Кровь на онкомаркеры молочной железы


Для своевременного обнаружения онкологии применяют специальные маркеры. Онкомаркеры помогают выявить рак молочной железы на ранних стадиях, и вместе с прочими методами диагностики помогают в назначении своевременного и правильного лечения.

Рак молочной железы

Онкомаркеры для диагностирования онкологии молочной железы

Какие онкомаркеры показывают присутствие новообразований в груди? Для раннего определения заболевания и для наблюдения за пациентами с уже установленным диагнозом применяют онкомаркер на рак молочной железы CA 15-3, кроме этого, применяют маркер РЭА.

Применение специальных маркеров дает следующие возможности:

  • раннее диагностирование заболевания;
  • возможность прогнозирования заболевания;
  • изучение чувствительности или устойчивости к используемым лекарственным средствам;
  • наблюдение после проведенного хирургического вмешательства;
  • мониторинг результативности лечения при неоперабельности пациента.

Среди минусов этого вида диагностирования можно отметить довольно слабую чувствительность и то, что при мастопатии и некоторых других патологиях эти онкомаркеры также могут повышаться.

Различные онкомаркеры

Ki-67

С помощью этого онкомаркера можно сделать прогноз скорости развития опухоли. Для проведения анализа требуется часть ткани железы, которая берется при операции или биопсии. При очень высоком уровне маркера прогноз неутешителен, терапия гормонами в таком случае малоэффективна, здесь следует комбинировать несколько методик лечения.

Этот онкомаркер назначается при агрессивном протекании болезни вместе с другими онкомаркерами. Комплексные расшифровки анализа позволяют назначить адекватное лечение. В зависимости от показателей уровня Ki-67 можно сделать выводы о прогрессировании опухоли и прогнозе болезни:

  • показатели маркера от 0 до 20 % — опухоль развивается медленно (при показателях менее 10% — выживаемость около 95%);
  • показатели выше 20% характеризуют быстро растущую опухоль (индекс, близкий к уровню 20%, — снижает процент выживаемости больных до 80% случаев, когда индекс антигена приближается к 100% — шансов на излечение мало).

Белок p53

При слишком быстром делении уровень этого белка в организме начинает расти. У здоровой женщины этот антиген неактивен, его активация наступает только при повреждении ДНК. Анализ на p53 делается вместе с анализом на Ki-67 для определения точной степени злокачественности новообразования. Повышенный уровень p53 говорит о том, что заболевание имеет неагрессивное течение, но при очень высоком уровне данного белка идет речь уже о быстром росте опухоли и ее склонности к образованию метастазов.

Анализ крови

VEGF (фактор развития эндотелия сосудов)

Рост опухоли зависит во многом от сосудистой сетки, которая ее питает. Увеличение васкуляризации неоплазии связано с плохим прогнозом. Появление свежих капилляров происходит на базе существующих. Такой процесс обозначается при помощи VEGF. Данный фактор характеризуется несколькими типами белков, он может повышаться не только при онкологии, но и во время овуляции, менструального цикла, в период вынашивания плода и при повышении артериального давления.


Активация VEGF помогает выживанию клеток эндотелия, их передвижению и дифференцировке. При агрессивных формах болезни индекс микрососудов составляет 101 и выше, при опухолях с медленным развитием — 45. Плотность сосудов при агрессивном течении заболевания больше на 33%. При индексе более 101 вдвое возрастает риск возникновения метастазов. В данном случае применяют таргетную терапию, которая лишает опухоль необходимого питания. В ряде случаев могут случаться ложноположительные итоги этого теста.

РЭА

Для определения раковых образований применяется соединение белка и протеина, которое называется раково-эмбриональный антиген. Этот антиген вырабатывается еще при внутриутробном развитии плода.

У здорового организма данный маркер есть в крови, но в небольшом количестве при воспалениях, доброкачественных опухолях и ряде аутоиммунных болезней.

В норме показатель РЭА не должен превышать 3,8 нг/мл, при курении уровень может подняться до 6,0, о доброкачественном образовании говорит уровень в пределах 10нг/мл. Наличие рака резко повышает этот уровень сверх нормы. Часто этот тип теста применяют для проверки эффективности применения противораковой терапии. Когда уровень РЭА опускается до нормы, говорят о результативности лечения и отсутствии рецидивов. Для анализа применяют кровь из вены, за полсуток до сдачи крови не следует принимать пищу, за несколько часов — не курить, за час – избегать физические и эмоциональные нагрузки. Для достоверности анализа его сдают несколько раз, обязательно в одной лаборатории.


Слизистые гликопротеиды MUC-1 группы

Для проведения анализа требуется сыворотка крови. При повышенном содержании белка в сыворотке можно говорить о раковых новообразованиях в яичниках или молочной железе. При беременности, во время кормления и при наличии некоторых доброкачественных заболеваний также может возникать небольшой рост этих веществ.

СА 15-3. Он находится в протоках молочных желез при раке груди. Нормальным уровнем считаются показания в пределах 20 ед/мл, при воспалении желез и прочих доброкачественных образованиях можно наблюдать показания в границах — 30 ед/мл.

СА 27.29. Минусом этого маркера является то, что он сильно завышен не только при раке, но и при наличии кисты яичников, гиперплазии эндометрия, доброкачественных опухолях в печени или почках, также нормой считается повышенный СА27.29 у беременных.

СА 549. Данный маркер применяют при диагностике и контроле терапевтического эффекта вместе с тестом на РЭА. Пограничным является уровень в 11ЕД/мл. Повышенные данные СА 549 могут быть при воспалительных процессах в железе и новообразованиях в печени не онкологического характера.

СА 125 используют для диагностирования рака яичников и при патологиях груди. В здоровом организме показатель СА 125 может меняться в период менструального цикла, из-за этого анализ сдается несколько раз. До 35 ед/мл — является нормальным показателем, до 60 ед/мл — является умеренным повышением (может наблюдаться при начальных стадиях рака, при гинекологических воспалениях, гиперплазии эндометрия, пневмонии, панкреатите, печеночной и почечной недостаточности).


