Опухоли жкт


Нейроэндокринные опухоли (НЭО) желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) составляют менее 2% всех опухолей этой локализации. Встречаемость наибольшей группы — пациентов с карциноидами, составляет 2,4 на 100 000 населения. Реальные показатели заболеваемости — по всей видимости, далеки от действительности, так как при исследовании аутопсийного материала карциноиды брюшной полости встречаются с частотой 8,4 на 100 000 человек. По своей сути нейроэндокринные опухоли — это гетерогенная группа эпителиальных опухолей с эндокринно-клеточной дифференцировкой и наличием ряда антигенов нервной ткани. В литературе существуют следующие синонимы этих новообразований: «карциноидные опухоли», «АПУД-омы», «гастроэнтеропанкреатические опухоли», «опухоли островковых клеток». Они отражают не только отдельные виды НЭО, но и являются своего рода иллюстрацией истории открытия этой группы заболеваний: в 1902 г. Oberndorfer впервые ввел термин «карциноид»; в конце 70-х годов Pearse выдвинул концепцию специализированной высокоорганизованной клеточной системы, которую он назвал APUD-системой (Amine Precursor Uptake and Decarboxylation).


НЭОЖКТ можно представить в виде двух больших групп 1-я — карциноиды; и 2-я — опухоли поджелудочной железы, к которым относятся: гастринома, соматостатинома, глюкагонома, випома, инсулинома. Карциноидные опухоли, развивающиеся из энтерохромаффинных клеток, и инсулинома, источником которой являются клетки островкового аппарата поджелудочной железы, в 80-90% случаев являются доброкачественными, поскольку в основе их лежит трансформация специализированных зрелых клеток. Источником других нейроэндокринных опухолей, таких как гастринома, випома, соматостатинома, является мультипотентная стволовая клетка, дающая начало как эндокринным, так и экзокринным клеткам. Потенция к злокачественному росту неоплазм из этих клеток достигает 60-70%. НЭО поджелудочной железы по способности секретировать специфический гормон делятся на функционирующие и нефункционирующие. Функционирующие опухоли составляют 60%, встречаются с частотой 3,6-4 на 1 млн. населения и включают в себя такие известные клинические синдромы, как синдром Золлингера — Эллиссона, гипогликемический синдром, синдром Вернера — Моррисона и др. Опухоли, не сопровождающиеся клиническими симптомами, называются нефункционирующими и составляют 15-30% всех НЭО.


Несмотря на отсутствие характерных клинических проявлений, эти опухоли также секретируют гормоны (хромогранин А, панкреатический полипептид YY), не вызывающие каких-либо клинических проявлений, но определяющие принадлежность их к НЭО. Карциноиды классифицируют по эмбриогенезу относительно отделов эмбриональной кишечной трубки: из верхней, средней и концевой части — foregut, midgut, hindgut соответственно. К foregut НЭО относят опухоли легких, тимуса, желудка, ДПК и поджелудочной железы; к midgut НЭО — опухоли тонкой кишки, аппендикса, правых отделов толстой кишки; к hindgut НЭО опухоли левой половины ободочной кишки и прямой кишки. В этих подгруппах для опухолей характерны определенные общие биологические и клинические характеристики. Так, foregut НЭО отличает низкое содержание серотонина, частая секреция гистамина и различных гормонов, определяющих клинику и онтогенез опухоли. Эта группа опухолей характеризуется высоким потенциалом метастазирования в кости и атипичным течением карциноидного синдрома. Midgut НЭО редко секретируют гормоны, но секреция серотонина и других вазоактивных субстанций (кинины, простагландины, субстанция Р) обусловливает высокую частоту карциноидного синдрома. В то же время, при локализации НЭО в дистальных отделах толстой кишки карциноидный синдром практически не встречается. При этом отмечается высокая частота метастазирования в печень и очень редко поражение костей.


йроэндокринные опухоли могут возникать спорадически или как проявление наследственного синдрома множественных эндокринных неоплазий. Известно 4 синдрома: MEN-1, MEN-2, синдром von Hippel-Lindau, комплекс Carney. Наиболее часто с НЭОЖКТ ассоциируется синдром MEN-1, описанный в 1954 г. Вермером. Наследуется он по аутосомно-доминантному типу. У родственников I степени риск заболеть множественными эндокринными опухолями составляет 50%. Неоплазии в этой группе больных возникают в 2-4 органах, содержащих эндокринные клетки. Характерны следующие проявления MEN-1: паратиреоидная гиперплазия (90%), доброкачественные и злокачественные панкреатические эндокринные опухоли (80%), аденомы гипофиза (40%), аденомы надпочечников (15%), аденомы щитовидной железы, карциноиды, липоматоз. Лиц с MEN-1 во 2-3-й декаде жизни и их родственников подвергают тщательному мониторингу.

Для этого используют специальную программу скрининга, предложенную B. Eriksson, включающую обязательное определение следующих биохимических показателей:

  1. сывороточный кальций;
  2. паратиреоидный гормон в сыворотке;
  3. гастрин и инсулин в крови натощак;
  4. хромогранин А и панкреатический полипептид в плазме;
  5. пролактин в сыворотке у женщин.

Как указывалось выше, более половины нейроэндокринных опухолей желудочно-кишечного тракта являются функционально активными. Секреция пептидных гормонов и аминов определяет клиническую картину. Целесообразным является более детальное рассмотрение опухолей, определяющих эти синдромы.


Карциноиды

Карциноидные опухоли встречаются с частотой 2-3 на 100 000 человек. Самая частая локализация карциноидных опухолей — червеобразный отросток, второе место занимает тонкая кишка (подвздошная в 23 % случаев, тощая кишка в 1%). Карциноиды толстой и прямой кишки редко сопровождаются карциноидным синдромом, на их долю приходится 1-2% всех раков этой локализации. В желудке и двенадцатиперстной кишке карциноид диагностируется лишь в 3-6% случаев, поэтому среди НЭО билиопанкреатодуоденальной области встречается всего в 3-4% случаев. Возникают карциноиды из желудочно-кишечных энтерохромаффинных клеток. К моменту постановки первичного диагноза метастазы определяются у 45% больных. По частоте метастазирования первое место занимает поджелудочная железа — 76%, затем идет тонкая и толстая кишка — 71%. Пятилетняя выживаемость всех карциноидов, независимо от локализации, составляет примерно 50%. В 10% случаев они ассоциируются с MEN-1.

Карциноидные опухоли секретируют в разных пропорциях биоактивные амины и пептиды, включая нейронспецифическую энолазу, серотонин, 5-гидрокситриптофан, синаптофизин, хромогранины А и С, инсулин, панкреатический полипептид, гормон роста, нейротензин, АКТГ, меланоцитстимулирующий гормон, кальцитонин, различные тахикинины, рилизинг-гормонp, фактор роста тромбоцитарного происхождения, гормон роста, бомбезин, трансформирующий фактор роста Р.


и могут быть определены в сыворотке заболевших с помощью иммунохимических и радиоиммунохимических методов. Специфическим клиническим проявлением является карциноидный синдром. Типичная форма синдрома отмечается в 95% случаев и чаще всего манифестирует при метастазах в печень. Для него характерны следующие симптомы: приливы (90%), поносы (70%), боли в животе (40%), поражение клапанов сердца (45%), телеангиэктазии (25%), диспноэ (15%), пеллагра (5%). Типичный синдром в первую очередь обусловлен серотонином, тахикининами, калликреином, простагландинами. Атипичный синдром регистрируется в 5% случаев, характеризуется приливами, головными болями, слезотечением, бронхоспазмами. Атипичный синдром является следствием опухолевой секреции 5-гидрокситриптофана, гистамина и других пептидов и гормонов и характерен для карциноидов желудка и ДПК. Приливы при атипичном синдроме проявляются кратковременным покраснением лица, шеи, туловища по сосковым линиям. Основными жалобами являются ощущение жара, слезотечение, потливость, зуд. Кожа при атипичном синдроме приобретает пурпурно-фиолетовый цвет, на месте эритемы возникают множественные телеангиэктазии. Эти изменения более длительные, чем при типичном синдроме. У больных развиваются кардиальные нарушения, обусловленные фиброзом эндокарда, который приводит к дефектам клапанов.

