Иммунная терапия при онкологии


Иммунотерапия — инновационный современный метод лечения онкологических заболеваний. Суть способа иммунотерапии состоит в активации человеческого иммунитета (антител) на борьбу с атипичными клетками, возникающими при развитии рака.

На чем построен метод иммунотерапии?

Иммунитет человека предназначен для борьбы с вирусами, бактериями и различными грибками. Но также иммунитет склонен реагировать на любые инородные тела, возникающие в организме. Таковыми и являются атипичные клетки, которые развиваются вследствие нарушения привычного деления клеток в организме. Это приводит к их видоизменению и может стать причиной развития атипичных клеток, провоцирующих онкологическое заболевание. Иммунная система склонна распознавать ошибочные атипичные клетки, признавать их чужими и атаковать.

Из-за особенностей различного строения и видоизменения атипичных клеток иммунная система не всегда может их распознать.

Раковые клетки могут быть незаметны для иммунитета из-за:

  • Минимального количества чужеродных веществ в клетке
  • Выработки раковыми клетками белков, способствующих снижению реакции иммунной системы
  • Того, что иногда вокруг клетки формируется микроокружение, влияющее на подавление иммунитета

Важно понимать, что иммунитет человека готов бороться с раком и реагирует на возникновение атипичных клеток, но для этого необходимо активировать иммунитет. Именно активация иммунной системы для эффективной борьбы с раком является иммунотерапией.

Виды иммунотерапии

Существует пять основных:

  1. Моноклональные антитела. Метод заключается в изготовлении искусственных аналогов иммунной системы из первоначальной клетки, именуемой клоном. Моноклональные антитела в зависимости от действия делятся на 2 группы: действующие самостоятельно и целенаправленно.
  2. Противораковые вакцины. В современной медицине существует много видов противоопухолевых вакцин, но по способу действия они делятся на 2 вида: антигенные и клеточные. Антигенные вакцины изготавливаются из компонентов, содержащихся в раковых клетках. Введение антигенов не провоцирует развитие заболевания в организме, а лишь позволяет их свести с иммунной системой. Клеточные вакцины изготавливаются из раковых клеток пациента, которые уже не способны на деление.
  3. Клеточная иммунотерапия. Метод заключается в предварительном взятии иммунных клеток из организма пациента и активизации их против опухоли. Затем они размножаются в лабораторных условиях и обратно запускаются в организм пациента. Клетки иммунитета распознают и атакуют атипичные. Такое воздействие помогает замедлить рост и вовсе уничтожить злокачественное новообразование.

  4. Ингибиторы контрольных точек. Клетки иммунитета изначально имеют контрольные точки, которые являются специфическими веществами для подавления работы иммунитета. Это необходимо из-за склонности иммунной системы негативно воздействовать на здоровые ткани.
  5. Модуляторы работы иммунитета. Является общим методом подкрепления иммунитета, который обеспечивается приемом медицинских препаратов. Их специфика — напрямую воздействовать на иммунитет без конкретизации каких-то особенных компонентов злокачественных клеток.

иммунотерапия рака

Иммунотерапия при разных видах рака

Иммунотерапия рака в Украине при злокачественных новообразованиях в последнее время показывает положительные результаты. Суть метода лечения заключается во взаимоотношении иммунитета с опухолью и необходимости «завести» иммунитет для борьбы с атипичными клетками.

Для активации иммунитета используются специальные компоненты и препараты. В зависимости от формы, вида, типа, стадии рака и индивидуальных особенностей организма определяется эффективный вид иммунотерапии.

Иммунотерапия при меланоме

Меланома является одним из наиболее агрессивных видов рака, который склонен к быстрому развитию. Распространение раковых клеток происходит с током крови и лимфогенным путем. Для лечения меланомы применяются традиционные методы лечения: оперативное вмешательство, химиотерапия и лучевая терапия. В последние годы при генерализированной меланоме может быть назначена иммунотерапия.


Метод лечения показывает положительные результаты преимущественно при легкой степени поражения и после первичного хирургического вмешательства. Важно учитывать, что иммунотерапия при меланоме может провоцировать побочные действия, среди которых:

  • Повышенная температура тела
  • Слабость в мышцах
  • Головные боли
  • Проблемы сердечно-сосудистой системы

Иммунотерапия при раке легкого

При раке легких преимущественно назначается хирургическое вмешательство в комплексе с лучевой терапией. Необходимость комбинированного лечения заключается в высокой склонности к образованию метастаз в отдаленных органах.

Также высокие показатели результативности лечения рака легкого показывает иммунотерапия, особенно при формах рака с метастатическим поражением. Суть иммунной терапии при раке легкого заключается в активизации иммунной системы на борьбу со злокачественным процессом. Как правило, препарат принимается внутривенно, а дозировка и количество курсов зависят от реакции опухоли на препарат и общего состояния здоровья пациента.


При раке молочной железы

Рак молочной железы является одним из наиболее распространенных видов онкологического заболевания среди женщин. Для эффективного лечения используют традиционные методы лечения: химиотерапия, хирургическое вмешательство и лучевая терапия.

Для общего поддержания организма и в качестве дополнительного лечения может быть использована иммунотерапия. Как правило, она обеспечивает активизацию иммунной системы против злокачественных клеток и может быть назначена пациентам при любой стадии рака молочной железы, но особенная иммунокомпетентность наблюдается на 1-2 стадии рака. Также важно учитывать принимаемые препараты, ведь химиотерапия и иммунотерапия в комбинации недопустимы. Цена на иммунотерапию рака в каждой клинической ситуации является индивидуальной.

При раке почки

Развитие рака почки среди населения является довольно распространенным видом онкологии. Течение рака почки довольно нестабильно и сложно прогнозируемо из-за генетического и морфологического разнообразия опухоли.

Почечно-клеточная форма рака преимущественно не чувствительна к химиотерапии и лучевой терапии. Это может стать причиной тотальной резекции органа. Также при раке почки может быть применена неспецифическая и специфическая иммунотерапия.

Неспецифическая иммунотерапия при раке почки предусматривает прием медикаментов на основе цитокинов. Вещество активирует Т-лимфоциты, которые помогают иммунной системе распознать опасные злокачественные клетки.


При специфической иммунотерапии в зависимости от формы опухоли и общего состояния пациента могут быть использованы противоопухолевые вакцины.

При раке щитовидной железы

Рак щитовидной железы — злокачественное новообразование, которое формируется из фолликулярных клеток. Для лечения опухоли может быть показана операция по удалению новообразования, химиотерапия, лучевая терапия и иммунотерапия. Особенное внимание уделяется поддержанию и активизации иммунной системы для эффективной борьбы со злокачественными клетками. Медицинские препараты и противоопухолевые вакцины подбираются исключительно лечащим врачом с учетом индивидуальных особенностей организма. Лекарства, применяемые при раке щитовидной железы, способствуют образованию естественной защиты организма и противостояния распространению опухолевого процесса. Качественная иммунотерапия позволяет подавить регенерацию злокачественных клеток, замедлить процесс формирования и разрастания новообразования.