О наличии онкологии говорит повышение маркера до 100 и более ед/мл. СА 125 помогает при раннем обнаружении рецидива – уровень маркера вырастает на несколько месяцев раньше, чем возникают признаки метастазов.

СА-125 онкомаркер

Тканевый полипептидный антиген

Тест на маркер делается при карциноме груди. Вместе с прочими онкомаркерами рака груди он помогает определить присутствие рака на начальных стадиях и прослеживать результаты терапии. Норма — 75ЕД/мл.

Тумор-М2-пируваткиназа (ПК-М2)

При наличии этого онкомаркера в сыворотке можно говорить о присутствии раковой патологии в организме, но этот онкомаркер не говорит, какой именно орган поврежден. Этот анализ сдается вместе с прочими онкомаркерами для уточнения диагноза рак. Норма ПК-М2 – в пределах 15ЕД/мл. Когда показатель выше, это говорит об онкологии молочной железы, печени, пищевода, почек, желудка, кишечника. Маркер помогает контролировать обострения и диагностировать появление метастазов после полученной терапии.


Цитокератины (TPA, TPS)

Увеличение онкомаркеров TPA/TPS может происходить не всегда при онкологии груди, но и при злокачественных опухолях легкого, шеи, кишечника. Хорошо прослеживается зависимость уровня онкомаркера от стадии болезни, а также от воспалительных процессов, происходящих в некоторых органах.

Рецептор HER-2

В нормальном организме данный рецептор в норме находится в различных клетках. У четверти пациенток с раком груди уровень HER-2 повышается. Излишек данного рецептора говорит об агрессивной форме онкологии груди. Пациенткам с положительным HER-2 дают негативный прогноз, выживаемость — не больше 2 лет с момента установки диагноза.

uPA и PAI-1

Урокиназный активатор плазминогена (uPA) и его ингибитор (PAI-1) могут предсказать исход болезни при онкологии молочной железы. uPA принимает участие в развитие опухоли, метастазировании. PAI-1 подавляет действие этого протеина, но также участвует в прогрессировании патологии.

Генетические онкомаркеры

Генетические маркеры BRCA1 и BRCA2 – это гены, которые определяют склонность к развитию рака молочной железы. Они применяются для оценки риска заболевания у женщин, среди родственников которых были случаи заболевания.

Расшифровка показателей онкомаркеров

Можно выделить несколько базовых пунктов, которые касаются того, какой маркер указывает на онкологию молочной железы:


  • при поставленном диагнозе для оценки результативности терапии и раннего нахождения рецидивов и метастазирования вместе с прочими методами обследования могут применяться СА 15-3 и РЭА;
  • тестирование на онкомаркер HER-2 требуется для назначения лечения «Герцептином»;
  • определение ER необходимо для назначения гормональной терапии;
  • тестирование на BRCA1 и BRCA2 требуется здоровым женщинам, в семье которых были случаи злокачественных новообразований груди.

Онкомаркеры

Данные нормы некоторых онкомаркеров можно увидеть в таблице:


Онкомаркер Норма
CA 15-3 Не более 28 ед/мл
CA 27.29 В пределах 40 ед/мл
РЭА В пределах 3 нг/мл
CYFRA 21.1 В пределах 3,3 нг/мл
СА 125 До 25 ед/мл
ТПА Не больше 75 ед/л

При повышенном уровне онкомаркера рекомендуется посещение гинеколога или маммолога для более углубленного обследования. Повышенная концентрация онкомаркеров не всегда указывает на рак.

Вопрос нормы данных онкомаркеров для женщин с таким диагнозом — неоднозначен, в каждом конкретном случае на него может ответить только лечащий врач. Опухолевые маркеры способны повышаться в процессе химио- и лучевой терапии. Это означает, что организм на лечение отреагировал — онкомаркеры повышаются, когда опухоль разрушается. Когда уровень онкомаркеров остается на прежнем уровне или повышение незначительно, это говорит о том, что химиотерапия не дала позитивного результата. После лечения пациентки наблюдаются у врача в течение нескольких лет, систематически проводя тесты на определенные типы онкомаркеров, что дает шанс оценить общее состояние здоровья и риск возникновения рецидива.

Для чего требуется сдавать анализ на онкомаркер молочной железы


Рак грудных желез встречается у женщин чаще, чем другие виды рака. Поэтому так важно диагностировать это заболевание в самом начале. Онкомаркеры молочной железы — это достоверный и информативный способ выявить патологию своевременно и назначить адекватное и своевременное лечение.

Раковая опухоль при своем развитии вырабатывает определенные белки, гормоны, антитела или их составляющие. Показатели уровня концентрации онкомаркеров у больных раком намного выше нормы, чем у здорового человека. Это свойство раковых клеток учитывается при диагностике рака и контроле итогов терапии. Анализы крови на онкомаркеры молочной железы берутся по определенным правилам, а на результат могут оказывать влияние некоторые факторы: сопутствующие заболевания, беременность или период кормления грудью.

Присутствие в крови онкомаркеров показывает, что в организме предположительно есть рак. Виды таких маркеров можно разделить по типу ткани, в которых их находят: сывороточные, тканевые, генетические.

Как готовиться к сдаче крови на онкомаркеры

Забор крови на онкомаркеры можно производить в любой день цикла менструации. Сдача венозной крови производится натощак.

  • накануне советуют употреблять лишь легкий ужин, без алкоголя, жирных, соленых блюд.
  • отказаться от сигарет не меньше, чем за 30-40 минут до проведения процедуры;
  • воздержаться от физической нагрузки накануне сдачи анализа.

Результаты анализа обычно готовы через несколько часов. Следование некоторым правилам поможет своевременно установить присутствие новообразования в организме у женщины.

Сдача тестов на онкомаркеры груди считается одним из более доступных и эффективных способов диагностирования опухоли на начальной стадии, увеличивающая шансы на полное выздоровление.