ычно повреждаются створки трикуспидального клапана и клапаны легочных вен, что ведет к трикуспидальной недостаточности и вторичной правожелудочковой недостаточности. При высоких уровнях тахикининов кардиологические осложнения особенно выражены. Больные с карциноидным синдромом страдают от белковой недостаточности, поскольку 50% пищевого триптофана расходуется на синтез серотонина. Наиболее тяжелым осложнением является карциноидный криз. Он может возникнуть спонтанно или провоцироваться такими факторами, как стресс, анестезия, биопсия опухоли. Все симптомы в этот период обостряются в связи с выбросом в кровь больших количеств биологически активных веществ. Карциноидный криз является неотложным угрожающим состоянием.Для диагностических целей, а также мониторинга терапии карциноидного синдрома, в моче определяют серотонин и его основной метаболит — 5-гидроксииндол- уксусную кислоту (5-HIAA). Если содержание в моче 5-HIAA > 150 мкмоль за 24 ч — это несомненное свидетельство карциноидного синдрома. В целом у пациентов с карциноидными опухолями прогноз относительно хороший — 5-летняя выживаемость для всех стадий заболевания составляет 50%. Пятилетняя выживаемость после появления карциноидного синдрома составляет 30-47%, так как появление этих симптомов является признаком поздних стадий заболевания

Инсулиномы


Эти опухоли были впервые описаны в 1938 г. Основной симптом — гипогликемия, связан с гиперсекрецией опухолью инсулина. У 97% больных он выше 10 pU/ml, в норме — менее 5 pU/ml. На 25% повышается уровень протоинсулина. Типичным для наличия опухоли является соотношение инсулина к глюкозе, равное 0,3. Инсулиномы в 90% случаев — доброкачественные опухоли, возникающие в 99% случаев в р-клетках поджелудочной железы, очень редко в двенадцатиперстной кишке. Лишь 4-5% инсулином имеют отношение к синдрому MEN-1. Эти опухоли встречаются с частотой 0,8-2,0/1 000 000. Среди больных инсулиномой 60% женщин. Обычно инсулиномы имеют небольшие размеры — не более 2 см, в 90% они носят характер солитарных, в 10% — множественных. Характерными клиническими проявлениями являются: триада Випля (симптомы гипогликемии, уровень глюкозы в крови — менее 45 mg/dl (менее 2,2 ммоль/л), исчезновение симптомов при принятии сахара); нейрогликопенические симптомы; адренергические симптомы. Больные испытывают чувство голода, у них расплывчатое зрение, спутанное сознание, нейропсихические нарушения, судороги. Проявлениями адренергических нарушений являются тремор, повышенная потливость.

Гастриномы (синдром Золлингера — Эллисона)


Впервые синдром образования множественных пептических язв дистальной части пищевода, желудка, двенадцатиперстной кишки, тонкой кишки в результате гиперсекреции гастрина опухолью островкового аппарата поджелудочной железы описан в 1955 г. Опухоли, продуцирующие гастрин, получили название гастрином. Встречаются они с частотой 0,5-1,5 на 1 000 000 человек, чаще у мужчин. По частоте после инсулином занимают второе место среди эндокринных опухолей поджелудочной железы. В 70% случаев опухоли возникают в двенадцатиперстной кишке, в 25% — в головке поджелудочной железы, в 5% — в других органах (желудке, тонкой кишке). В большинстве случаев эти опухоли злокачественны, 25% опухолей связаны с мутацией MEN-1. Гастриномы обычно маленького размера, трудно обнаруживаются во время операции. Метастазы в лимфатические узлы и печень встречаются в 75-80% случаев уже на момент диагностики, метастазы в кости в 12%. Четко прослеживается вероятность озлокачествления гастрином в зависимости от размеров первичной опухоли. Если они менее 1 см в диаметре, метастазы в печень наблюдаются в 4%, при диаметре опухоли от 1 до 2,9 см — в 28%, от 3 см и выше — в 61%. Спорадические гастриномы растут медленно, в 34% они бессимптомны. Диагноз гастрином ставится в первую очередь с помощью биохимических исследований. В крови у больных обнаруживаются избыточные количества гастрина G-17 (в 80%) или G-34 (в 20%). Если рН желудочного сока более 2,5, диагноз гастриномы можно исключить.


оме упомянутых вариантов гастрина, гастриномы экскретируют панкреатический пептид (РР) в 17-50% случаев, инсулин (20-30%), глюкагон (33%), соматостатин (35%), мотилин (29%), нейротензин (20%), гастрин рилизинг-пептид (10%), хромогранины А, В и С. В случае подозрения на органический гиперинсулинизм проводится проба с голоданием [1, 25], которая считается положительной, если у пациента в течение 72 ч развивается триада Уиппла. При подозрении на СЗЭ для дифференциальной диагностики с гиперплазией G-клеток антрального отдела желудка и вторичной гипергастринемией целесообразно использовать кальциевый или секретиновый тест, а также пробу с белковой нагрузкой. Гипергастринемия обусловливает трофические нарушения в слизистой оболочке желудка, двенадцатиперстной и тонкой кишке. У 93% пациентов обнаруживаются пептические язвы, в 36% случаев они множественные. Возникающие при этом осложнения (перфорации, кровотечения, стеноз пилорического отдела) — основная причина летальности. Другим симптомом гастрином является диарея до 30 раз в сутки, связанная с повреждением слизистой оболочки тонкой кишки, нарушением ее моторики и физиологии (гиперсекрецией гастрина, инактивацией панкреатической липазы, осаждением желчных кислот)

Топическая диагностика НЭО состоит из последовательно чередующихся двух этапов: дооперационной и интраоперационной диагностики. Для этой цели в большинстве случаев используются традиционные и широко применяемые в медицине методики. Хирургический метод способен излечить больных гастриномой. После удаления первичной опухоли 51% пациентов переживают 5 лет. Симптомы, связанные с гиперсекрецией гормонов, исчезают после удаления опухоли. Однако, в большинстве случаев, гастриномы широко метастазируют в печень, лимфатические узлы, кости. При метастазах в печень лишь 30% пациентов доживают до 5 лет.


Випомы (синдром Вернера — Моррисона)

Опухоли получили такое название из-за секреции вазоактивного интестинального пептида (V1P). Впервые синдром описан в 1958 г Встречается в основном у взрослого населения с частотой 0,05-0,2 на 1 000 000 человек при соотношении мужчин и женщинам 1:3. Випомы в 70-80% случаев возникают в поджелудочной железе (в 75% случаев в ее хвостовой части), в 10-20% — в надпочечниках, нервных ганглиях, тонкой кишке, средостении, легких. Панкреатические випомы почти всегда злокачественные (в 80% метастазируют в печень), экстрапанкреатические — доброкачественны. Синдром MEN-1 диагностируется лишь у 6% больных. VIP приводит к развитию тяжелых, изнуряющих поносов, получивших название эндокринной холеры. Хронические поносы приводят к обезвоживанию, потере электролитов, тетанусу, судорогам, кардиальным изменениям. Из-за развития гипокалиемии возможна внезапная смерть. Кроме VIP, в сыворотке часто обнаруживается его предшественник РНМ-27 (пептид гистидин, метионин). Другими симптомами випом являются эритема кожи головы и туловища, гиперкальциемия, в 41% случаев гипохлоргидрия, гипергликемия.

Глюкагономы

Глюкагономы в 100% случаев возникают в а-клетках поджелудочной железы, в хвосте (50-80% случаев), в головке (в 22%), теле (в 14%). По заболеваемости глюкагономы относятся к крайне редким опухолям — от 0,01 до 0,1 на 1 000 000 человек. С синдромом MEN-1 связано 5-17% заболевших. Глюкагономы в 80% случаев злокачественные, метастазируют в печень в 90% случаев, в лимфатические узлы в 30%, редко описываются метастазы в позвоночник, яичники, по брюшине.

Связь симптоматики глюкагоном с выработкой глюкагона установлена в 1974 г Уровень глюкагона в крови больного превышает норму в 10 раз. Глюкагон стимулирует распад гликогена, глюконеогенез, кетогенез, секрецию инсулина, липолиз, тормозит желудочную и поджелудочную секреции. Клиническими проявлениями синдрома являются: потеря массы тела (70-80%), диабет (75%), дерматит (65-80%), стоматит (30-40%), диарея (15-30%). Нередкими проявлениями заболевания являются психические расстройства, тромбозы и тромбоэмболии. Первичные опухоли на момент диагностики достигают крупных размеров — от 5 до 10 см, в 80% случаев имеются отдаленные метастазы в печень.