При раке поджелудочной железы

Рак поджелудочной железы является распространенным заболеванием, особенно у людей старше 55 лет. Особенностью злокачественного новообразования поджелудочной железы является быстрый рост и развитие, поэтому пациенты нуждаются в качественной и своевременной диагностике.

В зависимости от стадии болезни и общего состояния пациента определяется подходящий метод лечения. Неприятная особенность онкологического поражения поджелудочной железы состоит в низкой чувствительности опухоли к традиционным методам лечения.

Наилучшие показатели были определены врачами при лечении рака поджелудочной железы комплексом иммунотерапии, химиотерапии и ингибитора фокальной адгезивной киназы.


иммунотерапия рака

При раке предстательной железы

Иммунная система склонна распознавать, убивать и противостоять развитию злокачественных клеток. Но для эффективной и постоянной борьбы иммунитет необходимо поддерживать и активно запускать при помощи специальных препаратов.

Рак предстательной железы — довольно часто встречающаяся патология среди мужчин старше 50 лет в Украине. Как правило, болезни предшествует невылеченная аденома простаты. Иммунотерапия при раке предстательной железы состоит из двух частей: пассивной и активной.

Пассивная заключается в ведении активных компонентов в иммунную систему пациентам, больным раком. Введение проводится в комплексе с использованием препаратов на основе цитокинов.

Активная при раке предстательной железы состоит из использования противоопухолевых вакцин Т-клеток.

При раке мочевого пузыря

Рак мочевого пузыря — онкологическое заболевание, которое составляет примерно 40% от всех встречаемых случаев поражения мочевыделительной системы. Болезнь требует незамедлительного комплексного лечения, которое может включать в себя оперативное вмешательство, химиотерапию, лучевую терапию и иммунотерапию.


При раке мочевого пузыря применяются противоопухолевые вакцины, количество сеансов и дозировки препарата определяются исключительно по общему состоянию пациента.

Минусом данного вида терапии является высокая склонность к побочным эффектам, которыми являются гематурия и цистит.

При раке желудка

Рак желудка занимает одно из лидирующих мест по распространенности среди общего числа онкологических заболеваний в Украине. Причин для развития болезни много, но основной является заражение бактерией хеликобактер пилори.

Из-за сильных болей и прочих симптомов обнаружить заболевание удается в начальной стадии. Рак желудка требует комплексного подхода к лечению, что предусматривает полную или частичную резекцию опухоли, лучевую и иммунотерапию. Последний вид лечения показал максимально положительные результаты даже при метастатическом поражении.

При раке шейки матки

Рак шейки матки — онкологическое заболевание, которое классифицируется ошибкой при нормальном делении клеток и трансформации их в злокачественные. Причиной рака шейки матки чаще остальных является игнорирование эрозии шейки матки и последующего осложнения — дисплазии.

Иммунотерапия при лечении рака шейки матки занимает основное место при комбинации комплексов химиотерапии и лучевой терапии. Иммунотерапия качественно усиливает эффект препаратов за счет активного влияния на иммунную систему.


При раке печени

Рак печени — одно из наиболее распространенных заболеваний в мире. Иммунотерапия при раке показывает максимально положительные результаты. Согласно исследованиям пациенты, которые получали адъювантную терапию, показали лучшие результаты: был отмечен длительный период без рецидива рака.

При раке пищевода

Основная опасность рака пищевода заключается в том, что болезнь длительный период протекает бессимптомно. Из-за этого удается обнаружить болезнь уже на поздней стадии, упустив драгоценное время для комплексного и качественного лечения.

При раке пищевода положительные результаты показывает проведение пациентам иммунотерапии с использованием дендритных клеток. Функция клеток заключается в активизации Т-лимфоцитов, которые оказывают губительное давление на ткани злокачественного новообразования.

Как правило, иммунотерапия с применением дендритных клеток является обязательной для применения при неоперабельной форме рака пищевода.

При раке толстого кишечника

Рак толстой кишки — патологическое новообразование в слизистой оболочке органа. Злокачественное новообразование склонно к быстрому росту и распространению в организме. В качестве лечения используют традиционные методы, среди которых особое место занимает иммунотерапия.

Метод предусматривает искусственный «запуск» иммунитета на атаку против злокачественных клеток и замедляет рост опухоли благодаря блокаде роста кровеносных сосудов вокруг новообразования.


При раке яичника

Иммунотерапия при раке яичников является довольно распространенным методом в онкологической практике. Суть иммунотерапии при раке заключается в активизации иммунитета на борьбу со злокачественными клетками. Применение препарата показывает положительные результаты и значительно снижает риск рецидива после выздоровления. Иммунотерапию при раке яичника используют комплексно с оперативным вмешательством и химиотерапией.

Используемые препараты

Существует огромное разнообразие препаратов, применяемых для лечения различных видов рака. Также до сих пор проводятся исследования касательно новых медикаментов и вакцин для борьбы с онкологическим процессом.

Медицинские препараты для борьбы с раком можно разделить на основные группы по фармакологическому составу и свойствам:

  • Дендритные клетки. Они создаются искусственным путем из кровяной. Дендритные клетки оказывают подавляющее действие при контакте с опухолью и предотвращают последующую регенерацию раковых клеток.
  • Интерлейкины. Специфические вещества, которые передают необходимую информацию о раковых клетках.
  • Цитокины. Специальные вещества, обеспечивающими передачу информацию между клетками иммунной системы.
  • Противоопухолевые вакцины. Специальные препараты, которые создаются на основе частиц антигенов или опухоли.
  • Интерфероны. Основные вещества, которые оказывают уничтожающее воздействие на злокачественное новообразование.

Противопоказания к применению

Иммунотерапия — сравнительно новое движение в медицине, поэтому для нее существует много противопоказаний, над устранением которых работают специалисты.

Основные противопоказания:

  • Тяжелые аллергические реакции
  • Иммунодефициты
  • Туберкулез
  • Ревматизм
  • Психические расстройства
  • Побочные эффекты после применения иммунотерапии

Все виды лечения рака несут тот или иной риск для жизни и здоровья пациента. Иногда после проведения курсов химиотерапии у пациентов возрастает опасность вторичного образования злокачественной опухоли. Не менее рискованно и хирургическое вмешательство: во время операции возникает высокая опасность остановки сердца или сильного кровотечения.