Забор крови на онкомаркеры

Когда сдают анализ на онкомаркеры

Когда требуется сдача ткани на биопсию или крови на онкомаркеры после первичного осмотра, принимает решение врач. Часто врач опирается на следующие признаки:

  • изменения в объеме и форме молочной железы;
  • покраснение на груди участка кожи и ее шелушение;
  • втянутый сосок;
  • прощупывающиеся узелки в молочной железе, они плотные на ощупь;
  • болезненные ощущения в груди;
  • быстрое развитие доброкачественной опухоли.

Источник: pro-rak.com

Цитологическая диагностика РМЖ

Маммологическое цитологическое исследование (ЦИ) представляет собой объективное изучение структуры клеточных элементов в цитологическом препарате, с целью диагностики наличия и характера опухолевых и/или неопухолевых поражений молочной железы.

Как правило, материалом для проведения ЦИ являются следующие субстраты:

• диагностические пунктаты (опухолевидных образований молочной железы, уплотнений в области рубца после хирургических манипуляций на ней, региональных лимфатических узлов);
• отпечатки и соскобы, полученные с эрозированной поверхности соска молочной железы;
• отпечатки с поверхности разрезов и клеточного материала, полученного при эксфолиативной биопсии.

Общепринятым критерием достоверности ЦИ являются результаты сопоставления его данных и данных планового гистологического исследования. Последнее при этом следует расценивать в качестве основополагающих.

Выраженная пролиферация клеточных элементов представляет собой типичный источник гипердиагностических ошибок в условиях имеющихся подозрений на РМЖ.

Характерны в этом плане морфологические изменения протоков и долек молочной железы, которые сопутствуют ее фиброаденоме и пролиферирующему аденозу.

Дополнительные затруднения в постановке на основе ЦИ, адекватного (исключающего наличие опухолевой болезни) диагноза, могут в данном случае быть обусловлены укрупнением клеточных ядер.

Молекулярно-генетическая диагностика рака молочной железы

Не вызывает сомнения тот факт, что носительство мутаций определенных генов сопряжено с увеличением риска РМЖ. Вместе с тем, прогностическая значимость ряда геномных нарушений, нуждается при данной патологии в уточнении (группа генов-кандидатов). Соответствующие представления обобщены в Табл. 3.

Таблица 3. Гены и гены-кандидаты, связанные с РМЖ.

onkm_t3.jpg

Тесная взаимосвязь множества клеточных генов в процессах регуляции пролиферации, дифференцировки и апоптоза объясняет роль их гиперэкспрессии в канцерогенезе при раке молочной железы. Соответствующий комплекс генов включает: BCL2, D94, Cathepsin D, CCNE, CD63, Claudin-7, CRABP2, CTSD, GATA3, GZMH, hTERT, IGF1R, Ki-67, Lactoferrin, Lipocalin2, MDM2, MUS1, MYBL2, Neurosin, PAI1, PAI2, POH1, PS2, Rantes, SIX1, SMARCD2, STMY3, VEGF (24).

Значительное внимание маммологов привлечено сейчас к ферменту теломеразе. Основная функция теломераз состоит в том, что они препятствуют укорочению теломер (концевых участков хромосом) в процессе деления клеток. Тем самым удается обеспечить неограниченных резерв пролиферации последних.

Теломеразная активность присутствует исключительно в половых клетках, постоянных клеточных линиях и опухолях, в противоположность интактным клеткам.

Установлено, что для многих типов опухолей в частности, для низкодифференцированных карцином, наличие активной теломеразы коррелирует с неблагоприятным прогнозом.

Ген CHEK2 являющийся опухолевым супрессором локализуется на 22-й хромосоме. Мутация 1100 delC гена CHEK2, приводящая к синтезу неполноценного укороченного белка со сниженной экспрессией, встречается в странах Европы с частотой от 0,2% до 1,4% и определяет 2-10-кратное увеличение риска РМЖ.

Эта мутация также ассоциируется с повышением риска опухолей других локализаций (яичника, простаты, толстого кишечника, желудка) и может встречаться в «раковых семьях» с отсутствием генетических дефектов ВRCA1 и BRCA2.

В Санкт-Петербурге и Ленинградской области рассматриваемая мутация обнаруживается у 2/294 (0,7%) пациентов с раком яичников и у 1/448 (0,2%) здоровых женщин.

Таким образом, в отличие от мутаций в гене BRCA1 и BRCA2, данный аллельный вариант специфически ассоциирован с РМЖ (14/660; 2,1%; p < 0,01), но не с раком яичников (2/294; 0,7%; p < 0,1). Факт взаимосвязи особенностей метаболизма эстрогенов и риска возникновения гормонозависимых опухолей, в том числе, РМЖ, считается твердо установленным. Изучение молекулярных механизмов функционирования эстрогеновых рецепторов привело к пониманию чрезвычайно сложной системы взаимодействия внутри опухолевой клетки различных сигнальных путей. Последние могут реализоваться не только через эстрогеновые, но и тирозинкиназные рецепторы к эпидермальному фактору роста (EGFR), семейство которых представлено четырьмя рецепторами: EGFR (HER1, ErbB1), HER2 (ErbB2, HER-2/neu), HER3 (ErbB3) и HER4 (ErbB4).

Данные рецепторы участвуют в реализации сигнальных путей, через которые запускаются механизмы клеточного роста и пролиферации.

Ключевыми представителями семейства рецепторов к эпидермальному EGFR при РМЖ являются EGFR (HER1/ErbB1) и HER2 (ErbB2). Гиперэкспрессия рецептора EGFR/HER1 встречается в 27-30% случаев РМЖ, а гиперэкспрессия рецептора HER2 характерна для 20-25% данных больных и ассоциируется с агрессивным фенотипом опухоли.

Взаимодействие эстрогеновых рецепторов с рецепторами EGFR (HER1) и особенно, HER2 (ErbB2) — так называемый crossta LK, считаются причиной развития резистентности клеток опухоли к эндокринной терапии, а также являются важным фактором предикации исхода рака молочной железы.

