Лечение остеомы нижней челюсти


Доброкачественные опухоли

Остеома

Остеома — доброкачественная опухоль из костной ткани.

В зависимости от структуры костной ткани различают губчатые и компактные (плотные) остеомы.

Они могут иметь периферическое и центральное расположение.

Периферические (наружные) остеомы макроскопически напоминают собой бугристые экзостозы. Центральные, или внутренние, остеомы расположены в кости челюсти.

Остеомы челюстей сравнительно детально описаны в литературе и представляют собой наиболее изученную группу первичных опухолей челюстных костей.

В детском возрасте остеома лицевых костей встречается редко и, по нашим данным, составляет 2,4% доброкачественных опухолей челюстных костей. У взрослых остеомы составляют 5,9% первичных опухолей и опухолеподобных образований кости челюсти [Колесов А. А., 1969].

Н. Dargeon (1960) считает, что из-за медленного роста остеома чаще всего обнаруживается у взрослых, которые с детства помнят о начале заболевания.


Остеомы чаще встречаются на язычной поверхности нижней челюсти и в околоносовых пазухах. Однако В. L. Coley (1949) и Е. Langer (1958) считают, что остеомы встречаются преимущественно на верхней челюсти. По данным A. Fetissov (1929), из 183 случаев остеом в 52% они располагались в лобной пазухе, в 30% — в решетчатом лабиринте, в 14% — в верхнечелюстной пазухе и в 4% — в основной кости.

Клиническая картина остеом мало выражена. В отличие от других опухолей челюстных костей остеомы растут крайне медленно, в течение многих лет и даже десятилетия, однако темпы их роста у отдельных больных варьируют.

Несмотря на большие размеры, опухоль не вызывает болезненных проявлений. Симптоматика определяется локализацией, размерами и направлением роста опухоли. Так, остеомы верхней челюсти, растущие в ее полость, могут вызывать экзофтальм, невралгию первой ветви тройничного нерва, слезотечение, диплопию, сужение поля зрения, понижение зрения, асимметрию лица.

Могут иметь место явления застоя на дне глаза из-за давления на зрительный нерв. Ринологические симптомы возникают в результате закрытия выводных отверстий, придаточных полостей носа и скопления в них секрета, что ведет к образованию мукоцеле. Остеомы челюстных костей, помимо эстетических нарушений, могут вызывать расстройство жевательной функции, а в случае роста в полость носа — нарушение дыхания.

При росте в лобной пазухе возникает атрофия ее перегородки, опухоль заполняет обе пазухи и лишь затем может вызвать деградацию одной из стенок. Располагаясь в решетчатом лабиринте, остеома прорастает в орбиту. Остеома лобной кости и решетчатого лабиринта при прорастании в переднюю черепную ямку может перфорировать твердую мозговую оболочку. Возникают осложнения в виде абсцесса головного мозга и менингита.


Рентгенологическая картина остеом зависит от их строения и локализации. Располагаясь кнаружи от кости, остеомы на рентгенограмме имеют вид шаровидного костного образования. ограниченного по периферии.

Остеома имеет губчатое или компактное строение. Образование расположено на на широком основании (рис. 27).

donk_r27.jpg
Рис. 27. Губчатая остеома скуловой дуги. Рентгенограмма тангенциальной проекции.

В околоносовых пазухах, в частности в верхнечелюстной, остеома представляет собой округлой формы плотное костное образование на ножке (рис. 28).

donk_r28.jpg
Рис. 28. Компактная остеома верхней челюсти, выполняющая верхнечелюстную пазуху. Ортопантомограмма.

При диагнозе остеомы в случае ее бессимптомного течения больной должен находиться под динамическим наблюдением с осмотром каждые 6 мес. Оперативное вмешательство выполняют лишь при появлении лашлогических симптомов, вызванных ростом остеомы.


Синдром Гарднера — наследственный симптомокомплекс, проявляющийся множественными остеомами лицевых, плоских и трубчатых костей, диффузным полипозом прямой и ободочной кишки, опухолями мягких тканей (липомы, фибромы, эпителиальные кисты). Встречаются также сверхкомплектные зубы, одонтомы. Учитывая возможность малигнизации полипов толстого кишечника (частота малигнизации, по литературным данным, от 50 до 100%), проводят диспансерное наблюдение.

Гистологическое изучение остеом у 61 больного показало, что костное вещество компактных остеом не имеет типичных остеоидных структур и содержит небольшое количество узких центральных костных канальцев.

Губчатая остеома построена из сети располагающихся нерегулярно костных трабекул с различной степенью зрелости. Между трабекулами располагается клеточно-волокнистая ткань. В общем по своему строению губчатая остеома соответствует губчатой трабекулярной кости, но отличается от нее отсутствием регулярного расположения костных перекладин. Структура губчатой кости в гистологических срезах остеом челюстей выявляется реже. Однако Г. А. Васильев (1957) считает, что губчатые остеомы в челюстях наблюдаются чаще компактных.

Диагностика

Губчатые остеомы чаще всего приходится дифференцировать от фиброзной дисплазии, что иногда даже микроскопически представляет большие трудности. Последние отличаются от остеомы преобладанием фиброзной остеогенной ткани и небольшим количеством примитивных костных трабекул. Однако, как указывает Т. П. Виноградова (1962), в ряде случаев, особенно при так называемой пролиферирующей остеоме, диагностика представляет большие трудности.


Кроме этого, при дифференциальной диагностике следует иметь в виду реактивные гиперостозы неопухолевого происхождения и оссифицирующий миозит.

Крайняя бедность симптоматики остеом челюстей не мешает в большинстве случаев отличить их от других опухолей челюстных костей.

Прогноз при остеомах челюстей благоприятный; опухоль не приобретает злокачественного характера.

Лечение остеом только хирургическое. Поскольку остеомы имеют крайне медленное, длящееся годами, доброкачественное бессимптомное течение, больные не нуждаются в специальном лечении. Операция показана лишь в тех случаях, когда они вызывают эстетические или функциональные нарушения. Оперативное вмешательство заключается в радикальном иссечении опухоли в пределах здоровой кости.