Лечение нейроэндокринных опухолей

Проблема лечения больных с НЭО заключается не только в ликвидации опухолевого процесса, но и в избавлении от тягостного симптомокомплекса, обусловленного гиперпродукцией характерного активного гормона или пептида. Нередко причиной смерти больного является не прогрессия опухоли, а осложнения, развившиеся в результате гормональной гиперпродукции. Радикальное удаление первичной опухоли при НЭО является наиболее эффективным методом лечения, так как прерывает ни только рост злокачественной опухоли, но и избавляет больного от тягостных страданий. Эффективность хирургического лечения можно продемонстрировать исследованием, проведенным в Национальном институте рака (США). В группе из 151 больного, радикально оперированного по поводу НЭО, 10-летняя выживаемость составила 94%, метастатическое поражение печени за 10 лет отмечалось лишь в 3% случаев. При этом в контрольной группе из 26 человек, получавших лишь лекарственное лечение, метастазы в печень за 5 лет отмечались в 26% случаев. В первой группе не было смертей от прогрессирования опухоли, во второй — от генерализации процесса умерли 3 пациента. Это исследование дало возможность авторам сделать достаточно смелый вывод о том, что хирургическое вмешательство прекращает естественную историю развития НЭО. Несмотря настоль обнадеживающие результаты, в 65-70% случаев больные со злокачественными формами НЭО на момент первичного обращения имеют метастазы в печень и другие органы, что требует комплексного подхода для получения максимального клинического результата. Циторедуктивное удаление НЭО и ее депозитов является ведущим этапом лечения данной группы больных. Полное удаление опухоли и метастазов в печень дает возможность добиться 80% 5-летней выживаемости. L. Barclay и соавт.] опубликовали работу, в которой проанализировали результаты циторедуктивных операций у 20 больных с распространенными формами НЭО: у 10 больных отмечались метастазы в печень, причем, у 6 в обе доли, в 14 случаях опухоль поражала забрюшинные лимфатические узлы. Полной циторедукции удалось добиться в 75% случаев. За период 19 мес выживаемость составила 90%, у 60% не отмечалось рецидива заболевания. Иллюстрацией перспективности и необходимости циторедуктивных вмешательств является трансплантация печени, при ее изолированном метастатическом поражении. В публикациях H. Lang и соавт., Y.P. Le Treut и соавт. представлены отдаленные результаты лечения 12 и 31 больного с ортотопической трансплантацией печени (ОТТП) по поводу изолированного метастатического поражения нейроэндокринными опухолями. Послеоперационная летальность составила 14% и 19%; 5-летняя выживаемость — 50% и 36% соответственно. В то же время, необходимо отметить, что лечение метастатических форм НЭО не возможно без дополнительной химио- и симптоматической терапии.

Роль интерферона

Впервые K. Oberg в 1982 г. начал исследование эффективности интерферона при НЭО и получил объективный эффект у 15% больных. Анализ сводных данных лечения 383 больных альфа-интерфероном продемонстрировал следующие результаты: симптоматический эффект наблюдался в 40-60% случаев, биохимический ответ — в 30-60%, стабилизация опухоли (более 36 мес) — у 40-60% больных, редукция опухоли — 10-15%. Доза интерферона колебалась от 3 до 9 МЕ 3 раза в неделю. Использование интерферона в качестве второй линии (после химиотерапии) дало возможность получить ответ в 77% случаев. По данным К. Oberg, комбинация интерферонов с химиотерапией не улучшила результатов лечения. Таким образом, лечение интерфероном показано при опухолях с низкой пролиферативной активностью, как в первой, так и во второй линии, а также в качестве второй линии после химиотерапии. Комбинация интерферона и аналогов сандостатина целесообразна при клинически манифестированных формах НЭО.

Роль октреотида

Особое место в лечении больных с функционально активными НЭО имеет аналог природного соматостатина — октреотид Всего выделено 5 подтипов соматостатиновых рецепторов. Соматостатин и его синтетический аналог октреотид оказывают наибольшее блокирующее влияние через рецепторы 2-го и 5-го подтипов. Рецепторы соматостатина представлены и в первичных опухолях и в их метастазах. Природный соматостатин имеет короткий период полураспада (3 мин), поэтому не может быть использован для лечения нейроэндокринных опухолей. Для этих целей используется аналог соматостатина — октреотид, полураспад которого составляет 2 ч. Октреотид оказывает яркий симптоматический эффект, понижая секрецию гормонов и пептидов, экскретируемых при випомах в 89%, при глюкагономах — в 75%, при инсулиномах — в 65% наблюдений. Клиническое улучшение отмечается от 6 до 12 мес. После применения октреотида при разных опухолях поносы прекращаются у 40-60% больных Октреотид контролирует гипогликемию при инсулиномах, некролитические кожные повреждения при глюкагономах, что значительно улучшает качество жизни пациентов. При випомах октреотид полностью прекращает диарею в 38% случаев, еще у 38% больных значительно ее уменьшает, улучшает общее состояние в 75-85%, полностью подавляет секрецию VIP у 40% больных, уменьшает уровень этого пептида еще у 40%. Октреотид, помимо выраженного симптоматического эффекта, оказывает противоопухолевое действие. Большинство авторов признают, что аналоги соматостатина в обычных дозах замедляют рост нейроэндокринных опухолей. Е. Bajetta и соавт. у 58 больных со злокачественными нейроэндокринными опухолями показали, что октреотид в дозах 1,0 мг 3 раза в день обеспечивает длительную стабилизацию процесса (более 6 мес), редукцию клинических проявлений и снижение уровня маркеров опухоли (в 73% и 77% случаев соответственно). Имеются сообщения, что высокие дозы октреотида — 5 мг подкожно 3 раза в день обладают антипролиферативным действием, задерживают в 43% случаев рост опухоли при лечении в течение года. Определенный интерес представляет депо-форма октреотида — сандостатин (LAR). Кроме удобства (поскольку применяется один раз в месяц), он имеет преимущества перед обычным сандостатином за счет поддержания непрерывной концентрации препарата в организме, что увеличивает симптоматический и противоопухолевый эффекты. В таблице представлены сводные литературные данные, демонстрирующие антипролиферативный эффект препарата при НЭО в стандартных и высоких дозах. Стабилизация опухоли отмечалась в 36-70% случаев. Регрессия опухоли отмечалась лишь в 3-5% случаев при использовании высоких доз препарата. В последние годы открылись новые возможности терапии злокачественных нейроэндокринных опухолей, что связано с внедрением в клиническую практику радионуклидной терапии октреосканом (1111п-октреотид). Для радиотерапии используются высокие кумулятивные дозы октреоскана — 20 Gbq. Радиоактивный октреотид, внедряясь в опухолевую клетку, подавляет секрецию гормонов и оказывает антипролиферативный эффект. В 2004 г. опубликованы обнадеживающие результаты лечения 400 больных НЭО. Пятилетняя выживаемость пролеченных этим методом составила 50%

Химиотерапия

НЭО нельзя назвать чувствительными к химиотерапии, это обусловлено низкой митотической активностью, а также высокой экспрессией генов множественной лекарственной устойчивости (MDR-1) и антиапоптотического гена (BCL-2). Спектр эффективных химиотерапевтических препаратов для лечения генерализованных форм нестоль уж велик. Стрептозотоцин (СЗТ) долгое время считался основным препаратом для лечения НЭО. В режиме монотерапии стрептозотоцином объективный эффект зарегистрирован у 46,8% больных. В то же время, применение доксорубицина в режиме монотерапии дало эффект лишь у каждого пятого больного (20%). Комбинация стрептозотоцина и доксорубицина вызывает эффект у 69% больных. Комбинация стрептозотоцина с фторурацилом активна у 45% пациентов. Таким образом, в настоящее время принято считать, что комбинация стрептозотоцина и доксорубицина более эффективна при высокодифференцированных НЭО, а при анаплазированных НЭО предпочтение отдается сочетанию цисплатина и этопозида (эффект достигается в 67% случаев). Необходимо также отметить, что имея в арсенале такие препараты, как интерферон, аналоги сандостатина, октреоскан, обладающие сравнимым с химиотерапией эффектом, но значительно меньшей токсичностью, показания для ее проведения должны быть четко определены. На сегодняшний день химиотерапия показана при генерализованных формах низкодифференцированных НЭО, а также при опухолях, резистентных к другим видам лечения.