Согласно имеющимся предклиническим данным, экспрессия сосудистого эндотелиального фактора роста — VEGF, ассоциирована с гиперэкспрессией HER2 (подчеркнем, что эстроген является потенциальным модулятором неоангиогенеза и повышает экспрессию VEGF в клетках).

Пациентов с опухолями, характеризующимися экспрессией каждого из данных рецепторов, отличает более негативный прогноз, чем на фоне повышения экспрессии любого из них в отдельности.

Одним из первых тестов, которые удалось внедрить в практику клинической лабораторной онкодиагностики, явилось определение рецепторов стероидных гормонов.

Указанные аналиты представляют собой белки, специфически, а также избирательно связывающие соответствующие биологически активные соединения после их проникновения через мембрану клетки.

В настоящее время разработан ряд методов анализа рецепторов стероидных гормонов:

• иммуногистохимический;
• иммуноферментный;
• иммуноцитохимический;
• радиолигандный.

Наиболее важное преимущество иммуногистохимии (ИГХ) и иммуноцитохимии (ИЦХ) анализов определяется возможностью установить с их помощью принадлежность рецепторов именно к опухолевой клетке.

Экспрессия рецепторов эстрогена и прогестерона зависит от типа РМЖ и характеризуется в этой связи следующими уровнями (данные ВОЗ):

• инвазивный дольковый — 60-70% (прогестерон) и 70-95% (эстрогены);
• инвазивный криброзный и муцинозный — 100% (эстрогены);
• инвазивный протоковый — 70-80% (прогестерон и эстрогены).

Проспективные исследования доказывают, что к факторам риска РМЖ у женщин в постменопаузе относят повышение концентрации половых стероидных гормонов (свободного эстрадиола, тестостерона, эстрона, дэгидроэпиандростерона (ДЭА) и ДЭА-сульфата, андростендиона) и снижение сексстероидсвязывающего глобулина, часто ассоциирующимся с избыточной массой тела (абдоминальным ожирением) и гиперинсулинемией.

Влияние эстрогенов на клеточную пролиферацию в тканях молочной железы может реализоваться опосредованно — через факторы роста. Стимулируют пролиферацию и дифференцировку эпителиальных клеток молочной железы и тормозят апоптоз протоонкогены и следующие пептидные факторы: эпидермальный фактор роста (ЭФР); инсулиноподобные факторы роста типов I и II (ИПФР-I и ИПФР-II); альфа-трансформирующий фактор роста (ТФР-альфа).

Сформулирована также теория генотоксического действия эстрогенов, согласно которой метаболиты эстрадиола проникают в клетку, минуя эстрогеновые рецепторы, связываются с ядерной ДНК и повреждают ее молекулу.

В настоящее время изучено более 100 различных факторов прогноза РМЖ, которые позволяют оценивать биологическое поведение опухоли.

Для оптимального решения таких важных вопросов, как прогноз клинического течения РМЖ, отбор групп пациентов с целью дифференцированного назначения адекватной гормоно- и химиотерапии, большое значение придают ряду маркеров, хорошо выявляемых с помощью иммуногистохимических методов.

Современная программа комплексного лабораторного ИГХ исследования клеток РМЖ должна интегрировать в себе определение содержания и уровня экспрессии рецепторов стероидных гормонов (эстрогенов, прогестерона, андрогенов), онкобелка HER2 и антигена Ki67.

Среди указанных тестов, определение рецепторов андрогенов, не всегда находит применение на практике. Между тем, они обнаруживаются в 47% случаев рака молочной железы.

Рецепторы андрогенов выявляются в 69% опухолей, которые имеют рецепторы эстрогенов и прогестерона, а также в 11% опухолей, не содержащих указанные рецепторы.

Почти 1/3 опухолей (32% случаев) лишены при РМЖ всего комплекса рецепторов стероидных гормонов.

Фенотипы РМЖ, характеризующиеся отсутствием рецепторов эстрогенов, обладают более злокачественным течением. Среди соответствующей группы пациентов достоверно чаще диагностируются метастазы первичной опухоли в региональные лимфатические узлы.

Пролиферативная активность клеточных элементов опухоли является одним из основных проявлений биологического поведения опухоли. Считается, что для адекватной оценки данного параметра требуется использовать ИГХ реакцию с антигеном Ki67.

Активная экспрессия антигена Ki67, сочетается с повышенным продуцированием онкобелка HER2 и с одновременно низкой экспрессией клетками РМЖ рецепторов прогестерона.

Последний, в связи с выраженным метастическим потенциалом опухоли, приходится распространить и на ситуацию максимальной экспрессии онкобелка HER2. Соответствующий эффект с одинаковой частотой обнаруживается в различных горомально-рецепторных фенотипах РМЖ.

Прогностическую роль HER2-позитивного статуса при РМЖ, убедительно подтверждают также данные выживаемости (общей и безрецидивной) группы больных с подобными опухолями. Значения ее характеризующие существенно уступают полученным на фоне HER2 негативного статуса РМЖ (Табл. 4).

Таблица 4. Выживаемость больных раком молочной железы, в зависимости от HER2 статуса опухоли.

onkm_t4.jpg

Выявление HER2-позитивного РМЖ (гиперэкспрессия онкобелка = 3+) с использованием ИГХ реакции или по амплификации гена HER2 методом FISH, имеет определенные недостатки как методологического, так и технологического плана.

В частности, показано, что первичный HER2 статус РМЖ, не всегда соответствует статусу его метастазов. Подобный эффект объясняют гетерогенностью опухоли.

Кроме того, диагностическую эффективность определения HER2 статуса снижают технологическая вариабельность используемого метода и нередко возникающее разночтение между ИГХ исследованием и FISH анализом. Требуется также учитывать наступающее из-за длительного архивирования срезов, снижение количества антигена.