Побочные эффекты и риски:

  • Повышение нормальной температуры тела, чувство слабости и усталости
  • Сильные головные боли
  • Отек головного мозга

Плюсы и минусы

Невозможно на все 100% ответить на вопрос, эффективна и безопасна ли иммунотерапия, так как данный вид лечения является довольно новым. Ученые постоянно совершенствуют метод лечения, проводят лабораторные исследования для улучшения препаратов, устранения противопоказаний и снижения количества побочных факторов.

Как правило, иммунотерапия показывает положительные результаты в комплексе с химиотерапией, лучевой терапией или оперативным вмешательством. Усиление работы иммунной системы поддерживает и укрепляет действие других препаратов, позволяя эффективно бороться с онкологическим процессом и предотвращая появление рецидива.

Среди недостатков процедур иммунотерапии стоит отметить тяжелые побочные действия и высокую стоимость комплекса процедур.

Стоимость иммунотерапии

Цена иммунотерапии рака в Украине и в Европе довольно высока. На сегодня иммунотерапия — это новый метод лечения и находится на этапе исследований. Клиники применяют небольшое количество препаратов, аналогов которых пока не существует. Из-за этого стоимость иммунотерапии несколько выше, нежели химиотерапии или лучевой терапии. Со временем, когда на рынке появятся новые препараты, цена значительно снизится.

Источник: tomocenter.com.ua

Хирургическая операция

Что часто думают

Нашли рак? Как можно быстрее надо делать операцию. Случай сложный? Давайте всеми всеми силами искать хирурга, который согласится взяться.

На самом деле

Операция – это не всегда первый этап лечения. Если опухоль большая или затронуты лимфоузлы, часто сначала нужно провести химиотерапию или химиолучевую. А ещё, прежде чем резать, важно убедиться, что не появились метастазы в других органах. Потому что в таких случаях иногда больше подходит системная терапия, а операция будет лишь лишней травмой (и очень часто – ударом по кошельку семьи).

Лучевая терапия

Принцип действия лучевой терапии: чтобы уничтожить раковые клетки и/или уменьшить опухоль, используют высокие дозы радиации.

Что часто думают

Главное – выбить квоту на кибер-нож или хотя бы гамма-нож, и тогда эффект обеспечен.

На самом деле

Безусловно, это хороший метод. И он станет еще лучше, если его чаще будут применять по показаниям. Как бы ни была заманчива идея сжечь каждый метастаз, нужно всё же полагаться на данные больших исследований. Важно помнить, что лучевая терапия и операция – это методы которые могут дать хороший локальный контроль, но к которым редко прибегают в случае распространенных опухолей (распространенными называют опухоли, которые затронули лимфоузлы или дали метастазы в другие органы, или просто сильно проросли).

Системная терапия

Этот термин часто используют врачи. Он подразумевает методы, которые влияют на организм в целом. Этим системная терапия отличается от операции и лучевой, которые затрагивают отдельные органы или области тела. Системная терапия включает химиотерапию, иммунотерапию и таргетную.

Химиотерапия

Это вид лечения, при котором препараты уничтожают раковые клетки. Бывает ещё химиолучевая терапия – когда человек параллельно ходит на сеансы лучевой терапии и принимает лекарства, которые помогают повысить чувствительность раковых клеток к облучению. Чаще всего химиолучевой лечат рак легкого, рак прямой кишки (обычно III стадии), рак эндометрия, шейки матки. Иногда такой тип лечения лучше операции (см.пункт 1).

Иммунотерапия

Лечение, которое помогает иммунной системе бороться с раком.

Что часто думают

Иммунотерапия – это «поднятие иммунитета». Это можно сделать «-феронами» или народными методами.

На самом деле К иммунотерапии относят несколько препаратов, и это не иммуномодуляторы, а сложные и дорогие лекарства (Опдиво, Ервой, Китруда). Они подходят далеко не для всех. Пока их эффективность доказана при отдельных опухолях, но показаний становится всё больше. Основные: меланома, рак легкого, рак почки, лимфома, уротелиальный рак, гепатоцеллюлярный рак, колоректальный рак в определённой ситуации (когда исследование показало, что есть особенный показатель, микросателлитная нестабильность или MSI-H). Еще есть так называемые агностик-показания, когда мы выбираем иммунотерапию не по виду опухоли (например желудок, кишечник), а по тому, если ли определенные изменения в опухолевых клетках. Например, пембролизумаб можно назначать при высокой микросателлитной нестабильности MSI-H любой метастатической опухоли.

Таргетная терапия

От английского target – цель. Использует препараты, которые точечно воздействуют на определённые точки в раковых клетках (например, на мутации в ДНК опухолевой клетке или определённые молекулы, которые мы находим на поверхности клеток), блокируют их рост, деление и распространение. Часто бывает в форме таблеток.

Что часто думают

Разве таблетками можно вылечить рак?

На самом деле Таргетная терапия, как и химиотерапия, использует лекарства для лечения рака. В чем же отличие? Химиотерапия действует универсально: мы вводим клеточный яд, который работает при определенных видах рака, и смотрим, подействует ли он. То, что он должен работать, мы узнали из результатов исследований, в которых изучали эффективность конкретного вида химиотерапии против конкретного рака. А таргетная терапия работает против какой-то мишени в опухолевой клетке. Это может быть мутация в гене, белок на поверхности клетки, белок в сигнальном пути, который отвечает за жизненно важный для клетки процесс, и так далее.

Важный момент, отличающий таргетную терапию от химиотерапии: мы ищем «мишени» – мутации до того как начать лечение, то есть, заранее понимаем, есть ли потенциал и стоит ли пробовать.

Гормональная терапия

Замедляет или останавливает рост рака молочной железы и предстательной железы при помощи гормонов.

Что часто думают

— Ой, гормоны, ерунда какая-то. Нет капельницы – значит, нет лечения

На самом деле

В некоторых ситуациях эндокринотерапия бывает не менее эффективна, чем химиотерапия. При этом несёт, как правило, меньше побочных эффектов.

Интересно, что эндокринотерапия – это первая в своем роде таргетная терапия. Потому что есть конкретная точка приложения, которую иногда можно узнать заранее. Например, чувствительность опухоли к гормонам молочной железы.

Для каждого человека врачи подбирают свою комбинацию методов. Набор зависит от многих факторов: тип и стадия рака, исходное состояние здоровья, возраст и другие особенности конкретного человека. Единой схемы для всех нет, даже если речь идёт об одном типе рака. Дело в том, что, например, видов рака молочной железы – пять, видов рака лёгких – три, и всё это совершенно разные заболевания, которые лечат по-разному (например, мелкоклеточный рак легкого чаще всего не оперируют, а плоскоклеточный – наоборот). Поэтому если кого-то из знакомых лечили от абстрактного «рака лёгких» одним способом, то совсем не обязательно, что для другого человека маршрут лечения будет таким же.

