравномерное, "доменное" распределение этого заряда в гликокаликсе оказывает существенное влияние на его неспецифическую адгезивность и транспортную функцию, основанную на электростатическом взаимодействии.

В эндотелиоцитах присутствует набор ферментов, необходимых для разрушения фибрина, синтеза биологически активных веществ, компонентов базальной мембраны и межклеточного вещества. Энзимы интегрированы с мембранами митохондрий и других органелл, с плазмолеммой, содержатся в лизосомах, адсорбированы гликокаликсом, связаны с рецепторами — гликопротеин- ферментными комплексами, встроенными в плазмолемму. Гликопротеиновый компонент рецептора, взаимодействующий со специфическим раздражителем, структурирован в гликокаликсе. Полученный сигнал передается на протеидный компонент рецептора и далее на встроенный в толщу мембраны G-белок, последовательно вызывая в них конформационные изменения. При этом G-белок приобретает способность взаимодействовать с гуанозинтрифосфатом, дополнительно изменяя свою пространственную конфигурацию. Это служит сигналом для активирования аденилциклазы, гуанилциклазы либо фосфолипазы — любого из ферментов, локализованных на внутренней поверхности плазмолеммы и функционально сопряженных с соответствующим рецептором. В результате в клетке повышается концентрация вторичных мессенджеров: цАМФ, NO, цГМФ, диацилглицерола и инозитолтрифосфата, которые изменяют концентрацию Са2+, стимулируют разнообразные ферментные системы и тем самым различные виды клеточной активности.

Эндотелиальный монослой лежит на базальной мембране, связываясь с ней полудесмосомами и адгезивными белками, в частности фибронектином. Во всех отделах сосудистого русла сердца базальная мембрана имеет трехслойное строение и тонкофибриллярную сетчатую основу, ячейки которой выполнены гликопротеинами и гепаринсульфатсодержащими протеогликанами. Наряду с пограничной и опорной функциями, она выполняет роль барьера с электростатическими свойствами, проницаемость которого для фильтрирующихся субстратов зависит от их размера и заряда .

Эндотелиальный слой механически непрочен и легко травмируется, например воздействием высокого напряжения сдвига, однако возникшие микродефекты быстро восстанавливаются благодаря высокой регенераторной способности эндотелиоцитов .

К базальной мембране прилежит субэндотелиальный слой, который составляет пример- но 1/6 толщины всей стенки и в магистральных суб эпикардиальных артериях развитлучше, чем в разнокалиберных сосудах других регионов. Образован различно ориентированными коллагеновыми волокнами, погруженными в основное межклеточное вещество, богатое гликозаминогликанами. В нем выявляют также немногочисленные фибробласты, низкодифференцированные секреторно активные гладкомышечные клетки, изредка — макрофаги. В местах ветвления сосудов и других участках, испытывающих сильное воздействие потока крови, отмечают мышечно-эластические утолщения, в которых различают поверхностный и более богатый волокнистыми элементами глубокий слой.

В.В. Братусь, А.С. Гавриш "Структура и функции сердечено-сосудистой системы"

Источник: medbe.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.