В данной связи сейчас предложен новый сывороточный биомаркер РМЖ — внеклеточный фрагмент домена HER2 (HER2 ECD).

Тестирование HER2 ECD ставится серийно, выполняют в режиме реального времени, мониторирует результаты лечения РМЖ, позволяет предсказывать рецидив опухоли, а также способствует оперативной выработке необходимых решений.

Повышение HER2 ECD может быть использовано для идентификации пациенток, отличающихся плохим прогнозом развития рака молочной железы.

Последние годы разрабатываются подходы к практическому использованию теории опухолевого ангиогенеза в онкоморфологии, а именно определяется степень развития кровеносных сосудов в опухоли, что, в свою очередь часто позволяет предсказать риск развития рецидива и метастазов РМЖ, а также исход заболевания.

Основное внимание уделяется исследованию количества сосудов в РМЖ. Для этого используется ИГХ выявление их с помощью антител против антигенов VII фактора свертывания крови (фактор Виллебранда), СД31, СД34.

На гистологических препаратах, окрашенных с помощью указанных антител, подсчитывают плотность сосудов в опухоли и другие параметры. Кроме того, проводят иммуноморфологические исследования по выявлению ангиогенного сосудистого фактора роста.

Большое значение придают исследованиям, связанным с определением взаимоотношения раковых клеток между собой и с окружающей стромой. Для этого изучают адгезивные свойства клеток с помощью антител против адгезивных молекул, к которым относятся кадгерины, катенины и протеогликан СД44.

Кадгерины — кальцийзависимые белки, осуществляющие связь между клетками. При этом выделяют кадгерины эпителиальные (Е-кадгерины), нервные (N) и плацентарные (P). Внутриклеточно кадгерины взаимодействуют с несколькими белками — катенинами. Среди последних различают альфа-, бета-, гамма-варианты и белок p120.

Взаимодействие кадгеринов и катенинов во многом определяет структуру и функции клеток: полярность, дифференцировку, рост, гибель.

Снижение уровня Е-кадгерина в клетках РМЖ сопровождается снижением дифференцировки, нарастанием инвазивного роста и увеличением метастатического потенциала, что свидетельствует о неблагоприятном прогнозе.

Высокая концентрация Р-кадгеринов в РМЖ резко ухудшает течение заболевания. Считают, что Р-кадгерины являются более информативными маркерами клинического исхода рака молочной железы, чем изменения в экспрессии Е-кадгерина или катенинов.

Другой аспект этой проблемы — выработка опухолевыми клетками протеолитических ферментов (протеаз), которые приводят к дегенерации клеточного матрикса, что лежит в основе инвазивного роста опухоли и ее метастазирования. Среди таких протеаз наиболее изучены металлопротеиназы и катепсин D. Повышенный уровень этих ферментов отмечен в клетках опухоли, что является одним из критериев ее агрессивности, определяемой стадией заболевания, количеством гормональных рецепторов и гистологическим типом РМЖ.

Анализируя изложенную выше информацию, важно констатировать наличие достаточно большого количества ИГХ маркеров биологического поведения злокачественной опухоли молочной железы.

Вместе с тем, остается актуальной дальнейшая разработка стандартизации всех этапов проведения соответствующих исследований. Разумеется, не могут явиться в этом плане исключением, критерии количественной оценки результатов каждой из применяемых в данном случае реакций.

Правильное формулирование окончательного диагноза является компетенцией гистолога. При этом необходимо руководствоваться действующим вариантом Международной гистологической классификации опухолей и опухолеподобных процессов молочной железы (ВОЗ, 2003).

Протокол гистологического исследования РМЖ должен отразить следующие данные: гистологический тип, степень дифференцировки, размеры опухоли, наличие фокусов рака in situ в окружающей ткани, количество исследованных лимфатических узлов, в том числе пораженных метастазами, рецепторный статус опухоли.

Молекулярно-генетические аспекты наследственного рака молочной железы

В рамках эпидемиологического подхода к изучению рака молочной железы, все случаи данной патологии могут быть классифицированы следующим образом:

• спорадический РМЖ, при котором факт заболевания не удается достоверно подтвердить для обеих родителей (около 68% всех случаев РМЖ);
• семейный РМЖ, представляющий собой скопление (исключительно случайное) больных РМЖ внутри одной семьи, как результат воздействия единых для нее и одновременно экзогенных факторов риска канцерогенеза (около 23% всех случаев рака молочной железы);
• наследственный РМЖ, ассоциирующийся с носительством кровными родственницами (особенно 1-й степени родства) мутаций определенных генов (около 9% всех случаев РМЖ).

Доказана значимость в рассматриваемом аспекте близости родства с пациентом, особенно 1-й его степени (мать, дочь, родная сестра), тогда как 2-я степень родства (двоюродная сестра, бабушка, внучка, тетя, племянница), играет здесь ощутимо меньшую роль.

Классический (аутосомно-доминантный) механизм передачи наследственного РМЖ, предполагает, что образование одиночного мутантного аллеля, достаточно для инициации и/или промоции опухоли.

Этапным достижением в изучении проблемы наследственных форм рака молочной железы и яичников, принято считать открытие генов BRCA (Breast cancer associated gene) — BRCA1 и BRCA2.

В 1994 году был выделен ген BRCA1, который картирован на длинном плече 17-й хромосомы (17q21), затем — в 1996 году удалось клонировать ген BRCA2. Последний размещен на 13-й хромосоме (13q12).

На протяжении дальнейших исследований была получена информация относительно биологической функции, а также структуры рассматриваемых генов.

При этом доказано, что конкретные герминальные мутации генов BRCA1 и BRCA2 способны детерминировать предрасположенность к РМЖ (также, впрочем, как и раку яичников). В настоящее время идентифицировано более 800 вариантов таких мутаций (главным образом, делеций и инсерций).

С геном BRCA1, согласно оценкам большинства авторов, корректно связывать около 20% случаев наследственного РМЖ.