Ученые постоянно ищут новые пути лечения рака. Сегодня, например, работают над генными методами борьбы с раком: учатся использовать CAR-T клетки (это клетки иммунной системы человека, которые берут из крови человека, изменяют в лаборатории так, чтобы они атаковали раковые клетки, и возвращают обратно).

Разработка и испытание новых методик – это длительный процесс, который может занять долгие годы. Но это шанс для многих людей с онкозаболеванием вылечиться в будущем.

В завершение хочется сказать, что не стоит доверять громким сообщениям в новостях о супермодных методиках, которые «излечивают рак». Главное – не метод, а правильный маршрут, точная диагностика и последовательность выполнения этапов. И, конечно же, хорошие врачи, которые со всем этим помогут.

Источник: yandex.ru

Пробы и ошибки: первые годы иммунотерапии

«Иммунотерапия пострадала от множества чрезмерно раздутых ожиданий», – говорит доктор О‘Доннелл-Торми, ссылаясь, в частности, на характеристику моноклональных антител как «волшебной пули против рака», данную еще в 1970 году. К сожалению, вскоре после этого «волшебные пули» оказались по большей части «холостыми выстрелами».

«Когда не удавалось достичь результата, – говорит она, – все теряли интерес к этому направлению в целом».

Ранняя история иммунотерапии была отмечена начинаниями и ошибками – и, пожалуй, ошибок было даже больше. После осечки «волшебной пули» 1970-х годов в 1980-х годах потерпело неудачу первое моноклональное антитело, испытанное против лимфомы. Однако гораздо позже в том же десятилетии для лечения меланомы был одобрен интерферон гамма. В 1991 году был идентифицирован первый опухолевый антиген, который дал некоторым исследователям новую надежду на то, что мы действительно можем использовать возможности иммунной системы человека непосредственно для атаки на раковые клетки.

В то время как первое успешное моноклональное антитело (Ритуксимаб) было окончательно одобрено в 1997 году, в 1990-х годах также был отмечен ряд неудач с противораковыми вакцинами, которые многие считали мощным новым направлением профилактики рака. За выдающимся исключением вакцины против вируса папилломы человека, которая продемонстрировала способность предотвращать связанные с ВПЧ раковые заболевания, истории успеха в области иммунотерапии все еще были малочисленными и редкими на протяжении многих лет.

Переносясь вперед ко второму десятилетию 21-го века, иммунотерапия снова стала, по словам доктора О‘Доннелл-Торми, «новым фаворитом онкологии».

«В 1991 году был идентифицирован первый опухолевый антиген, который дал новую надежду на то, что мы действительно можем использовать возможности иммунной системы…»

В 2011 году ингибитор CTLA-4 в качестве блокатора контрольной точки был одобрен для лечения метастатической меланомы – это был первый вид лечения, который влиял на общую выживаемость при поздних стадиях меланомы. С тех пор FDA одобрила 13 различных иммунотерапевтических средств для лечения 12 видов рака.

«Один научный журнал в 2013 году назвал (иммунотерапию) прорывом года, и она была в числе лучших достижений Американского общества клинической онкологии в 2016 году», отмечает доктор О‘Доннелл-Торми. «На недавней конференции Американского общества клинической онкологии в июне она была темой многих сообщений – большой шаг вперед по сравнению с тем, что было 10 лет назад, когда иммунотерапия была оттеснена в сторону, в небольшой конференц-зал без посетителей на последний день конференции.»

Ирония того, что иммунотерапия была названа «прорывом» в 2013 году, не ускользнула от доктора Ганди, которая повторяет напоминание доктора О‘Доннелл-Торми о том, что иммунотерапия никоим образом не является новой концепцией в лечении рака. Д-р Ганди, однако, проводит различие между активной и пассивной иммунотерапией – последняя, в частности, у нее и ее коллег-онкологов теперь вызывает большой интерес.

«Активная» иммунотерапия или попытка стимулировать ответ на опухоль включает в себя применение цитокиновых терапевтических (и) противораковых вакцин, которые на протяжении многих лет интересуют многих исследователей в области различных типов опухолей», – говорит д-р Ганди.

«Пассивная» иммунотерапия, в противоположность, является блокирующим подавлением иммунного ответа в опухоли или (ее) микроокружении. (Она) является более новой концепцией в лечении онкологии и началась с разработки антител против CTLA-4, а в последнее время переключилась на разработку антител против PD-1 и PD-L1».

Эти специфические антитела производят так называемую блокировку контрольных точек, это инструмент, который явно «активизировал» недавний энтузиазм по поводу новых иммунотерапевтических средств для лечения рака.

Внимание! Впереди контрольно-пропускной пункт

Как работает блокировка контрольных точек? Доктор О‘Доннелл-Торми любит сравнивать этот процесс с вождением автомобиля.

Она объясняет: «Чтобы активировать Т-клетку – сделать ее эффекторной клеткой, которая может уничтожить раковую клетку, – требуется два сигнала. Во-первых, рецептор Т-клетки должен «видеть» маркер, который идентифицирует антиген главного комплекса гистосовместимости (ГКГС), представленный чем-то наподобие дендритной клетки. Если такой сигнал возникает один, Т-клетка не активируется, становится бездействующей и погибает. Необходим второй сигнал – маркер под названием CD28 на Т-клетке связывается с маркером B7 на антигенпрезентирующей клетке (АПК). Когда два сигнала возникают одновременно, происходит активация Т-клеток.

Исходная активация Т-клеток

«Иммунная система имеет естественные сдержки и противовесы», – продолжает она. «И один из них является CTLA-4, который мы называем «тормозом»». По мере того, как два сигнала активируют Т-клетку, она начинает продуцировать молекулы CTLA-4 на своей поверхности, которые конкурируют с CD28 за связь с молекулой B7. Когда CTLA-4 связывается с B7, она посылает стоп-сигнал. Это останавливает активацию Т-клетки, и она становится бездействующей.

Активация Т-клеток останавливается

«Что касается блокады контрольных точек, то создано антитело, которое связывается с «тормозом» – молекулой CTLA-4, которая в свою очередь больше не может связываться с B7, в результате Т-клетка остается в активированном состоянии. Проще говоря, антитело к CTLA-4 «растормаживает» иммунную систему.

«Когда мы представляем себе иммунную систему как автомобиль, то первый сигнал – связывание рецептора Т-клетки с антигеном ГКГС – аналогичен повороту ключа зажигания. Но машина не сдвинется с места, пока вы не нажмете на газ. А педалью газа иммунной системы являются молекулы CD28 и B7. Чтобы остановить автомобиль, вам нужно нажать на тормоз; тормоз — это связь CTLA-4 и B7. Таким образом, если вы нарушите связь CTLA-4 – B7, то T-клетка продолжит работать, автомобиль продолжит движение».