Источник: www.ronc.ru

Опухоли из стромы желудочно-кишечного тракта

Этиология и патогенез

Ранее было принято разделять опухоли ЖКТ мезенхимального происхождения на лейомиомы и лейомиосаркомы. Выявляют в 3% случаев опухолей ЖКТ. Развиваются интрамурально, в стенке органов ЖКТ. Округлые, хорошо отграниченные опухоли гладкомышечного происхождения. Иногда проникают в просвет органа и вызывают появление изъязвлений на покрывающей их слизистой оболочке (цветная вклейка 12). Степень злокачественности не связана с размером опухоли (в некоторых случаях они достигают более 30 см в диаметре). Злокачественно приблизительно (10-30%) опухолей из стромы ЖКТ (ОСЖКТ). К моменту выявления около 40% злокачественных опухолей этого типа уже метастазирует. Чаще всего ОСЖКТ развиваются в верхних отделах ЖКТ (в 70% случаев — в желудке, в 20% — в тонкой кишке).

Клинические проявления

Могут быть выявлены случайно, но обычно проявляются клинически в виде болей в животе и желудочно-кишечных кровотечений. Иногда определяются как объемное образование в брюшной полости при пальпации. Иногда развивается обструкция ЖКТ. Перфорации стенок органов встречают в 20% случаев.

Обследование

При эндоскопии в центре изъязвления можно увидеть мышечную массу.

Наиболее эффективный метод диагностики — ЭУЗИ. С его помощью можно не только оценить размер и расположение опухоли, но и установить факт ее гладкомышечного происхождения.

Эффективна также диагностика с помощью КТ и рентгеноскопии с контрастированием барием.

Гистологически ОСЖКТ разделяют на доброкачественные (отграниченные) и злокачественные (состоящие из хаотически расположенных слоев веретенообразных клеток). Для диагностики важно иммунохимическое исследование биоптатов — для ОСЖКТ характерна экспрессия поверхностных клеточных маркеров типа CD117 и CD34. Кроме того, более чем в 90% случаев экспрессируется также виментин. Степень малигнизации коррелирует с размером опухоли (если он больше 4 см), нечетким отграничением опухоли от окружающих тканей, наличием в опухоли кистозных полостей и эхогенных включений. При выявлении двух-трех признаков злокачественности одновременно можно оценить степень малигнизации с точностью 80-100%.

Лечение

Самый эффективный метод лечения — хирургическая резекция опухоли. Но во многих случаях размер новообразования не позволяет провести полной резекции.

В последнее время для лечения метастазов ОСЖКТ или неоперабельных опухолей этого типа с успехом применяют препарат иматиниб (гливек) — ингибитор тирозинкиназы. Показано, что лечение этим препаратом увеличивает выживаемость больных, имеющих неоперабельные ОСЖКТ, в течение 2 лет с 26% при традиционном консервативном лечении до 76%. К несчастью, опухоли нередко перестают реагировать на терапию иматинибом (гливеком) после 2-кратного применения этого препарата, поэтому сейчас разрабатывают новые, более эффективные противоопухолевые агенты. Средняя выживаемость пациентов со злокачественными ОСЖКТ в течение лет после хирургической резекции опухоли составляет 30-35%.

Злокачественные эпителиальные опухоли

Диагностика

  • Визуальные методы исследования. КТ позволяет с высокой точностью выявить метастазы в паренхиматозные органы, однако малоэффективна в диагностике метастазов в лимфатические узлы. МРТ не имеет существенных преимуществ перед КТ. ПЭТ характеризуется высокой чувствительностью и специфичностью диагностики отдаленных метастазов, однако в настоящее время этот метод широко не применяют.
  • ЭУЗИ, вероятно, следует считать одним из наиболее точных методов стадирования. Точность определения стадии Т составляет 75-85%, стадии N — 65-75%.
  • Применение ЭУЗИ для контроля тонкоигольной аспирационной биопсии улучшает диагностику злокачественной лимфаденопатии. Эндоскопическая эхография имеет высокую чувствительность и отрицательную прогностическую ценность для рака у больных с пищеводом Баррета и высокой степенью дисплазии или карциномой in situ.

Лечение

  • Эндоскопическое стентирование обеспечивает эффективное паллиативное лечение стеноза пищевода и трахеопищеводных свищей. Саморасправляющиеся металлические стенты пришли на смену ригидным пластмассовым стентам в связи с упрощенной техникой постановки, лучшими результатами и меньшим количеством осложнений.
  • Фотодинамическая терапия детально освещена в соответствующем разделе.

Другие опухоли пищевода

Злокачественные неэпителиальные опухоли. В пищеводе редко развиваются первичные лимфомы и саркомы, из них чаще всего встречают лейомиосаркому. При традиционной биопсии установить диагноз сложно. Лучшим способом диагностики служит тонкоигольная биопсия под эндоскопическим УЗИ-контролем.

Доброкачественные опухоли. Лейомиомы развиваются из гладкомышечных клеток, они могут быть отнесены к ОСЖКТ. При увеличении размера более 5 см резко возрастает риск их трансформации в саркомы. Наиболее точным способом диагностики служит эндоскопическое УЗИ. Хирургическое лечение применяют при возникновении симптомов стеноза, неуверенности в диагнозе и в случае злокачественной трансформации. К другим доброкачественным образованиям относят гранулезоклеточные опухоли, фиброангиоматозные полипы и гамартромы, а также липамы.

Диагностика опухолей ЖКТ

Ситуация с онкологическими заболеваниями ЖКТ в России

К сожалению, ситуация с онкологическими заболеваниями практически одинаковая как в Москве, так и по всей России. У нас достаточно высокий процент заболеваемости различными патологиями, и причин этому много. Это и осложненная экологическая ситуация, и характер питания, и гиподинамия, и целый ряд других факторов.

Основной проблемой в онкологии на сегодняшний день является поздняя диагностика. В значительной степени это зависит от отношения людей к самим себе.

В Европе обязательная ежегодная гастроскопия после определенного возраста — это условие страховой медицины. Если человек раз в год после определенного возраста не сделает гастроскопию и колоноскопию, то он просто лишается возможности лечиться по страховому полису в дальнейшем. Он обязан пройти эти исследования.

В России пока нет таких механизмов, которые заставили бы нашего человека прийти к врачу на диспансерное обследование. Возможно, это обусловлено тем, что люди не очень доверяют врачам, но иногда и врачи не показывают должного уровня профессионализма. Хотя в настоящее время много делается для того, чтобы обеспечить раннюю диагностику раковых заболеваний, своевременно начать эффективное лечение. Необходимо активнее внедрять механизмы объяснения, информирования населения. Насколько это эффективно, показывают следующие цифры.

В России только 8—10% рака желудка диагностируется на I—II стадиях, соответственно, и оперируется (в Москве — около 20%). В Корее эти цифры выглядят так: 70% операций по удалению рака желудка делаются на I стадии. Некоторые клиники Японии приводят цифру — 95% хирургической активности на той же стадии! То есть работает информированность больного, доверие к врачу, отсутствие страха перед гастроскопией.

По данным Международной ассоциации онкологов, четко прослеживается зависимость: чем более образованно население, тем выше процент диагностики рака желудка и прямой кишки на I стадии, тем меньше запущенных случаев. Это реальные доказанные цифры.

Московский клинический научно-практический центр

В Москве прилагаются все возможные усилия, чтобы нормализовать ситуацию. Сегодня во всех округах открыто достаточное количество диагностических центров, оснащенных самым современным оборудованием. Это установки для эндоскопической диагностики и для гастро-, колоноскопии, компьютерные томографы, магнитно-резонансные томографы, УЗИ-аппараты, то есть все то оборудование, которое позволяет быстро провести качественную диагностику человека.

Сейчас большая работа проводится над тем, чтобы оптимизировать потоки, маршруты, пациентов. Вектор направления этих изменений абсолютно соответствует вектору развития здравоохранения в мире.

Примером является Московский клинический научно-практический центр — это государственное бюджетное учреждение здравоохранения, которое работает на основе принципов, существующих сегодня в стране. Он был создан недавно на базе нескольких медицинских организаций. Центр многопрофильный, здесь трудятся врачи, известные в России и в мире. В центре оказывается высокотехнологическая медицинская помощь по полису обязательного медицинского страхования. Получить такую помощь могут не только москвичи, но и все россияне. Здесь доступны и платные услуги. Центр работает с компаниями по добровольному медицинскому страхованию, поэтому появились возможности для реализации передовых медицинских знаний. Гастроэнтерология — одно из основных направлений работы центра, но абсолютно все заболевания, если только они выявляются у пациента во время диагностики, можно будет лечить в этом же центре.