Носительство женщинами мутаций данного гена сопряжено с наличием следующих рисков:

• вероятность рака молочной железы = 75%, возраст < 50 лет;
• вероятность РМЖ = 85%-90% к 70 годам;
• вероятность второго новообразования — рака яичников (синдром рака молочной железы и яичников — breast-ovarian cancer syndrome) = 29%, возраст < 50 лет или 44% к 70 годам;
• 4-х кратное увеличение риска рака толстой кишки.

Патогенетическое значение мутаций BRCA1 у мужчин характеризуют следующие результаты наблюдений:

• редкое развитие РМЖ (что, разумеется, не исключает возможность передачи соответствующей мутации по отцовской линии);
• 3-х кратное увеличение риска рака предстательной железы.

В целом РМЖ, обусловленный мутациями BRCA1 характеризуют следующие особенности:

• низкая степень дифференцировки;
• частое отсутствие рецепторов эстрогена и прогестерона;
• гиперэкспрессия гена р53 и циклина Е.

С геном BRCA2 связано около 70% случаев наследственного РМЖ.

Носительство женщинами мутации данного гена у женщин сопряжено с наличием следующих рисков:

• вероятность РМЖ = 40-70%;
• вероятность рака яичников = 10-35%;
• 4-х кратное увеличение риска карциномы эндометрия;
• 3-х кратное увеличение риска рака поджелудочной железы;
• 2-х кратное увеличение риска рака желудка.

Мужчины-носители мутаций BRCA2 имеют 20% риск заболеть раком молочной железы, что практически в 200 раз выше, чем в общей их популяции. При этом заболевание диагностируется в более молодом возрасте и отличается высокой летальностью.

В целом РМЖ, обусловленный мутациями BRCA2 характеризуют следующие особенности:

• более высокая (чем в случае BRCA1) степень дифференцировки;
• частое наличие рецепторов эстрогена и прогестерона. Необходимо подчеркнуть специально, что прогноз у носительниц мутаций BRCA2 более благоприятный, чем в случае нарушения нормального функционирования BRCA1 и при спорадическом РМЖ.

Пик заболеваемости РМЖ у носителей BRCA1 совпадает с возрастом 35-39 лет, а для носителей BRCA2 сдвигается на более поздний период (43-54 года).

Представляется целесообразным проведение медико-генетического консультирования больных РМЖ с косвенными признаками наследственного заболевания:

• возраст обнаружения опухоли < 45 лет;
• наличие РМЖ и/или РЯ у кровных родственников 1-2 степени родства;
• диагностирование первично-множественных опухолей (билатериальный рак молочной железы (БРМЖ) и РЯ).

Указанным группам больных показано медико-генетическое обследование и последующий молекулярный анализ с целью выявления носи-тельства повторяющихся «founders-мутаций в генах BRCA1 (5382 ins C) и BRCA2 (6172 del T).

Благодаря успехам генетики в исследовании проблемы рака молочной железы, выделен ряд клинических синдромов, включающих как один из компонентов, диагностирование данной опухоли (Табл.5).

Таблица 5. Синдромы, сопряженные с наследственным раком молочной железы.

onkm_t5.jpg

Использование молекулярных маркеров при раке молочной железы позволяет проводить:

• диагностику заболевания;
• оценку степени распространенности неопластического процесса;
• мониторинг эффективности лечения;
• клинический прогноз;
• оценку резистентности к химиотерапии.

Исследована частота различных молекулярных повреждений, характерных для рака молочной железы. Данные повреждения могут быть систематизированы с учетом разрушаемых при этом клеточных процессов. Ниже (Табл. 6-9) приведена частота, с которой возникают молекулярные повреждения, сгруппированные согласно цитофизиологическому принципу.

Таблица 6. Молекулярные признаки рака молочной железы. Изменения рецепторов пролиферации дифференцировки.

onkm_t6.jpg

Таблица 7. Молекулярные признаки рака молочной железы. Регуляторы клеточного цикла.

onkm_t7.jpg

Таблица 8. Молекулярные признаки рака молочной железы. Регуляторы апоптоза.

onkm_t8.jpg

Таблица 9. Молекулярные признаки рака молочной железы. Молекулы адгезии и протеазы.

onkm_t9.jpg

В отличие от классических опухолевых маркеров, определяемых в сыворотке крови, клеточные или тканевые маркеры типируются непосредственно в опухолевой ткани. Большинство из них характеризуют определенные биологические особенности опухоли, специфику ее поведения и регуляции, например гормональную чувствительность или склонность к инвазии и метастазированию.

Основное значение таких маркеров заключается в том, что они характеризуют биологические особенности каждой конкретной опухоли и помогают при прогнозировании и индивидуализации лекарственного лечения заболевания.

Таблица 10. Основные группы тканевых/клеточных прогностических маркеров при раке молочной железы.

onkm_t10.jpg

Е.О. Комлева

Источник: medbe.ru

Статистика

Исследования ВОЗ говорят о ежегодном пополнении рядов онкобольных с разновидностью рака груди на 1,5 миллиона человек в мире. Примерно 400 тысяч заканчиваются летальным исходом. Россия занимает восьмую строчку рейтинга печально известного заболевания, ежегодно добавляя 54 тысячи больных раком молочных желёз.

По прогнозам в ближайшее время каждая восьмая женщина окажется вынуждена пройти курс лечения от патологий груди, среди мужчин только 1 из 800. Нередки случаи выявления рака молочных желёз в молодом возрасте 20 – 39 лет (благоприятный детородный возраст). Эти женщины могли бы родить и воспитать миллионы детей.

Выделяются колоссальные бюджеты для поиска медицинского средства, на профилактику населения от рака, чтобы раньше диагностировать это заболевание. Своевременно проходя диспансеризацию (в России проводится раз в четыре года), после 35-летия ежегодно посещая гинеколога, маммолога, женщина способна избежать рака, установить его наличие в самом начале, при вероятности полного излечения.