Другие блокаторы контрольных точек, например, нацеленные на белок программируемой клеточной смерти 1 (PD-1) и на один из его лигандов, PD-L1, могут также давать сдачи, когда раковые клетки копируют естественные способы сдержек и противовесов иммунной системы.

Опухолевые клетки продуцируют лиганд PD-L1, который связывается с рецептором PD-1 на Т-клетке, тем самым фактически блокируя иммунную систему и позволяя опухолевым клеткам стать «невидимыми». Создавая антитела, которые связываются с PD-L1 или с PD-1 на Т-клетке, мы можем остановить это взаимодействие и позволить Т-лимфоцитам «видеть» и уничтожать опухолевые клетки.

Возобновление активации Т-клеток

На сегодняшний день FDA одобрила шесть препаратов для блокировки контрольных точек – один против антител к CTLA-4 и несколько против PD-1 или PD-L1. Они были одобрены для лечения семи разных типов рака, причем не только на поздних стадиях, но также и для первичного лечения меланомы, рака мочевого пузыря и немелкоклеточного рака легкого.

«Существует корреляция, – говорит доктор О‘Доннелл-Торми, – между опухолями, для которых характерны более высокие темпы мутаций, такими как меланома, и более высокой – до 40-45 % – частотой ответа на блокировку контрольных точек. Но некоторые раковые клетки, например, при раке предстательной железы или саркоме матки, не продемонстрировали никакой реакции на блокаду контрольных точек.

«И в этом случае можно наблюдать частоту ответов в пределах 10 % – 40 %, это впечатляющий результат, но это также говорит нам, что на самом деле ответ возникает только у части пациентов с определенными типами опухолей».

«Проще говоря, антитела к CTLA-4 «растормаживают» иммунную систему.»

Об этой проблеме нам может с готовностью рассказать доктор Ганди.

«Существует неразрешенное противоречие в отношении прогностической ценности экспрессии PD-L1 на опухолевой клетке с точки зрения ее потенциального ответа», – говорит доктор Ганди. «Мы знаем, что только часть пациентов выигрывает в долгосрочной перспективе, но по-прежнему остается открытым вопрос о том, как лучше всего определить этих пациентов.

«Из большого количества исследований нам известно, как оценить частоту соматических мутаций при разных типах опухолей, и то, что опухоли, при которых наблюдается наибольшая польза от ингибиторов PD-1 и PD-L1, имеют между собой что-то общее. Для них для всех характерна самая высокая мутационная нагрузка. Первыми ингибиторами PD-1, получившими одобрение были препараты для лечения меланомы, затем от рака легкого и наконец от рака мочевого пузыря – все эти виды опухолей имеют самую высокую общую мутационную нагрузку, что подтверждает предыдущую информацию.

«Если на уровне ДНК в опухолевых клетках много мутационных изменений, мы ожидаем, что опухоль будет более иммуногенной и распознаваемой для иммунной системы».

Несмотря на то, что ученым еще многое предстоит узнать в отношении блокады контрольных точек, многие ожидают, что в конечном итоге она станет первичным методом лечения многих видов рака. В действительности блокада контрольной точки PD-1 может быть лучшим решением, чем химиотерапия или лучевая терапия, поскольку она демонстрирует схожую эффективность при менее серьезных побочных эффектах.

И хотя в центре внимания большинства исследований по иммунотерапии в настоящее время находятся CTLA-4 и PD-1, исследователи ожидают обнаружить дополнительные контрольные точки, которые в дальнейшем тоже привлекут внимание. Сейчас они знают, что в опухолях совместно с PD-L1 и PD-1, по-видимому, экспрессируется ряд других контрольных точек. Следовательно, некоторые из этих молекул вскоре будут изучены в клинических исследованиях, многие из них в комбинации с ингибиторами блокаторов PD-1 или PD-L1.

Перспективы иммунотерапии: Больше не химера?

Помимо блокады контрольных точек – метода лечения, на который недавно обратили внимание ведущие средства массовой информации после того, как он был успешно использован для лечении меланомы у бывшего президента США Джимми Картера – в последнее время немалый интерес вызывает еще один многообещающий иммунотерапевтический подход. Т-лимфоциты, содержащие химерные антигенные рецепторы (CAR), представляют собой генетически модифицированные иммунные клетки, взятые из крови самого пациента, а затем возвращенные обратно.

Если подробнее, то сначала отбираются Т-клетки пациента, затем они направляются в лабораторию или на предприятие по производству лекарственных препаратов, где они подвергаются генетической модификации, чтобы производить химерные антигенные рецепторы (CAR) на своей поверхности. CAR – это белки, которые позволяют Т-лимфоцитам распознавать определенный антиген на опухолевых клетках, которые следует атаковать у данного конкретного пациента.

Затем модифицированные клетки размножают в лаборатории, замораживая каждую «партию» (несколько миллионов) клеток до тех пор, пока не будет произведено достаточного количества для лечения. Затем их отправляют в больницу или в лечебный центр, где они вводятся пациенту. Многие из этих пациентов, прежде чем получить инфузию CAR-Т-клеток, проходят краткий курс химиотерапии.

После инфузии CAR-Т-клетки численно размножаются, фактически создавая армию «истребительных» клеток, которые распознают и уничтожают раковые клетки, имеющие на поверхности целевой антиген.

После победы в первоначальной войне CAR-Т-клетки продолжают защищать пациента от рецидива рака, поскольку они могут оставаться в организме еще долгое время после инфузии. Как следствие, терапия CAR-T-клетками часто приводит к долгосрочной ремиссии.

«Частота ответа в самом деле поразительна, – говорит доктор О‘Доннелл-Торми. «При лейкемии мы наблюдаем частоту ответа в пределах от 60 % до 100 % в зависимости от вида лейкемии. К сожалению, наблюдаются некоторые серьезные побочные эффекты, а частота нежелательных явлений остается значительной».

Энтузиазм в отношении терапии CAR-T-клетками охлаждается не только проблемами, вызванными побочными эффектами.

«Стоимость такой терапии очень высока, – говорит доктор Ганди, – потому что она должна быть персонализирована для каждого больного. Не поймите меня неправильно: все эти методы лечения недешевы. Стоимость ингибиторов PD-1 является астрономической, неслыханной в мире онкологии, но терапия CAR-T-клетками делает шаг вперед.»

В 2017 году FDA одобрила первое средство терапии CAR-T-клетками – tisagenlecleucel для лечения В-клеточного острого лимфобластного лейкоза у детей и молодых взрослых пациентов. При оценочной стоимости более 500 000 долларов на одного пациента не удивительно, что эта новая форма терапии была встречена с противоречивыми чувствами от энтузиазма до разногласий.