Факторы риска онкологических заболеваний

Одними из первых в числе факторов риска по онкологическим заболеваниям желудочно-кишечного тракта являются хронические гастриты с низкой кислотностью. Если пациенту диагностируют гастрит или язву желудка, ему прописывают антисекреторные средства, которые подавляют секрецию желудочного сока, создавая ситуацию низкой кислотности. По телевизору рекламируют антацидные средства, антисекреторные лекарства. Люди, даже не обращаясь к врачу, могут пить их длительное время.

Однако основная проблема развития рака не снижение секреции лекарственными препаратами, а то, что рак развивается на фоне хронического заболевания. Необдуманное, неправильное самолечение тех симптомов, которые есть, не может уберечь от рака, он все равно будет развиваться.

Если человек, у которого диагностированы хронические заболевания ЖКТ, обязательно посещает врача, регулярно проводит лечение, то у него можно выявить рак на ранних стадиях либо не допустить его развития при адекватном лечении хронического заболевания.

Хронический атрофический гастрит, антациды, helicobacter

Причина развития рака не столько пониженная кислотность, сколько длительно существующий атрофический хронический гастрит.

Задача врача и пациента — не допустить развития атрофического гастрита. На этот процесс влияет и наличие инфекции Helicobacter pylori, потому что сниженная кислотность при отсутствии Helicobacter может впоследствии и не дать развития атрофии.

Большими эпидемиологическими мировыми исследованиями доказано: в тех регионах, где наблюдается повышенный процент населения, инфицированного Helicobacter (Россия в их числе), чистота возникновения рака желудка выше. Helicobacter надо обязательно лечить. Но главный фактор риска возникновения онкологического заболевания — это редкие встречи с врачом.

Многих людей волнует вопрос, после какого возрастного рубежа обязательно нужно приходить к врачу для профилактического обследования. При переходе от педиатра к взрослому врачу 80-90% подростков уже имеют ту или иную патологию желудочно-кишечного тракта, например частые обострения хронического гастрита. Уже в этом возрасте пациенту необходимы постоянное наблюдение, соответствующий режим питания и движения. В мировой практике принято, что 40—45 лет — это тот возраст, когда даже при всех благоприятных факторах нужно обязательно один раз в год сходить к врачу и сделать определенную диагностику. В этом возрасте рекомендуется сделать кардиограмму, рентген легких, гастро- и колоноскопию, ультразвуковое исследование, сдать базовые анализы, онкомаркеры. Этих данных вполне достаточно для диагностики заболевания на ранней стадии. В Московском клиническом научно-практическом центре разработаны различные программы обследования для 30-, 40-, 50-летних людей и старше.

Питание и движение как профилактика рака

Если коротко, то питание должно быть таким, чтобы убирать факторы риска, а не создавать дополнительные проблемы.

В настоящее время наблюдается тенденция некоторого снижения заболеваемости раком желудка. Основная причина — переход от консервированных продуктов к свежезамороженным, введение в рацион свежих овощей и фруктов. Эта тенденция наметилась во всем мире еще во второй половине XX века. В связи с этим во всем мире заметно снизилась заболеваемость раком желудка. Способ приготовления пищи — важный фактор профилактики ракового заболевания. Не лучший способ — обжаривание пищи на сковороде. Канцерогены, образующиеся при этом процессе, обязательно попадут в организм и могут стать фактором возникновения заболевания.

Всемирная организация здравоохранения проводит мониторинг заболеваемости по всему миру: оцениваются факторы риска, проводятся большие научные исследования. По последним данным, одним из ведущих факторов риска возникновения онкологического заболевания является гиподинамия. Поэтому в профилактике рака большое внимание необходимо уделять движению, занятиям физической культурой.

В подтверждение можно привести множество физиологических механизмов. У мало двигающегося человека меняется характер питания, страдает моторика желудочно-кишечного тракта, плохо эвакуируются те вредные вещества, которые не всасываются с пищей. Они не дают энергию организму, а то, что предназначено для эвакуации, выводится медленно. Вредное влияние на слизистую увеличивается на всем протяжении желудочно-кишечного тракта. Это один из факторов, способствующих появлению тяжелых заболеваний. Врач выписывает больному с замедленным прохождением пищи по желудочно-кишечному тракту прокинетики. Но во многих случаях просто движение, физкультура, активный образ жизни могут и без прокинетиков заставить пищеварение работать нормально.

Эндоскопическое исследование желудка для диагностики рака

Пациенты зачастую боятся эндоскопического исследования и сомневаются, достаточно ли оно информативно.

Часто человек, отказываясь от профилактического осмотра, ориентируется на свой бывший неприятный опыт, впечатления знакомых. В последнее время было приложено много усилий для того, чтобы сделать эндоскопическое исследование комфортным. В практику вошли ультратонкие аппараты, в том числе такие, которые для обследования желудочно-кишечного тракта врач может проводить не через рот, а через носовые ходы. Это практически полностью предотвращает рвотный рефлекс и какие-либо негативные ощущения, с этим связанные. Снижает болевой синдром при гастроскопии, обследовании нижних отделов ЖКТ использование углекислого газа при колоноскопии.

Также практикуется применение седации во время эндоскопических исследований. После оценки анестезиологом состояния пациента ему можно провести эндоскопическое исследование во сне. Пациенту будет дан специальный препарат. Очень важно, что за этот короткий период, пока пациент спит, можно обследовать и верхние, и нижние отделы ЖКТ, эндоскопически исследовать все доступные отделы ЖКТ.

Капсульная эндоскопия

Многие пациенты уповают на капсульную эндоскопию как альтернативное исследование. Капсульная эндоскопия — это небольшой фотоаппарат, который пациент проглатывает. Размер позволяет это сделать. Камера движется по пищеварительному тракту и делает фотографии, которые в последующем оцениваются специалистом.

Изобретена такая камера была специально для того, чтобы обследовать те отделы желудочно-кишечного тракта, которые недоступны для традиционного эндоскопического осмотра. У метода существуют недостатки, связанные с визуализацией.

Первый момент — это исследование постфактум, то есть эндоскопическая картина изучается не в момент исследования, а только после просмотра изображений.

Второй момент — те отделы, которые доступны для осмотра, в дальнейшем придется все равно осматривать эндоскопическим методом. Это даст возможность произвести забор материала для гистологического исследования, более точно оценить какой-то участок, который насторожил врача.

Этот метод используется как скрининг для того, чтобы в последующем произвести более точный осмотр с использованием традиционных методов эндоскопии.

Конфокальная микроскопия

Наиболее высокая информативность в диагностике онкологических заболеваний на ранней стадии достигается при использовании конфокальных гастроскопов.

Конфокальная микроскопия — это метод, который позволяет непосредственно во время визуального эндоскопического обследования, производимого глазом, оценить состояние слизистой на морфологическом уровне. Это высокий стандарт прицельной диагностики. Такая картина доступна гистологу или патоморфологу, которые анализируют материал, взятый из желудка. Делается это все непосредственно во время эндоскопического исследования, которое должен проводить подготовленный специалист, имеющий навыки и гистолога, и морфолога. Во время такого исследования опытный специалист способен оценить злокачественный потенциал опухоли, которую он подозревает, понять, есть ли опухоль вообще, четко локализовать то место, где надо взять материал для биопсии, чтобы он был достаточно информативен.

Рентгеновское исследование желудка

Иногда людям, которые не могут пройти гастроскопию, предлагают в качестве альтернативы рентген с барием.

Ни один метод диагностики не может быть панацеей или быть альтернативой другому, каждый выполняет свою задачу в диагностике того или иного заболевания. Диагностировать злокачественную опухоль, установить степень ее распространения с помощью одного какого-то метода очень сложно. Поэтому выполняется и рентгеновское исследование, в основном с двойным контрастированием, чтобы можно было визуализировать опухоль, понять ее распространение и отношение с окружающими тканями. А без гастроскопии в данной ситуации невозможно получить на эту опухоль морфологическое заключение. Без этой морфологической характеристики опухоли, так называемого морфологического паспорта, невозможно правильно выбрать адекватное лечение. В целях диагностики злокачественных опухолей применяют и позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ).