Среди разновидностей онкологии в первых рядах у женского населения земного шара стоит рак груди. На болезнь приходится максимальное количество смертей среди людей с онкологией. Риску подвержены женщины пожилого возраста, за 65-66 лет. Настораживает, что в развитых странах рак груди не уменьшается, а, наоборот, постоянно растёт. Количество молодых пациентов также увеличивается. Рак груди молодеет – масса заболевших среди женщин моложе 55 (45, 50), есть 35 летние.

Излечим ли рак груди

Как остальные разновидности злокачественной опухоли, онкология груди разделяется на пять стадий. Соответственно, чем выше стадия, тем хуже прогнозы. Полное излечение зависит от времени обнаружения, здоровья, возраста пациента, наличия, вида метастазирования (одиночное, множественное), подверженности лечению метастатических органов, поражённости лимфатической и кровеносной систем.

Кровь на онкомаркеры молочной железы

При ранней диагностике, правильно подобранном лечении остаётся возможность продлить жизнь больного от пяти лет и выше. Отсутствие своевременного лечения, помощи медицинских сотрудников гарантирует продолжительность не более 3-5 лет всего 15% от числа заболевших. В процентном соотношении дольше пяти лет после перенесенных операций проживут более 90%, порядка десяти – 80%, пятнадцати – 75%.

В зависимости от стадий, прогнозы выглядят подобным образом:

  • 1-ая, когда очаг поражения небольшой, выживают до 95%;
  • 2-ая, очаг единственный, увеличен в два раза – 80%;
  • 3-я и 4-я, резкий рост опухоли; множественные метастазы соседних, дальних органов; поражение лимфатических узлов – соответственно 30 и 10%.

Причины, приводящие к развитию рака молочной железы

Ежегодное ухудшение экологической составляющей, совместно с употреблением нездоровой пищи с высоким содержанием канцерогенов (эмульгаторы, стимуляторы, заменители, красители) плюс генетическая предрасположенность пополняет ряды женщин, заболевших раком. Злокачественная опухоль молочной железы специально не выбирает жертву, но вычислены причины, увеличивающие шансы в разы:

  • Сознательный отказ от беременности, родов (предохранение, прерывание), бесплодие.
  • Злоупотребление сигаретами с пубертатного периода.
  • Раннее половое созревание (до 12 лет).
  • Позднее угасание репродуктивной функции (после 55 лет).
  • Раковая генетика (онкология у близких кровных родственников влечёт предрасположенность).
  • Развитие в анамнезе опухолей женской половой системы (как доброкачественных, так и злокачественных).
  • Сильная полнота и склонность к ожирению (повышенный вес замедляет обменные процессы, вызывая сбои в работе организма).

Кровь на онкомаркеры молочной железы

  • Сахарный диабет (использование инсулина и других гормонов).
  • Повышенное давление.
  • Неумеренное употребление алкоголя.
  • Контрацептивная либо лечебная гормонотерапия затяжного характера (не менее 10 лет).
  • Некомфортное травмирующее нижнее бельё (слишком тесное, с металлическими элементами, сдавливающими грудь).
  • Поздние роды.
  • Многочисленные беременности, роды (когда организм не успевает восстанавливаться).
  • Попадание ультрафиолетового излучения на молочную железу (при загаре топлесс).

С давних времен говорилось, что всё нужно делать вовремя. Женский организм уникальный, непредсказуем даже в здоровом состоянии. Беременность для тела – стресс, какие процессы он способен разбудить, не знает никто. Современные дамы проводят в погоне за материальными составляющими наиболее благоприятное для репродукции время, впервые рожают за 40. Течение беременности у женщин может спровоцировать сбой в организме из-за смены гормонального фона, возникновение различных дефектов ДНК. Соответственно, происходит развитие патологического процесса, постепенно переходящего в злокачественную стадию.

Молочная железа находится в непосредственной близости к лимфоузлам и кровеносным сосудам, поэтому происходит быстрое заселение патологическими клетками упомянутых систем. Вместе с лимфой и кровью (лимфогенным и гомогенным образом) метастазы разбегаются в разные органы человеческого тела.

Признаки онкологии груди

У любого недомогания найдутся первопричины. Аналогично происходит в молочной железе. Изначально меняется чувствительность груди, её строение, форма. Онкологии предшествует диффузная мастопатия. Симптоматика настолько невыраженная, что женщина в силу занятости, лени, наплевательского отношения к собственному здоровью предпочитает ничего не видеть. При появлении болевых ощущений направляется к врачу. Какие признаки стоит отслеживать, когда просить у доктора направление на сдачу анализов на рак:

Кровь на онкомаркеры молочной железы

  • появление плотных комочков в груди (без неприятных ощущений);
  • внешнее изменение груди (объём и форма);
  • преобразование кожного покрова молочной железы (шелушение, появление складочек-морщинок, впадение кожи);
  • появление неприятных ощущений, перерастающих в болевые;
  • впадение соска (он уходит внутрь), припухание либо отвердение;
  • кровоточивость соска.

Если женщина нашла единственный признак, полагается обратиться к маммологу для углубленного осмотра. При подозрении на развитие патологического процесса грудной железы назначают маммографию, после могут попросить сдать кровь на онкомаркеры. Помните, злокачественная опухоль груди развивается сравнительно быстро, уже на первой стадии метастазирует в соседние органы. Раннее выявление патологического процесса увеличивает шансы на полное излечение. Придётся проходить регулярные медицинские осмотры.

Знакомство с онкомаркерами

Если подозрение на маммографии подтвердилось, выявилось наличие непонятного уплотнения или обнаружена мастопатия диффузного характера, врач выдает направление на исследование крови, выявляющее онкомаркеры грудной железы. После расшифровки результатов будет известен диагноз, для уточнения характера патогенеза проведут дополнительные исследования.

Онкомаркер молочной железы – это специфический биологический белковый объект, производимый иммунной системой женщины при появлении патологических клеток.