Некоторые клиницисты сравнивают текущие затраты на лечение этой формы лейкемии, например, стоимость аутологичной трансплантации костного мозга (обычно 350 000 долларов) и пытаются рассматривать стоимость лечения с помощью tisagenlecleucel в перспективе. Находясь в критическом положении на протяжении всей жизни, больные лейкемией представляют собой уникальную когорту для сравнения соотношения затрат и преимуществ, которые дают новые и сложные методы лечения, такие как терапия CAR-T-клетками.

Но вместо того, чтобы погружаться в дискуссии о затратах/преимуществах/стоимости, доктора Ганди и О‘Доннелл-Торми предпочитают обратиться к еще одному перспективному методу с использованием иммунотерапии: комбинированной терапии.

Аддитивное воздействие: Сила комбинированной терапии

Доктор Ганди могла бы рассказать о многих исследованиях в области комбинированной иммунотерапии, которые ведутся в настоящее время.

Она говорит: «Наиболее всесторонне исследованным методом, который уже привел к изменениям в лечении, по крайней мере в лечении меланомы, является сочетание подавления PD-1 с подавлением CTLA-4».

«Здесь впервые была дана оценка комплексному методу лечения, а многочисленные широкомасштабные исследования продемонстрировали, что комбинированная терапия превосходит монотерапию.

«Это исследование имело глубокий смысл, потому что показало, что комбинированная терапия приводила к лучшим результатам по сравнению с монотерапией любым из двух исследуемых препаратов. Но для пациентов с положительным PD-L1 не было никакой разницы между комбинированной и монотерапией. Наибольшая разница наблюдалась у больных с отрицательным PD-L1.

«И это важно по двум причинам: с одной стороны, если в этом нет необходимости, мы не хотим давать больным больше препаратов – и таким образом больше потенциальных токсинов. Но с другой стороны, мы хотим принести пользу тем пациентам, которые вряд ли ее получат от препаратов против PD-1 или PD-L1, применяемых по отдельности».

«Большинство клинических испытаний в области рака легкого теперь сосредоточены на иммунотерапевтических комбинациях…»

Доктор О‘Доннелл-Торми согласна с прогнозом доктора Ганди относительно продолжения разработки новых методов комбинированной терапии, ссылаясь на синергетический характер иммунотерапии.

«Могут быть сочетания не только различных методов иммунотерапии между собой, но также иммунотерапии с лучевой и химиотерапией», – говорит она. «И они могут быть очень избирательными. Если вы сможете точно определить тот способ, с помощью которого иммунная система сумеет «разглядеть» нужный маркер на раковой клетке, то вы сможете направить ее ответ непосредственно на опухоль и оставить в неприкосновенности здоровые клетки, к чему, очевидно, следует стремиться при любом виде лечения от рака».

Иммунная терапия при онкологии«Сочетанием методов блокировки контрольных точек или использования CAR-T-клеток с другими методами лечения или между собой мы можем вызвать иммунный ответ у большего числа пациентов и на более длительный период времени. Комбинирование различных способов лечения имеет смысл, поскольку для получения эффективного иммунного ответа против рака всегда требуется предпринять несколько шагов. Это не одноэтапный процесс».

Д-р Ганди с этим согласна и снова приводит пример из практики. «Изучая эти комбинации при лечении рака легкого, – говорит она, – стало очевидно, что одной из трудностей является то, что токсичность тоже растет. Но одним из способов снижения токсичности при комбинированном лечении может быть изменение дозировки и графика введения препаратов».

Как отметила д-р О‘Доннелл-Торми, сочетание отдельных видов иммунотерапии является лишь одной из возможных стратегий поиска новых и эффективных методов лечения рака. Больший интерес у доктора Ганди вызывает вопрос о том, насколько хуже или лучше пациенты, подвергшиеся химиотерапии, лучевой терапии или другой избирательной терапии, будут реагировать на последующую иммунотерапию.

«Я думаю, что это критически важная область исследований, – говорит она, – потому что, вероятно, большинство пациентов будут подвергнуты этим методам лечения. Эти средства для лечения рака не собираются сдавать позиции.

«На самом деле, я бы сказала, что большинство клинических испытаний в области рака легкого теперь сосредоточены на иммунотерапевтических комбинациях, а потенциальных комбинаций существует много.»

«Мы знаем, что химиотерапия является иммуносупрессивным методом лечения, то есть она должна истощать полученные супрессорные Т-лимфоциты. Теоретически, это должно сделать опухоль более иммуногенной. То же самое можно сказать и о лучевой терапии».

И как вам нравится идея, что иммунотерапия как лечение первой линии может способствовать большему успеху при последующем использовании традиционных методов, таких как химиотерапия? Некоторые исследователи предполагают, что иммунотерапия может по сути «подготавливать» ответ на химиотерапию.

«Я не думаю, что это всего лишь предположения, – говорит доктор Ганди, – но я также не думаю, что мы это уже знаем наверняка».

Впрочем, одно кажется несомненным: комбинация методов лечения, включающих в себя иммунотерапевтические, в один прекрасный день может опередить монотерапию и стать стандартным протоколом лечения различных видов рака. Прежде чем это произойдет, исследователям предстоит решить серьезнейшую проблему определения того, какие пациенты смогут извлечь наибольшую пользу из конкретной комбинированной терапии – с минимальным воздействием совместных побочных эффектов, которые могут быть вызваны комбинированной терапией.

Иммунотерапия в ближайшие десятилетия: Будут ли исследования чаще приводить к новым открытиям?

Иммунная терапия при онкологииД-р О‘Доннелл-Торми и д-р Ганди явственно оптимистичны относительно будущего иммунотерапии, несмотря на то, что она делает два шага вперед, а затем шаг назад.

«Прежде всего, иммунотерапия является универсальным и мощным инструментом», – говорит доктор О‘Доннелл-Торми. «И она может оказаться эффективной для лечения всех видов рака. Мы знаем, что с ее помощью можно будет превратить рак в заболевание, поддающееся контролю, если не лечению. Ее также можно адаптировать. Иммунная система всегда готова защищать нас от неизвестных угроз, а, поскольку рак мутирует, то наша иммунная система может к этому приспосабливаться и продолжать нести защитные функции.

«У нас никогда не было такого большого числа пациентов, которые бы давали положительный ответ на иммунотерапию.»

«За последние нескольких лет не только эксперименты на животных, но и исследования с участием людей, показали что ответ на иммунотерапию может носить стойкий характер, возможно потому, что иммунная система обладает памятью. Эта способность является одним из отличительных признаков нашей иммунной системы, и одной из причин, почему она представляет собой такое потенциально привлекательное направление в лечении рака».