Кому необходимо пэт-исследование?

Достаточно часто встречается ситуация, когда по имеющимся диагностическим критериям очень сложно понять, имеет ли образование отношение к злокачественной опухоли или к доброкачественной. Опухоль бывает плохо доступна для морфологической верификации, или наблюдается рецидив заболевания.

В этой ситуации в качестве уточняющей диагностики проводится позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ). В процессе обследования определяется та ткань, которая является активным метаболитом, участвует в активных биологических процессах, и за счет этого она накапливает радиофармпрепарат. В совмещении с компьютерной томографией это позволяет визуализировать даже очень маленькие образования. В целях профилактики ПЭТ не делают. Это очень дорогостоящее исследование, и бесплатно его делают только по показаниям.

Таких приборов в России немного, но они есть. В Санкт-Петербурге в Институте мозга, например, есть такая аппаратура, и ее используют, если уже известен диагноз и есть метастазы, или, если находят метастатическую опухоль, тогда и пытаются отыскать первоисточник. Сейчас таких приборов становится все больше — ими оснащают крупные клиники.

Любое обследование — ПЭТ, эндоскопия, рентген желудка — немыслимо без ключа к нему. А ключ — это врач. Нужно идти не на исследование как таковое, а к врачу, который думает, что и зачем он делает, и, как результат его мыслительного процесса, возникают показания к проведению и гастроскопии, и рентгена желудка, и ПЭТ, и т.д.

Рефлюксная болезнь

Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) — желудочно-пищевая забросная болезнь, связанная с нарушением анатомии того места, где пищевод, проходя сквозь диафрагму, переходит в желудок. Эта зона имеет сложное анатомическое строение. В нормальном состоянии запирательный механизм четко разграничивает пищевод с желудком, потому что в желудке должна быть кислая среда, а в пищеводе — нейтральная.

Пищевой комок, фактически еще пища, которая проходит через пищевод, попадает в желудок. И сфинктер замыкается, из желудка обратно нет заброса.

При наличии грыжи пищеварительного отверстия диафрагмы или функциональных нарушений кислое содержимое может попадать в пищевод. И возникает тот фактор хронического воспаления, который опасен, в том числе и появлением злокачественных образований.

Вопросы — ответы

У меня хронический гастрит, эзофагит, колит катаральный и ГЭРБ. Вот по поводу ГЭРБ я бы хотела узнать: насколько показана в этом случае операция?

Эту ситуацию надо контролировать. Нужно смотреть, каков размер грыжи. В большинстве случаев эта ситуация контролируется медикаментозно. То есть можно пить таблетки, убрать кислотность. Заброс это не уберет, но уберет раздражающий фактор, и пищевод будет предохраняться от этого. Здесь нужно знать и размеры грыжи, и степень заброса — они будут влиять на выбор тактики лечения.

Как питаться при рефлюксной болезни?

Тут принцип такой — поменьше и почаще, без каких-то тяжелых продуктов.

У меня обнаружено подслизистое образование размером более четырех сантиметров, а также активный атрофический гастрит и Helicobacter…

Здесь присутствует гастроэнтерологическое заболевание и точно присутствует хирургическое заболевание. Показано полное обследование. Не только эндоскопическое исследование определяет показания к выбору оперативного вмешательства. Нужно сделать обследование в рамках современного метода, сочетающего в себе эндоскопическое ультразвуковое исследование (оно называется «эндосонография»), для того чтобы определить, из чего это подслизистое образование, из какого слоя стенки желудка происходит и каков его злокачественный потенциал.

Учитывая размеры образования, речь наверняка пойдет о хирургическом лечении, связанном с малоинвазивными технологиями. Попутно нужно решать вопрос с хроническим гастритом, но в данном случае, оценивая оба факта, хирургическое лечение здесь выводится на первый план. Ничего страшного в нем нет.

Образование в четыре сантиметра — это достаточно много, но, в принципе, можно провести эндоскопическое исследование абсолютно без разрезов. Делают резекцию этих образований со слизистой со стороны желудка с последующим контролем. Сейчас возможности малоинвазивного доступа велики.

Я сделала фиброгастроскопию, и у меня выявили ксантому до 5 миллиметров. Заключение такое: эндоскопическая картина поверхностного умеренно выраженного гастродуоденита на фоне диффузной атрофии слизистой желудка. Перерождается ли эта ксантома в онкологию? Врач назначил мне лечение Helicobacter.

Ксантомы в данном случае не должны вас сильно напрягать. Это состояние изменения слизистой и проявления жировых отложений. Больше должно обеспокоить то, что нашлись проявления хронического гастрита и на этом фоне также присутствует инфекция Helicobacter pylori. Абсолютно правильное назначение сделал доктор: прежде всего необходимо уничтожить Helicobacter pylori, при этом вы должны регулярно проходить эндоскопические исследования, мы рекомендуем раз в год. Эндоскопия — это временный фактор, встреча раз в год, призванная оценить эффективность лечения и заподозрить развитие онкологического заболевания на фоне атрофического гастрита. Обязательно наблюдение гастроэнтеролога, который и определит этапы лечения.

Источник: www.sweli.ru

Этиология

На сегодня остаются до конца неизвестны механизмы того, почему ткани желудка изменяются и происходит формирование опухолей. Тем не менее специалистам из области гастроэнтерологии удалось выделить ряд наиболее вероятных предрасполагающих факторов, которые в значительной степени повышают вероятность появления злокачественного или доброкачественного образования.

Стоит отметить, что причины будут одинаковыми для формирования любой разновидности опухоли. Таким образом, в качестве провокатора недуга могут выступать:

  • хроническая форма протекания гастрита любой природы;
  • отрицательное влияние такой бактерии, как Хеликобактер пилори, которая может спровоцировать развитие широкого спектра патологий ЖКТ, в частности язвенной болезни;
  • диагностирование аналогичных новообразований у ближайших родственников;
  • злоупотребление вредными привычками;
  • любые состояния, приводящие к снижению сопротивляемости иммунитета;
  • влияние неблагоприятной экологической обстановки;
  • неправильное питание, а именно потребление человеком большого количества жирной, острой и пересоленной пищи. Сюда также стоит отнести недостаток в меню клетчатки и витаминов, которые содержатся в свежих овощах и фруктах;
  • перенесённое ранее хирургическое вмешательство, направленное на иссечение части желудка;
  • пернициозная анемия;
  • протекание синдрома Менетрие;
  • неблагоприятные условия труда, при которых человек постоянно вынужден контактировать с химическими, токсическими и ядовитыми веществами.

В основную группу риска входят люди трудоспособного возраста. Примечательно то, что любые опухоли зачастую диагностируются у представителей мужского пола, нежели у женщин.

Классификация

Существует множество разновидностей болезни, но основное разделение новообразований делит их на:

  • злокачественные опухоли желудка – представляют собой самые частые образования, для которых характерен неблагоприятный исход. Высокий процент летальности обуславливается тем, что они длительное время протекают совершенно бессимптомно или выражаются в неспецифических клинических признаках. Это приводит к тому, что человек слишком поздно обращается за квалифицированной помощью. Диагностика на раннем этапе развития осуществляется крайне редко и в основном случайно;
  • доброкачественные опухоли желудка – характеризуются медленным ростом и относительно благоприятным исходом, потому что некоторые из них могут трансформироваться в рак. Стоит отметить, что среди всех образований, доброкачественные встречаются примерно в 5% случаев.

Каждая из разновидностей имеет собственную классификацию. Таким образом, злокачественные новообразования дна желудка или любой другой локализации могут быть представлены:

  • аденокарциномой желудка – среди клиницистов считается самой распространённой формой, поскольку диагностируется практически в 95% случаев злокачественных опухолей. Второе название патологии – железистый рак желудка;
  • лейомиобластомами – состоят из гладкомышечных тканей;
  • злокачественными лимфомами – исходя из названия, становится понятно, что в их составе присутствуют лимфатические ткани;
  • карциноидной опухолью желудка – сформирована из клеток нервной системы. В медицинской сфере также известна под другим названием – нейроэндокринная опухоль желудка;
  • лейомиосаркомами.

Также стоит выделить категорию наиболее редких разновидностей образований, имеющих злокачественное течение:

  • фибропластическая или ангиопластическая саркома;
  • ретиносаркома;
  • гастроинтестинальная стромальная опухоль желудка;
  • злокачественна невринома.