При проявлении патогенных новообразований организм ответно вырабатывает специальные гормоны, специфические антитела, белки, либо реагирует повышением показателей уже имеющихся веществ. Науке известно 200 онкомаркеров, во врачебной практике их используют в меньших количествах. У онколога есть таблица, куда внесены все показатели. При расшифровке врач смотрит на появление/повышение белкового продукта, чтобы определить раковый очаг.

Кровь на онкомаркеры молочной железы

У онкологии молочной железы выделяются определённые метки:

  • Белковые маркеры (СА 15-3, CA 27-29, СА 72-4, СА 125);
  • РЭА;
  • TPA, TPS;
  • Белок p53;
  • Her2Neu;
  • Ki67;
  • ER / PR;
  • VEGF;
  • PD-1, PDL-1 и PDL-2;
  • ПК-М2;
  • BRCA1 и BRCA2.

Рассмотрим каждый в отдельности, чтобы понять обозначения.

СА 15-3, CA 27-29, СА 72-4, СА 125

Белковые сывороточные маркеры:

  • СА – углеводный антиген 15-3, онкомаркер рака молочных желёз, находящийся на покровной выделительной ткани и на ткани поверхности молочных протоков. Он вырабатывается здоровыми клетками. Повышенное значение показывает наличие патологического процесса. Норма – меньше 31 Ед/мл.
  • CA 27-29 – показатель указывает на наличие рака молочной железы, но может быть выше нормы при беременности, кисте в яичнике и других доброкачественных образованиях. В здоровом организме не более 38-40 Ед/мл.
  • СА 72-4 – специфический антиген, который производится в большом количестве злокачественной опухолью. Отдельно не исследуется, указывает на новообразование (наличие патогенных клеток), но не место их локализации.
  • СА 125 – называется гликопротеин, содержащийся на слизистой оболочке матки в здоровом виде, и появляется на опухоли покровной ткани яичников. У здоровой женщины показатель меньше 35 Ед/мл.

Кровь на онкомаркеры молочной железы

РЭА

Раково-эмбриональный опухолевый антиген, тканевый показатель. Это белковое вещество используют для наблюдения за онкологическим очагом. На диагностике ранних стадий не используется. Без патологий не превышает 3,8 нг/мл.

TPA, TPS

Цитокератины преобразовываются опухолью молочной железы, также рядом патогенных новообразований головы, лёгкого, ЖКТ. Норма ТРА не превышает 75ЕД/мл.

Белок p53

Наличие этого белка указывает на быстротёчный процесс роста и деления клеток. Он становится активным при повреждении ДНК. Высокое содержание говорит о том, что злокачественный процесс прогрессирует и метастазирует.

HER2

Молекула белка (рецептор), которая участвует в процессе роста, восстановления, деления клеток молочной железы без патологий. Является стимулятором (ускорителем). Но в результате ошибки способствует усиленному росту злокачественных клеток тоже.

Ki67

С помощью преобразований этого маркера показывается степень пролиферации (разрастания) опухоли. Указывается в процентах. Проводится только совместно с анализом белка р53. Наличием этого вещества определяется возможность повторного появления рака.

ER / PR

Гормоны (Er и Pr) участвуют в синтезе белков, при росте опухоли. На анализе биоматериала исследуют преобразование этих составляющих. Онкомаркер определяет гормональную чувствительность опухоли либо к эстрогену, либо к прогестерону. Тест на их наличие часто проводят, чтобы понять, можно ли для лечения использовать метод гормонотерапии.

VEGF

При росте опухоли разрастается сеть кровеносных сосудов, питающая патогенные клетки. Белок, который способствует росту клеток, выстилающих внутреннюю сторону сосудов, это есть VEGF. Это индекс роста раковых сосудов – если он высокий (100) – значит, опухоль быстро увеличивается, при низком значении (35) – процесс медленный.

PD-1, PDL-1 и PDL-2

Это вещество, которое преобразовывают раковые клетки – лиганд, тормозит работу иммунной системы путём связывания лимфоцита.

ПК-М2

Это сравнительно новый вид онкомаркера с ферментом пируваткиназа (ПК-М2), предназначен для подтверждения наличия онкологического заболевания. Превышение 15 ЕД/мл однозначно свидетельствует о неконтролируемом росте злокачественных клеток, подтверждает наличие злокачественной опухоли.

BRCA1 и BRCA2

Генетический онкомаркер, выявляющий мутации, вызванные повреждениями генного материала. Он берется при определении рака яичников. Другими словами, в данном контексте показатель выявляет генетическую предрасположенность к злокачественной опухоли молочной железы. Результат анализа – описание наличия или отсутствия мутаций.

Расшифровка показателей должна быть профессиональной, иногда один маркер перечеркивает результат другого. Только квалифицированный врач в состоянии правильно устанавливать связь между всеми маркерами. Возможность ошибок также не исключена. Поэтому неизменно доктор назначит пункцию молочной железы.

Чтобы определить дальнейшее лечение, его целесообразность, применение гормонотерапии или рмж (резекция молочной железы) во многом зависит от показателей эстрогена или прогестерона в организме женщины. Иногда использование гормонов даёт полное излечение, а в другом случае ударные дозы не могут помочь. Поэтому показано комплексное лечение.

Анализ крови на эти показатели проводят неоднократно. После курса гормонотерапии, химиотерапии, радиотерапии обязателен, так как выявляют вероятность рецидива в будущем.

Онкомаркеры весьма информативны не только для определения наличия/отсутствия патогенного процесса, но и в ряде случаев:

  • Для максимально ранней диагностики, когда сама опухоль едва прощупывается или расценивается как мастопатия.
  • Чтобы спрогнозировать течение болезни (VEGF) и выбрать наиболее щадящий комплекс лечения.
  • Осуществление выбора лекарств (ER / PR – может проверить эффективность применения гормонотерапии).
  • Надзор за пациентками, прошедшими курс лечения, но не восстановившимися после операции (Ki67).
  • Проверка и контроль проведённого лечения при невозможности хирургического вмешательства.

Кровь на онкомаркеры молочной железы

Источник: onko.guru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.