Остеоид-остеома и остеобластома (доброкачественная остеобластома)

При рентгенологическом обследовании больных с невралгией тройничного нерва и другими болевыми симптомами в области лица в кости нижней челюсти иногда обнаруживаются единичные очаги уплотнения округлой формы диаметром не более 1 см. После оперативного удаления такого очага боли исчезают. В литературе заболевание описано под названием остеоид-остеома. Это доброкачественная опухоль кортикального слоя кости челюсти, представляющая собой очаг резорбции кости, заполненный тканью, содержащей большое количество остеобластов и остеокластов и окруженный зоной остеосклероза.


В 1935 г. Н. L. Jaffe впервые выделил остеоид-остеому как самостоятельное заболевание. Морфологическое описание остеоид-остеомы впервые дал Н. Bergstrand (1930). А. Е. Jackson и соавт. (1949) из клиники Мейо на основании наблюдений за 150 больными пришли к выводу, что существуют два разных заболевания — остеоид-остеома и локализованный костный абсцесс, имеющий сходную рентгенологическую картину.

После установления опухолевой природы остеоид-остеомы стало появляться множество сообщений об этом заболевании в основном при поражении коротких и длинных костей скелета детей и взрослых.

Описаны остеоид-остеомы и в костях, подвергающихся энхондральному окостенению, в том числе в кости нижней челюсти (единичные наблюдения) [Кадочников Б. Ф., 1960; Колесов А. А., 1969; Jaffe H. L., 1945; Nelson А. В., 1955; Dockerty M. В., Good С., 1955, и др.].

В отличие от других костей остеоид-остеома в челюстях (в частности, в нижней) обнаруживается, как правило, у лиц более зрелого возраста (после 30 лет).

Характерным проявлением остеоид-остеомы при локализации в челюстных костях, так же как в других костях скелета, служит, как правило, боль. Однако при поражении челюстных костей этот симптом присущ не только остеоид-остеоме. Болевым синдромом лица и челюстей сопровождается ряд заболеваний, например невралгия третьей ветви тройничного нерва, которая нередко ошибочно диагностируется при наличии остеоид-остеомы в нижней челюсти, хотя вызвать невралгический приступ у таких больных не удается.


Жалобы больных с остеоид-остеомой нижней челюсти удивительно однотипны. В отсутствии деформации боли носят локальный ноющий, сверлящий или колющий характер, то постоянные, то приступообразные с короткими промежутками. В большинстве случаев они наиболее интенсивны в ночное время. Эти мучительные боли не возникают внезапно; происходит постепенное наслоение разнообразных мало выраженных ощущений, которые со временем нарастают и переходят в четко выраженный болевой синдром.

Нередко боли могут усиливаться во время еды, особенно при локализации опухоли в кортикальном слое альвеолярной части нижней челюсти. Вызывает интерес механизм возникновения болей при остеоид-остеоме. А. В. Nelson (1955) связывает боль со склерозом окружающей костной ткани в области опухоли. С. А. Рейнберг (1964) считает, что боль есть результат реактивного склероза кости и воспалительных изменений надкостницы. В наших наблюдениях склероз кости развился вблизи опухоли; воспалительные изменения в периосте не обнаружены.

При расположении остеоид-остеомы в губчатом слое ни объем, ни окраска слизистой оболочки альвеолярного отростка и окружающих мягких тканей внешне нижней челюсти не изменяется. При локализации же в кортикальном слое альвеолярной части нижней челюсти на уровне расположения остеоид-сстеомы можно наблюдать незначительное покраснение слизистой оболочки. При пальпации участка поражения определяется нерезко выраженная припухлость.


Т. А. Кузнецова (1955) обращает внимание на редкие формы остеоид-остеомы, протекающие безболезненно. Мы наблюдали у мальчика 12 лет остеоид-остеому верхней челюсти, которая протекала безболезненно и в отличие от других была значительно больших размеров. Такие остеоид-остеомы больших размеров американские авторы предлагают рассматривать отдельно. D. С. Dahlin описал их под названием «гигантская остеоид-остеома».

В настоящее время Международная гистологическая классификация опухолей (МГКО) (серия № 6) используются два самостоятельных термина, несмотря на то что остеоидпая остеома и остеобластома тесно связаны между собой и нет никаких специфических гистологических критериев, которые могли бы учитываться при определении различий между ними.

Астеобластома доброкачественная остеобластома) отличается от остеоидной остеомы лишь большими размерами (более чем 1×1 см) и отсутствием зоны реактивного костеобразовапия. Она встречается реже, чем остеоидпая остеома. При ней, как правило, отсутствуют боли, наблюдаемые при остеоид-остеоме. В связи с этим некоторые авторы [Волков М. В., 1985] предлагают в клинической практике различать две формы остеоид-остеомы — типичную и гигантскую.


При поражении коротких и длинных костей скелета у детей продолжительность болезни до обращения к врачу колеблется, по данным Н. L. Laffe, от 6 мес до 2 лет, по. данным М. В. Волкова (1985) — от 2 мес до 2 лет. Последний наблюдал более длительно протекающие страдания (7 лет). У наших пациентов продолжительность болезни до поступления в клинику составляла от 7 мес до 4 лет.

В анамнезе больных с остеоид-остеомой коротких и длинных костей часто отмечается травма (по данным Н. L. Jaffe, почти в 30% случаев). Большинство же авторов не склонны видеть в ней причину заболевания. В наших наблюдениях у одного больного 12 лет появлению гигантской остеоид-остеомы в верхней челюсти предшествовала травма.

Рентгенологическая картина остеодд-остеомы .нижнечелюстной кости весьма характерна, особенно в поздних стадиях болезни. В нижней челюсти опухоль, как правило, располагается в ее боковых отделах, поражая корковый слой или губчатое вещество. В начальных стадиях заболевания остеоид-остеома па рентгенограммах выявляется в виде нечетко очерченного, неправильно округлой формы очага деструкции диаметром 0,5-1 см в костной ткани альвеолярной части или тела нижней челюсти.