Среди доброкачественных опухолей стоит выделить:

  • полипы желудка – такая форма диагностируется в подавляющем большинстве случаев. Подобные образования могут быть как единичными, так и множественными. В последнем случае говорят про полипоз желудка. Делятся на аденоматозные, гиперпластические и фиброматозные. Первый тип наиболее часто трансформируется в онкологию;
  • фиброму – сформирована из соединительной ткани и считается самой частой среди мезенхимальных опухолей;
  • лейомиому – в своём составе имеет мышечную ткань;
  • липому – считается подслизистой опухолью желудка;
  • невриному – включает в себя нервные ткани;
  • ангиому – состоит из кровеносных сосудов.

Те доброкачественные новообразования, которые развиваются из элементов стенок этого органа, составляют группу неэпителиальных опухолей желудка.

Категория мезенхимальных опухолей состоит из образований, происходящих из:

  • соединительной и жировой ткани;
  • мышечной и сосудистой ткани.

Также существует классификация в зависимости от локализации того или иного образования, но наиболее часто подвергается патологии кардиальный отдел желудка. Это обуславливается тем, что он близко расположен с пищеводом, заболевания которого могут привести к развитию злокачественной или доброкачественной опухоли.

Стоит отметить, что все образования имеют не экзофитный, а эндофитный рост, при котором опухоль прорастает вглубь стенок этого органа.

Симптоматика

Симптоматическая картина будет отличаться не только от характера поражения желудка, но и от таких факторов:

  • разновидность опухоли;
  • размеры и количество образования;
  • наличие или отсутствие изъязвлений.

Наиболее часто доброкачественные новообразования протекают без выражения какой-либо симптоматики, отчего являются диагностической неожиданностью. Обнаружить их можно лишь во время прохождения планового инструментального обследования или при диагностировании совершенно другого недуга.

Тем не менее доброкачественная опухоль желудка имеет следующие симптомы:

  • болевой синдром, возникающий во время трапезы или через несколько часов после употребления пищи;
  • приступы тошноты, редко приводящие к рвотным позывам. Рвота зачастую приводит к облегчению состояния пациента. Тревожным признаком считается присутствие кровавых примесей в рвотных массах;
  • отрыжка, сопровождающаяся неприятным кислым запахом;
  • изжога и снижение аппетита;
  • повышенное газообразование и вздутие живота;
  • появление характерного урчания;
  • слабость и разбитость;
  • головные боли и головокружение;
  • расстройство стула;
  • понижение массы тела и снижение работоспособности;
  • бледность кожного покрова.

Подобные проявления не могут с точностью указывать на развитие доброкачественных образований, отчего во время диагностики нецелесообразно опираться лишь на клиническую картину.

Признаки опухоли желудка злокачественной формы отличаются тем, что могут сопровождаться симптоматикой базового недуга, которым зачастую выступает гастрит и язва.

По причине того, что такая категория образований зачастую представлена онкологией, то за основу проявлений берутся симптомы именно такой патологии.

На ранней стадии течения симптомы могут быть следующими:

  • переполненность и дискомфорт в желудке;
  • изменение пристрастий в еде;
  • боли и тяжесть – склонны к обострению после потребления блюд;
  • снижение аппетита;
  • утрата веса.

По мере прогрессирования онкологии вышеуказанная симптоматика будет дополняться:

  • общей слабостью и быстрой утомляемостью;
  • частой сменой настроения и депрессией;
  • головными болями различной интенсивности и головокружениями;
  • расстройством сна;
  • бледностью или синюшностью кожных покровов;
  • повышением температуры;
  • сухостью слизистых;
  • обильным потоотделением и слюнотечением;
  • тошнотой с многократной рвотой.

Диагностика

Чтобы дифференцировать злокачественную опухоль от доброкачественного образования, необходим комплексный диагностический подход, который основывается на ряде лабораторных и инструментальных исследований.

Однако, в первую очередь, гастроэнтеролог должен:

  • изучить историю болезни не только пациента, но и его ближайших родственников;
  • собрать и проанализировать анамнез жизни больного;
  • провести тщательный физикальный осмотр;
  • детально опросить пациента – для составления полной симптоматической картины.

Лабораторно-инструментальная диагностика опухоли желудка будет включать в себя:

  • общеклинический анализ крови;
  • биохимию крови;
  • микроскопические изучения каловых масс;
  • специфические дыхательные тесты;
  • общий анализ урины;
  • анализ крови на онкомаркеры;
  • ЭКДС и УЗИ;
  • КТ и МРТ;
  • биопсию – для гистологического изучения;
  • рентгенодиагностику с использованием контрастного вещества.

Лечение

Тактика устранения новообразования диктуется его классификацией, но зачастую обращаются к хирургическому вмешательству.

Полиповидная и другие доброкачественные опухоли лечатся путём полного или частичного иссечения желудка. После операции пациентам показано:

  • медикаментозная терапия, направленная на приём ингибиторов протонного насоса и антибактериальных веществ;
  • физиотерапевтические процедуры;
  • диетотерапия;
  • использование народных средств, но только после консультирования с лечащим врачом.

Лечение злокачественной опухоли тела желудка или иной локализации состоит из:

  • лапароскопической или лапаротомической операции – при этом удалению подлежит не только поражённый орган, но и близлежащие ткани. Это делают для избегания рецидива;
  • химиотерапии;
  • лучевой терапии.

Последние две терапевтические методики могут выполняться как до, так и после вмешательства. После операции назначают вышеуказанные консервативные способы терапии.

Возможные осложнения

Специфика протекания доброкачественной или злокачественной желудочной опухоли может привести к опасным для жизни человека осложнениям.

Последствиями доброкачественных образований могут служить:

  • частые рецидивы;
  • трансформация в онкологию;
  • перфорация и стеноз;
  • изъязвление поверхности опухоли;
  • скрытие кровоизлияния в ЖКТ;
  • анемия и перитонит.

Злокачественное течение новообразований чревато:

  • близкими и отдалёнными метастазами;
  • сильными кровотечениями;
  • истощением больного;
  • ущемлением;
  • стенозом и появлением отверстия в желудке.

Профилактика и прогноз

Для полного избегания или снижения вероятности формирования того или иного новообразования, необходимо придерживаться общих несложных рекомендаций:

  • полный отказ от пагубных привычек;
  • укрепление иммунной системы;
  • сбалансированное и правильное питание;
  • соблюдение правил безопасности при работе с ядовитыми веществами;
  • недопущение эмоционального и физического перенапряжения;
  • ранее выявление и лечение любых патологий ЖКТ;
  • регулярное прохождение осмотра у гастроэнтеролога.

Прогноз будет индивидуальным для каждого пациента, но в любом случае благоприятный прогноз обеспечивает своевременная диагностика и полноценное лечение.

Источник: SimptoMer.ru

Этиология

На сегодня остаются до конца неизвестны механизмы того, почему ткани желудка изменяются и происходит формирование опухолей. Тем не менее специалистам из области гастроэнтерологии удалось выделить ряд наиболее вероятных предрасполагающих факторов, которые в значительной степени повышают вероятность появления злокачественного или доброкачественного образования.

Стоит отметить, что причины будут одинаковыми для формирования любой разновидности опухоли. Таким образом, в качестве провокатора недуга могут выступать:

  • хроническая форма протекания гастрита любой природы;
  • отрицательное влияние такой бактерии, как Хеликобактер пилори, которая может спровоцировать развитие широкого спектра патологий ЖКТ, в частности язвенной болезни;
  • диагностирование аналогичных новообразований у ближайших родственников;
  • злоупотребление вредными привычками;
  • любые состояния, приводящие к снижению сопротивляемости иммунитета;
  • влияние неблагоприятной экологической обстановки;
  • неправильное питание, а именно потребление человеком большого количества жирной, острой и пересоленной пищи. Сюда также стоит отнести недостаток в меню клетчатки и витаминов, которые содержатся в свежих овощах и фруктах;
  • перенесённое ранее хирургическое вмешательство, направленное на иссечение части желудка;
  • пернициозная анемия;
  • протекание синдрома Менетрие;
  • неблагоприятные условия труда, при которых человек постоянно вынужден контактировать с химическими, токсическими и ядовитыми веществами.

В основную группу риска входят люди трудоспособного возраста. Примечательно то, что любые опухоли зачастую диагностируются у представителей мужского пола, нежели у женщин.