Для д-ра Ганди взгляд на дорогу туда, куда иммунотерапия может привести нас в ближайшие годы, вселяет надежду, ведь он подкреплен опытом того, что она уже видела в зеркале заднего обзора.

«Мы наблюдаем пациентов с раком легкого — около 20 %, — которые в результате проведенной иммунотерапии продолжают жить долгое время», – говорит она. «И это пациенты с метастатической формой заболевания, которым иначе оставалось бы жить не более года.

«Мы наблюдаем 27-процентную трехлетнюю выживаемость – неслыханную при раке легкого, при котором двухлетняя выживаемость составляет обычно 11 %, а через три года – практически ноль. Таким образом, эти пациенты, хотя они все еще представляют собой подмножество, получают долгосрочные преимущества, которых мы не видим ни при химиотерапии, ни при других избирательных методах лечения».

Немногие будут спорить с тем, что уроки прошлого в сочетании с недавними успехами служат хорошим предзнаменованием продолжающегося прогресса иммунотерапии в области онкологии. Может это будут и не «волшебные пули», но недавние успехи дают надежду, что с высокой вероятностью мы сможем в конечном итоге создать арсенал эффективного иммунотерапевтического оружия для борьбы с раком.

«Проработав в этой области очень долгое время, я считаю, что мы находимся на уникальном этапе», – говорит доктор О‘Доннелл-Торми.

«У нас никогда не было такого большого числа пациентов, которые бы давали положительный ответ на иммунотерапию.» К сожалению, у многих пациентов не развивается ответ на лечение, но это дает нам основания начать ставить такие вопросы, какие нам никогда не удавалось поставить ранее.

«Для нас это было большим прогрессом – сначала мы были полны сомнений в том, что иммунная система может использоваться для лечения рака, а теперь мы партия победителей, к которой все стараются присоединиться, говоря, что «иммунотерапия совершает революцию в лечении рака» – и я считаю, что это правда.

«В будущем, я думаю, иммунотерапия – или, точнее сказать, прицельная иммунотерапия – станет основой лечения рака».

«Мы наблюдаем 27-процентную трехлетнюю выживаемость – неслыханную при раке легкого, при котором двухлетняя выживаемость составляет обычно 11 %…»

Д-р Ганди добавляет: «Важно помнить, что мы хотим помочь всем пациентам, и, если мы найдем способы стимулировать иммунный ответ и поймем, как действуют механизмы, которые ему мешают, мы, теоретически, будем способны преодолеть эти препятствия и сделать опухоли более иммуногенными и более узнаваемыми для иммунной системой. На это и направлены наши усилия в настоящее время.

«И если мы добьемся прогресса с метастатической формой заболевания, то, разумеется, мы постараемся применить все эти знания для лечения более ранних стадий рака. Планируются исследования для изучения того, можно ли лечить внутрилегочные узелки – образования, которые еще не являются злокачественными – методами иммунотерапии, чтобы не позволить им стать раковыми».

Неудивительно, что оба врача согласны с тем, что в конечном счете путь к победе в борьбе с раком в ближайшие годы не будет отличаться от того, что происходит последние 50 лет. По-прежнему будет необходимо значительное количество фундаментальных и связанных исследований, а также постоянное сотрудничество и старая добрая изобретательность.

И хотя путешествие, несомненно, будет долгим, ветер теперь попутный, а путь впереди выглядит яснее, чем когда-либо прежде.

Для получения дополнительной информации смотрите вебинар о последних достижениях иммунотерапии, представленный доктором Ганди.

Источник: www.mybeckman.ru

Лечение рака иммунотерапией

Сравнительно недавно (первый препарат вошел в широкую клиническую практику в 2013 г.) появился принципиальный вид лечения. Дело в том, что в организме каждого человека происходит постоянная борьба иммунной системы с опухолевыми клетками, и во многом появление злокачественной опухоли связано с дефектом иммунной системы. Используя специальные механизмы внутреннего контроля опухолевые клетки приобретают способность «ускользать» от иммунной системы.

Иммунный цикл

Ответ иммунной системы на опухоль представляет собой цепь реакций, где дефект одного звеньев блокирует весь цикл. В целом этот цикл можно описать так:

  • клетки опухоли экспрессируют антигены, которые в различной степени отличают опухоль от нормальной ткани
  • эти антигены захватываются и обрабатываются антигенпрезентирующими клетками, такими как дендритные клетки
  • далее антиген презентуется клеткам иммунной системы, в т.ч. Т- и В-лимфоцитам
  • иммунная система узнает и отвечает на эти антигены, в особенности за счет выработки цитотоксических Т-клеточных антигенспецифических ответов и развития иммунологической памяти
  • цитотоксические эффекторные Т-клетки перемещаются к опухоли и атакуют клетки, экспрессирующие антиген

Множество опухолевых клеток уничтожается еще до появления клинических признаков рака, а некоторые опухоли находятся в состоянии равновесия с иммунной системой до тех пор, пока какое–либо событие не изменит баланс в ту или иную сторону. Однако опухолевые клетки адаптируются и меняются путем своего естественного развития, чтобы ускользнуть от иммунного ответа.

Сегодня мы можем воздействовать на как минимум 2 звена, запуская этот цикл заново:

  1. Анти–CTLA4 (Ипилимумаб) блокирует рецептор на мембране Т-лимфоцитов, который выключает активацию иммунитета. В нашем организме все сбалансировано, и если иммуная система будет «слишком активна», то начнет атаковать нормальные клетки организма – так возникают аутоиммунные заболевания. Данный препарат блокирует механизм «блокирования» иммунной системы, позволяя ей «раскрутить» противоопухолевый иммунитет и увеличить количество Т-лимфоцитов, которые будут атаковать опухоль.  
  2. Ингибиторы контрольных точек. Это моноклональное антитело, блокирующее рецепторы клеточной гибели PD1 (пембролизумаб, ниволумаб) и их лиганды PD-L1 (атезолизумаб, дурвалумаб). Активация рецепторов PD1 специальным лигандом, который находится на поверхности опухолевых клеток, запускает механизм клеточной гибели клеток иммунной системы. Этот механизм предусмотрен в норме для соблюдения баланса иммунитета, но используется опухолевыми клетками для «ускользания». Препараты этой группы блокируют этот механизм, позволяя иммунной системе снова видеть и атаковать опухолевые клетки.

Данная терапия сегодня активно изучается и используется в лечении метастатической меланомы, немелкоклеточного рака легких, рака мочевого пузыря, колоректального рака, лимфомы Ходжкина, карциномы Меркеля, рака головы и шеи, печени и некоторых других опухолях в определенных обстоятельствах.