Вокруг очага деструкции окружающая кость на большем или меньшем протяжении склерозировапа. При кортикальном расположении остеоид-остеомы в результате сопутствующего реактивного костеобразовапия пораженный участок кости челюсти несколько утолщается. В более поздних стадиях болезни характерный для остеоид-остеомы остеолитический очаг в кости постепенно заполняется новообразованной костной тканью и становится менее прозрачным для рентгеновских лучей.


Микроскопическая картина в разные периоды разпития остеоид-остеомы различна. В начале болезни опухоль состоит из очень богатой клетками и сосудами мезенхимальной ткани, имеющей остеопластическую функчию. Среди одноядерных клеток типа остеобластов, окружающих остеоидное вещество, иногда встречаются многоядерные клетки типа остеокластов (рис. 29).

donk_r29.jpg
Рис. 29. Остеоид-остеома. Среди одноядерных клеток типа остеобластов, окружающих остеоидное вещество, встречаются многоядерные клетки. Окраска гематоксилин-эозином. х20.

В более позднем периоде болезни участок остеоидной ткани — так называемое гнездо — обызвествляется и превращается в образование, состоящее из густо переплетенных, грубых костных перекладин, а в конечных стадиях процесса имеет вид остеомы.

Микроскопическая картина небольшого по размерам гнезда типичной остеоид-остеомы такая же, как остеобластомы (гигантской остеоид-остеомы), лишь остеоидные трабекулы более широкие и длинные.

В некоторых случаях при гистологическом исследовании затруднена дифференциация ее от остеогенной саркомы.

Лечение остеоид-остеомы хирургическое. Удаляют «гнездо» опухоли со склеротическими участками окружающей кости. На возможность рецидивирования остеоид-остеомы коротких и длинных костей указывают М. В. Волков (1985), Н. L. Jaffe (1958). У одной нашей больной отмечен рецидив остеоид-остеомы нижней челюсти через 1,5 года после операции.


Злокачественные опухоли

Остеосаркома (остеогенная саркома)

Остеогенная саркома — чрезвычайно злокачественная первичная опухоль кости.-В настоящее время под этим наименованием имеют в виду первичные злокачественные опухоли кости, образующие опухолевую остеоидную или костную ткань. Распространенный в литературе термин «остеосаркома» — понятие широкое и нерациональное для клинической практики. Под ним можно подразумевать любую форму саркомы кости: хондросаркому, фибросаркому, остеогенную саркому.

Наибольшее количество остеогенных сарком описали С. F. Geschickter и М. М. Copeland (1949), которые у 17 из 36 больных с саркомами челюстей обнаружили остеогенную саркому.

С. P. Schwinn и соавт. (1966), D. Wilner (1982) считают, что 6-6,5% остеогенных сарком возникают в челюстях. Т. П. Виноградова (1973) в 2 из 64 случаев остеогенных сарком костей скелета выявила эту опухоль в челюстях (3,1%). М. В. Волков (1985) из 105 детей с остеогенными саркомами различных отделов скелета обнаружил их в нижней челюсти у 2 и височной кости также у 2, что составляет около 4%. Очевидно, такой процент остеогенных сарком костей лица у детей по отношению к другим локализациям отвечает действительности, так как они встречаются в челюстях не чаще, чем другие злокачественные опухоли.

Под нашим наблюдением находились 3 детей: мальчик 14 лет и 2е девочки 15 и 16 лет.

Клиническая картина при остеогенных саркомах челюстных костей у детей в начале заболевания очень неопределенна. Различают два вида остеогенной саркомы: вивающиеся опухоли, когда заболевание начинается остро и быстро наступает летальный исход, и более медленно развивающиеся опухоли с менее выраженными клиническими проявлениями.

У больных с быстротекущими формами легочные, могут быть обнаружены одновременно .с первичной опухолью. Обычно такое течение заболевания наблюдается у детей. Болезнь может начинаться неожиданно, без внешне ясной причины или же (весьма часто) в связи с травмой.

В одних случаях, первым проявлением заболевания бывает в одном из интактных зубов, в других — чувство неприятного ощущения. В верхней челюсти до появления выраженной опухоли могут возникать неприятные и в то же время нехарактерные и трудно уловимые ощущения. Иногда до возникновения болей нарушается чувствительность в области разветвления подглазничного или подбородочного нерва причем это явление может быть непостоянным и скоропреходящим.

В отличие от нижней челюсти болевой симптом при остеогенных саркомам,верхней челюсти является довольно поздним признаком болезни. Длительный беспрепятственный и незаметный рост опухоли объясняется наличием воздушной верхнечелюстной пазухи. В ряде случаев боли, несмотря на значительные размеры опухоли, могут отсутствовать.

Другой клинический признак остеогенных сарком — появление на месте их развития припухлости различной величины и плотности, умеренно болезненной при пальпации. При больших опухолям возникает отечность мягких тканей) расширяются подкожные и подслизистые вены, кожа над опухолью истончается. При развитии остеогенной саркомы вблизи височно-нижнечелюстного сустава открывание рта резко ограничивается.

Общее состояние у больных с остеогенной саркомой в первые месяцы не ухудшается, в поздних стадиях болезни, когда опухоль достигает значительных размеров, повышается температура тела, увеличиваются скорость оседания эритроцитов (СОЭ) и количество лейкоцитов, появляется прогрессирующая анемия.

Таким образом, для остеогенной саркомы челюстных костей характерно значительное разнообразие клинических проявлений, что таит в себе реальную опасность. В ранних стадиях развития опухоли процесс чаще всего интерпретируют как проявление воспалительного заболевания.

Бюльная С., 16 лет, отметила боль при глотании и увеличение размеров левой половины нижней челюсти. Температура тела повысилась до 39 °С. По месту жительства диагностирована флегмона поднижнечелюстного треугольника и назначено лечение спиртовыми компрессами и антибиотиками. Несмотря на это, припухлость быстро увеличивалась и глотание стало резко болезненным. При разрезе тканей в поднижнечелюстной области получен гной. После этого припухлость несколько уменьшилась и уплотнилась. При повторном хирургическом вмешательстве гноя не выделилось.