Классификация

Существует множество разновидностей болезни, но основное разделение новообразований делит их на:

  • злокачественные опухоли желудка – представляют собой самые частые образования, для которых характерен неблагоприятный исход. Высокий процент летальности обуславливается тем, что они длительное время протекают совершенно бессимптомно или выражаются в неспецифических клинических признаках. Это приводит к тому, что человек слишком поздно обращается за квалифицированной помощью. Диагностика на раннем этапе развития осуществляется крайне редко и в основном случайно;
  • доброкачественные опухоли желудка – характеризуются медленным ростом и относительно благоприятным исходом, потому что некоторые из них могут трансформироваться в рак. Стоит отметить, что среди всех образований, доброкачественные встречаются примерно в 5% случаев.

Каждая из разновидностей имеет собственную классификацию. Таким образом, злокачественные новообразования дна желудка или любой другой локализации могут быть представлены:

  • аденокарциномой желудка – среди клиницистов считается самой распространённой формой, поскольку диагностируется практически в 95% случаев злокачественных опухолей. Второе название патологии – железистый рак желудка;
  • лейомиобластомами – состоят из гладкомышечных тканей;
  • злокачественными лимфомами – исходя из названия, становится понятно, что в их составе присутствуют лимфатические ткани;
  • карциноидной опухолью желудка – сформирована из клеток нервной системы. В медицинской сфере также известна под другим названием – нейроэндокринная опухоль желудка;
  • лейомиосаркомами.

Также стоит выделить категорию наиболее редких разновидностей образований, имеющих злокачественное течение:

  • фибропластическая или ангиопластическая саркома;
  • ретиносаркома;
  • гастроинтестинальная стромальная опухоль желудка;
  • злокачественна невринома.

Среди доброкачественных опухолей стоит выделить:

  • полипы желудка – такая форма диагностируется в подавляющем большинстве случаев. Подобные образования могут быть как единичными, так и множественными. В последнем случае говорят про полипоз желудка. Делятся на аденоматозные, гиперпластические и фиброматозные. Первый тип наиболее часто трансформируется в онкологию;
  • фиброму – сформирована из соединительной ткани и считается самой частой среди мезенхимальных опухолей;
  • лейомиому – в своём составе имеет мышечную ткань;
  • липому – считается подслизистой опухолью желудка;
  • невриному – включает в себя нервные ткани;
  • ангиому – состоит из кровеносных сосудов.

Те доброкачественные новообразования, которые развиваются из элементов стенок этого органа, составляют группу неэпителиальных опухолей желудка.

Категория мезенхимальных опухолей состоит из образований, происходящих из:

  • соединительной и жировой ткани;
  • мышечной и сосудистой ткани.

Также существует классификация в зависимости от локализации того или иного образования, но наиболее часто подвергается патологии кардиальный отдел желудка. Это обуславливается тем, что он близко расположен с пищеводом, заболевания которого могут привести к развитию злокачественной или доброкачественной опухоли.

Стоит отметить, что все образования имеют не экзофитный, а эндофитный рост, при котором опухоль прорастает вглубь стенок этого органа.

Симптоматика

Симптоматическая картина будет отличаться не только от характера поражения желудка, но и от таких факторов:

  • разновидность опухоли;
  • размеры и количество образования;
  • наличие или отсутствие изъязвлений.

Наиболее часто доброкачественные новообразования протекают без выражения какой-либо симптоматики, отчего являются диагностической неожиданностью. Обнаружить их можно лишь во время прохождения планового инструментального обследования или при диагностировании совершенно другого недуга.

Тем не менее доброкачественная опухоль желудка имеет следующие симптомы:

  • болевой синдром, возникающий во время трапезы или через несколько часов после употребления пищи;
  • приступы тошноты, редко приводящие к рвотным позывам. Рвота зачастую приводит к облегчению состояния пациента. Тревожным признаком считается присутствие кровавых примесей в рвотных массах;
  • отрыжка, сопровождающаяся неприятным кислым запахом;
  • изжога и снижение аппетита;
  • повышенное газообразование и вздутие живота;
  • появление характерного урчания;
  • слабость и разбитость;
  • головные боли и головокружение;
  • расстройство стула;
  • понижение массы тела и снижение работоспособности;
  • бледность кожного покрова.

Подобные проявления не могут с точностью указывать на развитие доброкачественных образований, отчего во время диагностики нецелесообразно опираться лишь на клиническую картину.

Признаки опухоли желудка злокачественной формы отличаются тем, что могут сопровождаться симптоматикой базового недуга, которым зачастую выступает гастрит и язва.

По причине того, что такая категория образований зачастую представлена онкологией, то за основу проявлений берутся симптомы именно такой патологии.

На ранней стадии течения симптомы могут быть следующими:

  • переполненность и дискомфорт в желудке;
  • изменение пристрастий в еде;
  • боли и тяжесть – склонны к обострению после потребления блюд;
  • снижение аппетита;
  • утрата веса.

По мере прогрессирования онкологии вышеуказанная симптоматика будет дополняться:

  • общей слабостью и быстрой утомляемостью;
  • частой сменой настроения и депрессией;
  • головными болями различной интенсивности и головокружениями;
  • расстройством сна;
  • бледностью или синюшностью кожных покровов;
  • повышением температуры;
  • сухостью слизистых;
  • обильным потоотделением и слюнотечением;
  • тошнотой с многократной рвотой.

Диагностика

Чтобы дифференцировать злокачественную опухоль от доброкачественного образования, необходим комплексный диагностический подход, который основывается на ряде лабораторных и инструментальных исследований.

Однако, в первую очередь, гастроэнтеролог должен:

  • изучить историю болезни не только пациента, но и его ближайших родственников;
  • собрать и проанализировать анамнез жизни больного;
  • провести тщательный физикальный осмотр;
  • детально опросить пациента – для составления полной симптоматической картины.

Лабораторно-инструментальная диагностика опухоли желудка будет включать в себя:

  • общеклинический анализ крови;
  • биохимию крови;
  • микроскопические изучения каловых масс;
  • специфические дыхательные тесты;
  • общий анализ урины;
  • анализ крови на онкомаркеры;
  • ЭКДС и УЗИ;
  • КТ и МРТ;
  • биопсию – для гистологического изучения;
  • рентгенодиагностику с использованием контрастного вещества.

Лечение

Тактика устранения новообразования диктуется его классификацией, но зачастую обращаются к хирургическому вмешательству.

Полиповидная и другие доброкачественные опухоли лечатся путём полного или частичного иссечения желудка. После операции пациентам показано:

  • медикаментозная терапия, направленная на приём ингибиторов протонного насоса и антибактериальных веществ;
  • физиотерапевтические процедуры;
  • диетотерапия;
  • использование народных средств, но только после консультирования с лечащим врачом.

Лечение злокачественной опухоли тела желудка или иной локализации состоит из:

  • лапароскопической или лапаротомической операции – при этом удалению подлежит не только поражённый орган, но и близлежащие ткани. Это делают для избегания рецидива;
  • химиотерапии;
  • лучевой терапии.

Последние две терапевтические методики могут выполняться как до, так и после вмешательства. После операции назначают вышеуказанные консервативные способы терапии.

Возможные осложнения

Специфика протекания доброкачественной или злокачественной желудочной опухоли может привести к опасным для жизни человека осложнениям.

Последствиями доброкачественных образований могут служить:

  • частые рецидивы;
  • трансформация в онкологию;
  • перфорация и стеноз;
  • изъязвление поверхности опухоли;
  • скрытие кровоизлияния в ЖКТ;
  • анемия и перитонит.

Злокачественное течение новообразований чревато:

  • близкими и отдалёнными метастазами;
  • сильными кровотечениями;
  • истощением больного;
  • ущемлением;
  • стенозом и появлением отверстия в желудке.

Профилактика и прогноз

Для полного избегания или снижения вероятности формирования того или иного новообразования, необходимо придерживаться общих несложных рекомендаций:

  • полный отказ от пагубных привычек;
  • укрепление иммунной системы;
  • сбалансированное и правильное питание;
  • соблюдение правил безопасности при работе с ядовитыми веществами;
  • недопущение эмоционального и физического перенапряжения;
  • ранее выявление и лечение любых патологий ЖКТ;
  • регулярное прохождение осмотра у гастроэнтеролога.

Прогноз будет индивидуальным для каждого пациента, но в любом случае благоприятный прогноз обеспечивает своевременная диагностика и полноценное лечение.

Источник: SimptoMer.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.