Но, к сожалению, пока она работает лишь в ограниченном числе случаев — 10-30%.

Иммунотерапия эффективна тогда, когда противоопухолевый иммунный ответ имеется, но он заблокирован.

Но в большинстве случаев (более 70%) по тем или иным причинам иммунный ответ не реализуется. В настоящее время ведется множество исследований, направленных на моделирование иммунного ответа.

Одной из отличительных особенностей является то, что если на иммунотерапию возникает ответ, то он часто может быть очень длительным.

На фоне иммунотерапии также возникает токсичность, в том числе и серьезная. Она имеет другой профиль, нежели чем при стандартной химиотерапии. Связаны эти побочные действия с аутоиммунными реакциями на фоне «гиперактивного» иммунитета. Среди них отмечают:

  • кожную сыпь и витилиго
  • энтероколит
  • гепатит
  • тиреоидит
  • пневмонит
  • гипофизит
  • увеит
  • надпочечниковую недостаточность
  • нефрит
  • артрит и дерматомиозит
  • панкреатит, аутоиммунный диабет

Иммунная терапия при онкологии

Очень важно, чтобы проведение этой терапии осуществлялось врачами-онкологами, имеющими опыт как проведения данной терапии, так и выявления на ранней стадии этих осложнений и их лечения. Раннее распознавание осложнений позволяет провести эффективное лечение коротким курсом глюкокортикостероидов, однако ряд побочных эффектов может длиться постоянно и требовать заместительной терапии (например, при аутоиммунном поражении щитовидной железы).

Что вы получите от иммунотерапии в клинике Рассвет

В клинике Рассвет проводятся все виды противоопухолевого лечения, в том числе и иммуноонкологичекими препаратами. Наличие у нас врачей практически всех специальностей позволяет привлекать их для решения сложных случаев и совместно обеспечивать лучший контроль над побочными действиями.

Источник: klinikarassvet.ru

Как иммунотерапия действует на рак

Иммунотерапия злокачественных новообразований насчитывает несколько десятилетий и главными героями прошлого были интерфероны и интерлейкин. Изготавливаемые по образу и подобию цитокинов, синтезируемых организмом человека, лекарства вводились в фантастически высоких дозах, инициируя массу тяжёлых токсических реакций.

При иммунотерапии некоторых злокачественных процессов удавалось получить непосредственный результат в виде уменьшения опухолевых конгломератов, но крайне мучительно для пациента и без увеличения его продолжительности жизни. Тяжесть токсических проявлений вынудила клиницистов остановиться на низких и средних дозах, эффективность которых была совсем не очевидна.

Новые иммунные средства принципиально другого механизма действия, хоть в некотором смысле и повторяют природные вещества – антитела. Собственная иммунная защита относится к злокачественной опухоли как к неотъемлемой части организма, позволяя ей активно жить и расти.

В качестве места приложения сил иммуноонкологического препарата может выступать белок на клеточной мембране, прицепляясь к нему лекарственная молекула вынуждает иммунные клетки увидеть рак и начать с ним войну. Естественно, что при отсутствии в клетках рака необходимого действующего вещества, не стоит рассчитывать на лечебный эффект. Поэтому до начала терапии могут потребоваться специальные анализы на выявление нужных белков.

Заведующий онкологическим отделением, врач-онколог Петр Сергеевич Сергеев, к.м.н., рассказывает о принципе действия иммунотерапии:

Иммунотерапия рака и Нобелевская премия

В последние годы с завидной регулярностью появляются новые противоопухолевые иммунные препараты, а начиналось все в 2010 году с лечения распространённой меланомы моноклональным антителом (МКА) ервой (ипилимумаб), на время изменившим судьбу каждого одиннадцатого участника клинических исследований. 

Первым революцию в противоопухолевой терапии заметил журнал Наука (Science) в 2013 году, через пару лет такую же точку зрения высказало Американское общество клинической онкологии (ASCO), основательно убедившееся в реальности доказательств многочисленных клинических исследований. Хотя до ASCO уже на этапе регистрации контролирующее в США фармацию FDA присвоило некоторым препаратам престижный статус «прорывной».

Так что Нобелевский комитет не был первым в оценке высокой значимости иммунных средств для человечества, премия за их открытие не столько логическое завершение, сколько аванс на будущее: механизм действия моноклональных антител оригинален и эффективность иногда выше других, но работают они только у 10-15% пациентов.

При каком раке используется иммунотерапия

Значимый результат иммунологического противоопухолевого воздействия впервые был продемонстрирован при меланоме кожи, вяло отвечающей на агрессивную химиотерапию, затем показания расширили на тоже малочувствительный к цитостатикам немелкоклеточный рак легкого.

В первую линию терапии вышли моноклональные антитела и при раке почки, показав совершенно недостижимый при стандартной химиотерапии результат. Сегодня клинические исследования изучают иммуно-онкологические лекарственные средства при многих злокачественных новообразованиях, устойчивых к классической химиотерапии и гормональному воздействию.

immunoterapiya

Иммунотерапия при меланоме кожи

Четверть века для профилактики рецидива после радикального удаления очагов меланомы используется альфа-интерферон, вырабатываемый организмом человека. Интерферон, доза которого в сотни тысяч раз превышает естественную концентрацию в крови, увеличивает время до появления рецидива и снижает вероятность прогрессирования процесса. Цена препарата в сравнении с другими противоопухолевыми средствами невысока, но лечение продолжается целый год. При метастатической меланоме интерферон не был успешен и сегодня не используется.

При метастатическом процессе лучший результат из всех эффективных противоопухолевых лекарств продемонстрировали иммуно-онкологические препараты. Стоимость такого варианта иммунотерапии значимо выше, но с реальной выгодой в виде увеличения длительности жизни пациентов и даже полного исчезновения злокачественной опухоли в максимально возможном проценте случаев.

immunoterapiya-melanoma

Иммунотерапия при раке легких

Иммунотерапия немелкоклеточного рака легкого насчитывает чуть больше трёх лет и манипулирует всего тремя лекарствами, но уже изменила стандарт лечения крупноклеточного варианта и аденокарциномы неоперабельной формы или в метастатической стадии.

Для назначения кейтруды (пембролизумаб) необходим анализ на белок PD-1 (PD-L1), если более половины раковых клеток имеют его – препятствий для начала лечения нет, если же белка мало – кейтруда понадобиться на втором этапе после использования более эффективных комбинаций цитостатиков или таргетных средств.

Позже остальных завершились клинические испытания тецентрика (атезолизумаб), как и кейтруда связывающего PD-1, его применяют после прогрессирования процесса на химиотерапии, но в стандарты МКА пока не включено.

Источник: medica24.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.