При поступлении в клинику: большая, плотная, мало болезненная опухоль левой половины нижней челюсти. Кожа на ней растянута, в складку не собирается, резко выражена венозная сеть сосудов. На коже в левой поднижнечелюстной области широкий рубец длиной до 5 см (след разреза по поводу «флегмоны»).

Язык сдвинут вправо и вверх опухолью нижней челюсти, доходящей до небных дужек и боковой стенки глотки. На слизистой оболочке, покрывающей опухоль, отпечатки верхних зубов. Поднижнечелюстные и шейные лимфатические узлы не прощупываются. На рентгенограмме (рис. 30) определялись увеличение объема нижней челюсти, уплотнение ее кости, выраженные спикулярные выросты, выходящие за пределы челюсти.

donk_r30.jpg
Рис. 30. Остеогенная саркома нижней челюсти у больной С, 16 лет. Рентгенограмма

Диагноз: остеогенная саркома. Выполнена тотальная резекция нижней челюсти с окружающими мягкими тканями. Гистологическое заключение: остеогенная саркома. В дальнейшем произведены пластические операции. Срок наблюдения 6 лет.

Рентгенологическая картина этих опухолей разнообразна и в основном зависит от преобладания в них то разрушительных, то созидательных процессов или их сочетания. В соответствии с этим остеогенные саркомы принято делить на остеолитические, остеопластические и смешанные.

При остеолитической форме определяется очаг деструкции костной ткани, имеющий неправильную форму и нечеткие контуры. При, распространении процесса на корковый слой отмечается узурация его. Этот симптом может быть выявлен по нижнему краю нижней челюсти. Опухоль вызывает смещение и отслаивание надкостницы с образованием симптома козырькад Периодонтальные щели в зоне опухоли расширены; имеет место резорбция корней зубов.

При остеопластической форме преобладают участки бесструктурного уплотнения костной ткани. Иногда костные включения видны и в мягкотканном компоненте опухоли (рис. 31).

donk_r31.jpg
Рис. 31. Остеогенная саркома ветви нижней челюсти, распространившаяся на подвисочную и височную области у больной 16 лет. Рентгенограмма

При смешанной форме наряду с деструкцией имеются очаги уплотнения кости и, изменения со стороны периоста в виде иглоподобных теней, перпендикулярных корковому слою кости. Симптом возникает в случаях прорастания опухоли в мягкие ткани.

Таким образом, рентгенологические признаки остеогенной саркомы достаточно разнообразны, в значительной мере неспецифичны и нередко трудны для диагностической интерпретации.

Гистологическая картина остеогенных сарком характеризуется чрезвычайным полиморфизмом клеток. Преобладают полиморфные и веретенообразные клетки с гиперхромными ядрами, выраженным митотическим и амитотическим делением. Встречаются гигантские клетки с множеством ядер и межклеточное вещество остеоидиых, гиалиновых, хрящевых элементов. Наличие этих межклеточных масс и отсутствие круглых клеток характерны для остеогенной саркомы.

Макроскопически определяется беловатая или с красноватым оттенком опухолевая ткань. Некоторые авторы сравнивают ее с мякотью кокосового ореха.

Диагностика

Диагностика остеогенной саркомы челюсти не представляет затруднений в типичных случаях, особенно при далеко зашедшем процессе, когда совокупность рентгенологических и клинических симптомов почти всегда обеспечивает точный диагноз. Однако в начальных стадиях заболевания часто невозможно поставить диагноз без биопсии. Боли, повышение температуры тела и припухлость могут иногда дать повод к ошибочной диагностике воспалительного процесса. Остеогепную саркому челюсти может симулировать травматический периостит.

Диагностика затруднена в отдельных случаях актиномико-за, особенно при костной форме поражения. Большая костная болезненная опухоль с рентгенологической картиной остеопороза и неясного периостита иногда имитирует остеогенную саркому.

Среди заболеваний челюстных костей подозрение на остеогенную саркому могут вызвать и другие костные разрастания и опухоли. К ним относятся литическая форма остеобласто-кластомы, десмопластическая фиброма, фиброзная дисплазня, опухоль Юинга.

Разновидностью остеогенной саркомы является юкстакортикальная остеосаркома (паростальная остеосаркома), описанная Н. L. Laffe и А. Р. Serlin в 1951 г. Эта разновидность остеогенной саркомы в челюстях встречается редко. А. N. Коса и соавт. (1970) обнаружили юкстакортикальную саркому лишь у 5 из 20 больных с остеогенными саркомами.

В наших наблюдениях она выявлена у мальчика 3 лет в нижней челюсти слева. После резекции нижней челюсти с экзартикуляцией и одномоментной костной пластикой ребенок находится под наблюдением 5 лет.

Заболевание начинается с появления припухлости. Плотное образование интимно прилегает к корковому слою кости. Соответственно опухоли на рентгенограмме определяется деструкция коркового слоя. Иногда отмечается реакция надкостницы в виде спикул.

При гистологическом исследовании определяются костные балки, часто зрелые, пластинчатого строения, с участками фиброзной, а иногда хрящевой ткани. Клетки опухоли характеризуются незначительным полиморфизмом, митотическая активность не выражена.

Прогноз более благоприятен по сравнению с таковым при остеогенной саркоме. Опухоль имеет более дифференцированное строение. Губчатое вещество вовлекается в процесс лишь в поздних стадиях его развития.

Лечение больного остеогенной саркомой комплексное, по разработанной в онкологии детского возраста схеме: химиотерапия, лучевая терапия, операция и полихимиотерапия. Начиная с 1975 г., все дети были направлены нами на лечение в ОНЦ АМН СССР.

Хирургическое лечение состоит в резекции пораженной челюсти. В последнее десятилетие вновь обсуждается возможность применения органосохраняющих операций па фоне интенсивной противоопухолевой терапии.

Колесов А.А., Воробьев Ю.И., Каспарова Н.Н.

Источник: medbe.ru

Остеома — доброкачественная опухоль костной ткани, встречающаяся у 2,7—5,9 % больных с доброкачественными опухолями костей лица. В настоящее время высказывается предположение, что число истинных остеом существенно меньше, поскольку этот диагноз часто ошибочно выставляют при реактивной гиперплазии, экзостозах челюстей, некоторых формах фиброзной дисплазии [3, 17].

Остеомы, как правило, растут очень медленно и безболезненно, длительное время не давая о себе знать. Их клиническая картина слабовыраженна и зависит от локализации и размеров опухоли. Развиваясь в области тела нижней челюсти, остеомы приводят к деформации соответствующего участка, эстетическим и функциональным нарушениям. Остеомы верхней челюсти при значительных размерах вызывают экзофтальм, диплопию, слезотечение, нарушение носового дыхания и невралгические боли вследствие сдавления ветвей тройничного нерва. При локализации в области лобного синуса и решетчатого лабиринта опухоль способна деформировать стенки пазух, разрушать их, прорастая в орбиту и полость черепа [3, 15].

Поражение мыщелкового отростка нижней челюсти встречается довольно редко и характеризуется специфической симптоматикой. Остеомы этой локализации представляют определенную сложность для диагностики и хирургического лечения, оставаясь бессимптомными продолжительное время, однако на поздних стадиях могут являться причиной выраженных эстетических и функциональных нарушений [3, 9, 17].

Впервые остеому мыщелкового отростка подробно описал Eckert (1899), указывая на смещение нижней челюсти, нарушение открывания рта, а также изменение контуров лица на стороне поражения мыщелкового отростка нижней челюсти среди ее основных клинических проявлений [1]. В дальнейшем в литературе были представлены немногочисленные сообщения, преимущественно о единичных наблюдениях данного заболевания [1, 11, 13, 14]. Deboise А. (1981), отмечая, что остеома является наиболее частым доброкачественным новообразованием структур височно-нижнечелюстного сустава (ВНЧС), приводит лишь 3 собственных наблюдения [9]. Наибольшее число клинических наблюдений остеом мыщелкового отростка — 23 — принадлежит Х. Zhang (1997) [18]. Автор, однако, не указывает, во всех ли случаях диагноз истинной остеомы был подтвержден гистологически.

Клиническое наблюдение

Пациент К., 36 лет, история болезни № 4408 от 19.03.2004 г., поступил в челюстно-лицевое отделение № 2 ГКБ № 12 г. Киева с жалобами на деформацию лица за счет смещения нижней челюсти, нарушение прикуса, затрудненное пережевывание пищи, хруст в левом ВНЧС, умеренные болевые ощущения при повышенной нагрузке на сустав. Впервые деформацию лица — смещение подбородка вправо — отметил в ноябре 2002 года. Позднее проявилась более четкая клиническая картина, выраженность смещения и нарушение прикуса медленно прогрессировали до момента обращения. Объективно у пациента наблюдалась выраженная асимметрия лица за счет смещения нижней челюсти вправо (рис. 1).

В предкозелковой области четко пальпировалась смещенная латерально головка левого ВНЧС. Открывание рта — до 4,5 см, при этом отмечался хруст в области левого ВНЧС и Z-образная девиация нижней челюсти. Боковые движения челюсти вправо были ограниченны, прикус — косой, смещение средней линии вправо на 1 см (рис. 2).

На серии рентгенограмм (ортопантомограмма, рентгенограмма нижней челюсти в прямой проекции и в укладке по Генишу слева, компьютерной томограмме области сустава с 3D-воспроизведением) определялась тень костной плотности с размером 2х1,7 см, связанная с левым мыщелковым отростком и размещающаяся в подвисочной ямке. Структуры левого ВНЧС были сохранены, хотя и несколько деформированы. При планировании оперативного вмешательства пациенту была изготовлена стереолитографическая модель черепа (рис. 3), на которой были произведены необходимые измерения и определен хирургический доступ.

23.03.2004 пациенту проведена операция: удаление новообразования мыщелкового отростка нижней челюсти под эндотрахеальным наркозом с интубацией через нос. Для этого предушным и полувенечным доступом был обеспечен подход к скуловой дуге, которая была затем резецирована и смещена вниз на волокнах жевательной мышцы (рис. 4).

Волокна височной мышцы были частично пересечены и отслоены, за счет чего выполнен доступ к подвисочной ямке, где спереди и медиально от головки челюсти визуализировалось костное новообразование (рис. 5).

Опухоль отделена от мягких тканей и фиксирована с помощью специального костного фиксатора, выполненного в виде штопора (рис. 6).

Новообразование было удалено в пределах здоровой кости. Скуловая дуга уложена на место и фиксирована двумя проволочными швами кости. Мягкотканный лоскут был уложен на место, рана послойно ушита. Послеоперационный период протекал без осложнений. Смыкание челюстей в правильном положении было отмечено на следующий день после операции без проведения каких-либо ортопедических мероприятий (рис. 7).

Радикальность удаления опухоли подтверждалась данными компьютерной томографии (рис. 8).

Вертикальные движения нижней челюсти в полном объеме восстановились на 5-е сутки. Отмечался незначительно выраженный парез лобной и скуловой ветвей лицевого нерва, функция которых полностью восстановилась на 7-й день после операции. Послеоперационный отек височной и скуловой области удерживался 8 суток. 2.04.2004 пациент выписан в удовлетворительном состоянии с рекомендациями рационального протезирования.

16.01.2013 г. пациенту К. был проведен повторный плановый осмотр с использованием клинических и инструментальных методов исследования. Жалоб со стороны ВНЧС пациент не предъявлял. При двусторонней пальпации ВНЧС хруста и крепитации не наблюдалось, болевая симптоматика отсутствовала. Объективно: контуры лица симметричны, максимальное открывание рта — 4 см, (рис. 9, 10), средняя линия лица восстановлена, движения нижней челюсти не ограничены, без признаков латеральной девиации.

По данным ортопантомограммы и компьютерной томографии в режиме 3D-реконструкции, структурные элементы левого ВНЧС имеют четкие анатомические контуры и структуру костной ткани в пределах нормы. Соотношение мыщелкового отростка и суставной ямки обеспечивало функциональную стабильность ВНЧС и рассматривалось как приемлемое (рис. 11, 12).

Обсуждение

Локализация остеомы в области ВНЧС представляет собой редкую клиническую ситуацию. Скудность клинической симптоматики, характерная для остеом, обусловливает доминирование в клинической картине неспецифических функциональных нарушений со стороны ВНЧС, что делает необходимым проведение дифференциальной диагностики с другими заболеваниями сустава — гиперплазией ветви, деформирующим артрозом, анкилозом, внутрисуставными нарушениями, привычным вывихом и т. д.
Рентгенологические исследования в стандартных укладках являются вполне информативными для постановки правильного диагноза, однако оказываются явно недостаточными для выбора метода хирургического лечения. Для уточнения локализации новообразования с учетом изменившихся анатомических соотношений, его взаимосвязи с элементами сустава и характера структурных изменений в последнем необходимо проведение компьютерной томографии с 3D-реконструкцией. Тщательное обследование позволяет решить вопрос о дальнейшей хирургической тактике.


При переднемедиальном положении остеомы по отношению к мыщелковому отростку она располагается в области подвисочной ямки. Удаление опухоли в этом случае связано со значительными трудностями, а иногда и с риском для жизни пациента
Chen Y. (2003) утверждает, что при локализации опухоли в области суставного отростка в большинстве случаев показана его резекция с последующей артропластикой и ортопедическим лечением [8]. Этой же точки зрения придерживаются и другие авторы, рекомендуя сочетать резекцию мыщелкового отростка с последующей пластикой сустава, удлинением ветви, сочетанными операциями на верхней и нижней челюсти для коррекции прикуса и аппаратным лечением [4, 7, 18]. В то же время приведенное наблюдение свидетельствует, что в некоторых случаях возможно и даже необходимо проводить удаление опухоли с сохранением элементов сустава. Об этом также свидетельствуют данные Piattelli A. (1995) и других авторов [11, 13].

Необходимо, однако, отметить, что при переднемедиальном положении остеомы по отношению к мыщелковому отростку (по данным литературы, это наиболее типичная локализация) она располагается в области подвисочной ямки. Эта область является хирургически исключительно труднодоступной и расположена вблизи жизненно важных структур, поэтому удаление опухоли в этом случае связано со значительными трудностями, а иногда и с риском для жизни пациента.

Основными анатомическими препятствиями для достижения подвисочной ямки являются скуловая дуга, ветвь нижней челюсти, околоушная железа и лицевой нерв — образования исключительно важные в функциональном и эстетическом плане. Доступ к новообразованию должен быть достаточным для его радикального удаления и обеспечивать хороший обзор.

В настоящее время предложен ряд вариантов оперативного доступа к подвисочной ямке, в большей или меньшей степени удовлетворяющих этим требованиям, однако не все они целесообразны в случае остеомы мыщелкового отростка.

В 1961 году J. F. Barbosa разработал доступ к подвисочной ямке, который предполагал проведение разреза по Веберу — Фергюссону с последующей мобилизацией скулового комплекса и резекцией участка ветви нижней челюсти [6]. D. J. Crockett (1963), используя аналогичный доступ, ограничил резекцию ветви только венечным отростком [10, 16]. Этот так называемый передний путь, как правило, сочетается с резекцией верхней челюсти и обеспечивает широкий обзор, в то же время он является очень травматичным и неблагоприятным с косметической точки зрения. Подвисочная ямка может быть также достигнута проведением зачелюстного разреза с последующими остеотомиями ветви нижней челюсти на различном уровне, ротацией или выведением костного фрагмента из области операции. В случае резекции участка ветви последний в конце операции может быть возвращен на место и фиксирован в виде свободного аутотрансплантата [16].


Основными анатомическими препятствиями для достижения подвисочной ямки являются скуловая дуга, ветвь нижней челюсти, околоушная железа и лицевой нерв — образования исключительно важные в функциональном и эстетическом плане
В 1985 году N. R. Attenborough предложил использовать венечный доступ для визуализации структур крыло-небной и подвисочной ямки. Этот способ предполагал проведение предушного и полувенечного разрезов с последующим удалением скуловой дуги и венечного отростка [5]. H. L. Obwegeser усовершенствовал этот способ путем сочетания мобилизации всего скулового комплекса с остеотомией венечного отростка. Скуловая кость при этом смещалась книзу на волокнах жевательной мышцы, а венечный отросток отводится кверху [12]. Кроме вышеназванных, используются многочисленные модификации и комбинации доступа в зависимости от клинической ситуации [10]. Как свидетельствует наш опыт, применение венечного доступа является методом выбора при удалении опухолей, локализованных в подвисочной ямке. Он обеспечивает хороший обзор и свободу хирургических манипуляций, позволяет избежать травмы крупных сосудов и ветвей лицевого нерва, а также косметически наиболее приемлем.

Отметим также, что при длительно растущих костных опухолях в области ВНЧС сустав может претерпевать значительные морфофункциональные изменения, которые требуют послеоперационной ортопедической коррекции, однако, как было показано на примере нашего наблюдения, компенсаторные возможности сустава достаточно высоки, что в ряде случае при малотравматичном и радикальном удалении опухоли позволяет добиться восстановления функции без проведения дополнительных мероприятий в послеоперационном периоде.

Таким образом, наблюдение пациента в отдаленные сроки после операции (9 лет), свидетельствующие о безрецидивном течении и отсутствии глубоких функциональных нарушений, подтверждает эффективность использованных подходов к удалению новообразования ВНЧС. Тщательная диагностика и проведение оперативного вмешательства с использованием подходов, обеспечивающих широкий доступ к подвисочной ямке, позволили провести радикальное удаление остеомы мыщелкового отростка нижней челюсти, избегая при этом дополнительной травмы анатомических образований данной локализации, обеспечивая быстрый восстановительный послеоперационный период и удовлетворительный результат на протяжении 9 лет с полным восстановлением функции ВНЧС.

Источник: dentalmagazine.ru

Остеома представляет собой редко встречающуюся, медленно растущую, доброкачественную опухоль остеогенной природы, которая чаще всего возникает в челюстно-лицевой области. Данные виды неоплазм могут быть обнаружены как на поверхности кости (формируется из накостницы — периферическая, периостальная или экзофитная форма), так и в структуре костномозгового пространства (формируется из эндоста — эндостальная или центральная форма). Редкостью является случай верификации остеомы в структуре мышечной ткани.

Солитарная форма периферийной остеомы на нижней челюсти

Патогенез периферической остеомы остается до конца нерешенным клинико-научным вопросом: существуют мнения, что новообразование можно отнести к истинным опухолям или же к реактивным поражениям, спровоцированным травмой, постоянной тракцией мышц, прикрепленных к периосту, а также действием инфекционных факторов. Эндокринные изменения, в свою очередь, могут быть прямым этиологическим фактором, инициирующим возникновение новообразования. В зависимости от действия эндокринных факторов относительно опухоли, они могут быть классифицированы как центральные и периферические, или внекостные.

Остеома является наиболее распространенной доброкачественной опухолью носа и придаточных пазух и самым распространенным новообразованием в области фронтального синуса. Одиночные периферийные остеомы, возникающие в области нижней челюсти, являются довольно редкими поражениями, и диагностируются у людей разных возрастных категорий(от 4,8 месяцев до 50 лет), при этом одинаково часто как у мужчин, так и у женщин. Обычно клинически опухоль растет бессимптомно, а рентгенологически проявляется отчетливой контрастной областью поражения круглой или овоидной формы. В зависимости от гистологической картины, различают компактную, губчатую и смешанную формы остеомы. Наличие множества мелких остеом в структуре нижней челюсти диагностируется как синдром Гарднера, для которого также характерно присутствие околоректального полипоза и сопутствующих скелетных аномалий. По этим симптомам можно дифференцировать синдром Гарднера и множественную ретенцию зубов.

Лечение остеом проводится посредством хирургического иссечения новообразования, но лишь у тех пациентов, которые жалуются на сопутствующие дискомфортные симптомы опухоли. До сих пор в литературе зарегистрировано лишь 26 клинических случаев верификации одиночных периферических остеом нижней челюсти, не связанных с синдромом Гарднера.

Исходя из крайней редкости заболевания, цель данной статьи состоит в иллюстрации необычного клинического случая одиночной периферической остеомы, обнаруженной в структуре нижней челюсти, а также в проведении ретроспективного анализа литературных данных относительно патогенеза, дифференциальной диагностики и выбора метода лечения данного вида доброкачественной опухоли.

Клинический случай

30-летняя пациентка обратилась на кафедру стоматологии с основной жалобой на припухлость c внутренней стороны заднего участка нижней челюсти, которую она отмечала с 8-летнего возраста. 8 лет назад имеющееся с детства образование увеличилось до 5 мм в диаметре, после чего начало прогрессивно расти. Хотя отек был бессимптомным, но из-за своих больших размеров провоцировал чувство дискомфорта при приеме пищи. Последнее и мотивировало пациентку обратиться за стоматологической помощью. В собственном и семейном анамнезе у больной не отмечалось никаких наследственных заболеваний, как и недавнего факта травмы проблемного участка челюсти. Исходя из того, что никаких других симптомов, кроме имеющейся во рту опухоли обнаружено не было, синдром Гарднера был исключен из списка возможных диагнозов. Клинически был обнаружен одиночный овальный узел на ножке с лингвальной стороны челюсти в области 36 и 37 зубов. Размер опухоли превышал 1 см в диаметре (фото 1), а покрывающая ее слизистая не имела никаких признаков изменений или воспаления. При пальпации опухоль была безболезненной, также мануально удалось установить ее дольчатую форму и твердую консистенцию.

Фото 1: Вид опухоли в полости рта.

Лечение остеомы нижней челюсти

На кросс-секционной рентгенограмме нижней челюсти визуализируется четкий рентгеноконтрастный участок неправильной формы, соединенный с кортикальной пластинкой челюсти в области 37 зуба посредством ножки (фото 2). Рентгенологическая плотность образования аналогична плотности тела нижней челюсти. В процессе проведения дифференциальной диагностики были проанализированы возможные варианты костного экзостоза, периферической остеогенной фибромы, остеоид-остеомы, остеобластомы и остеосаркомы. После тщательного разъяснения пациенту сути будущей хирургической процедуры и возможных рисков манипуляции было проведено полное иссечение опухоли с использованием роторных инструментов и костного долота. В ходе оперативного вмешательства под местной анестезией также была проведена эксцизионная биопсия новообразования.

Фото 2: Кросс-секционная рентгенограмма нижней челюсти.

Лечение остеомы нижней челюсти

Гистопатологический анализ участка поражения помог установить, что опухоль состоит из плотной костной ткани, в которой наблюдаются концентрические наслоения костных пластин, а также клети остеоцитов в лакунах (фото 3). Результаты гистопатологического исследования наряду с клиническими и рентгенологическими данными помогли подтвердить диагноз остеомы компактного типа.

Фото 3: Окраска гематоксилин-эозином (увеличение в 10 раз).

Лечение остеомы нижней челюсти

Обсуждение

Согласно классификации Всемирной Организации Здравоохранения, остеома принадлежит к доброкачественным новообразованиям, состоящих из дифференцированных зрелых клеток костной ткани с преобладанием ламинарной структуры, и с очень медленным типом роста.

Пока не ясно, являются ли остеомы истинными доброкачественными новообразованиями или гамартомами. Хотя, с другой стороны, последняя классификация болезней ВОЗ определяет остеому как истинно доброкачественную опухоль костной ткани, четко дифференцируя ее от экзостозов и гамартом других типов.

Истинная этиология поражения основательно не выяснена, хотя Fetissof и Varboncoeur утверждают, что опухоль развивается либо из эмбриональных хрящевых остатков, либо из персистирующих эмбриональных клеток, содержащихся в структуре надкостницы. Согласно эмбриологической теории, остеомы происходят из области швов костных структур, заполненных тканями разного эмбрионального происхождения (перепончатой или энхондральной). Другими возможными этиологическими факторами являются воспаление, травма или эндокринные патологии. Kaplan и коллеги предположили, что сочетание влияния травмы и постоянной мышечной тяги в области периоста, играет ключевую роль в развитии периферийного типа новообразования. Но вышеупомянутые теории формирования остеомы не объясняют механизм ее развития в описанном клиническом случае. Regezi и Sciubba в результате комплексного анализа пришли к выводу, что ни одна из предложенных этиологических теорий полностью не объясняет причину и механизм развития новообразования.

Гистологически можно выделить три типа остеом: твердую, или компактную (состоящую из плотного, как слоновая кость, компактного вещества с небольшим количеством губчатой кости, такой тип патологии довольно трудно резецировать), губчатую (трабекулярную), или зрелую (состоящую из мягкой губчатой кости и костномозгового вещества) и смешанную. Одиночные периферические остеомы (ПО) челюстей являются довольно редко встречающимися поражениями и чаще всего диагностируются у людей молодого возраста с одинаковой частотой как у мужчин, так и у женщин. Пациентка, описанная в упомянутом выше клиническом случае, была 30-летнего возраста. Как правило, остеомы являются бессимптомными опухолями и могут часто оставаться незамеченными до тех пор, пока не провоцируют видимой асимметрия лица или функциональных нарушений прикуса. В таком случае патологию обязательно нужно подтвердить посредством рентгенологического исследования. Наиболее распространенной топографией остеом являются область тела нижней челюсти позади премоляра с язычной поверхности и участок мыщелкового отростка. Менее часто остеомы встречаются в области угла, венечного отростка и ветви нижней челюсти или же в области наружного слухового прохода, орбиты, височной кости, верхней челюсти, скуловой дуги и крыловидных отростков. Часто остеомы могут быть верифицированы в составе синдрома Гарднера, характеризующегося наличием нескольких опухолей в структуре челюсти, параректальных полипов с высокой степенью малигнизации, кожных фибром, врожденных гиперпигментаций сетчатки, ретенцией зубов, эностозов, эпидермальных кист и сверхкомплектных зубов. Синдром Гарднера является аутосомно-доминантным заболеванием, вызванным мутацией в структуре APC-гена супрессора, отвечающего за возникновение аденоматозного полипоза толстого кишечника. Крайне редко, но выявление остеом возможно и при синдроме Хаберланда (энцефалокраниокожном липоматозе).

Рентгенологически периферическая остеома может иметь форму гриба или участка поражения овальной формы, которая тесно контактирует со смежной кортикальной пластинкой нижней челюсти. При это плотность кости в области челюсти и в области новообразования почти идентична. Методов традиционной рентгенографии, как например окклюзионной рентгенограммы, как правило, достаточно, для того, чтобы диагностировать остеому как в нашем случае. Когда же опухоль находится более глубоко в тканях челюстно-лицевой области, для ее идентификации можно использовать другие высокоэффективные методы визуализации: панорамную рентгенографию, затылочно-подбородочную проекцию рентгенографии пазух носа, компьютерную томографию (КТ), магнитно-резонансную томографию (МРТ) или же конусно-лучевую компьютерной томографию (КЛКТ). Спиральная компьютерная томография предоставляет возможности для трехмерной реконструкции остеомы: с помощью радионуклидной визуализации можно отличить активно растущие новообразования («горячие») и стабильные поражения («холодные»). В структуре губчатой остеомы преобладает сосудистый компонент, в то время как в компактном типе опухоли сосудистых элементов почти не наблюдается. Дифференциальную диагностику разных типов образования можно провести с помощью внутривенной ангиографии.

Дифференциальную диагностику остеомы проводят с костными экзостозами, остеохондромой, остеоид-остеомой, периостальной остеобластомой, периферической остеосаркомой, периферической остеогенной фибромой, болезнью Педжета, фиброзной дисплазией и одонтомой. Экзостозы являются гамартомами, которые обычно располагаются на нижней челюсти или в области нёба. Как правило, экзостозы перестают расти после полового созревания, в то время как остеомы продолжают медленно увеличиваться в размере, занимая ограниченный объем и формируя дольчатую рентгеноконтрастную структуру. Остеохондромы состоят из участков эндохондрального окостенения, кальцинированного хряща и жировой или костномозговой ткани в просвете трабекулярного пространства. Остеоид-остеомы, напротив, характеризируются быстрым ростом, зачастую являются болезненными и содержат большое количество сосудов и остеоидного компонента. Периостальная остеобластома также представляет собой быстро растущую болезненную опухоль круглой или овальной формы, прикрепленную к определенному участку кортикальной пластинки. Паростальная остеосаркома часто диагностируется в задней области нижней челюсти, представляя собой гомогенное или гетерогенное образование с плохо верифицируемой дольчатой склеротической структурой. На периферии опухоли часто наблюдаются телеангиоэктазии, а на рентгенограмме можно заметить треугольник Кодмана. Периферийную остеогенную фиброму можно обнаружить лишь в области десны, она представляет собой реактивное поражения плотной консистенции, часто встречающееся в переднем отделе верхней челюсти. Симптомы болезни Педжета более характерны для анатомических участков бедренной кости, черепа и позвонков, в области же челюстей поражение костной ткани наблюдается значительно реже и чаще у старшей возрастной группы. При этом поражение кости, как правило, всегда является двусторонним, и чаще поражает верхнюю, чем нижнюю челюсть. Костная ткань при болезни Педжета деформируется и увеличивается в размере. Фиброзная дисплазия обычно наблюдается в заднем участке верхней челюсти и рентгенологически представляет собой размытую контрастную массу, которая может напоминать матовое стекло, апельсиновую корку или пучки ваты. Одонтомы часто утрудняют физиологическое прорезывание постоянных зубов, при этом их рентгенологическая плотность почти идентична таковой у эмали и дентина, а область поражения всегда окружена рентгенконтрастной капсулой.

Выводы

При клиническом осмотре пациентов с остеомами следует обратить значительное внимание на семейный анамнез, чтобы исключить возможный диагноз синдрома Гарднера. Бессимптомные остеомы должны находиться под постоянным наблюдением, а патологии, которые вызывают дискомфортную симптоматику, нужно удалять хирургическим путем, предварительно организовав комплекс клинических и рентгенологических исследования для точной постановки окончательного диагноза.

Авторы:
Rohit Agrawal
Shipra Agrawal
Shitij Bhargava
Mahesh Motlani
Rahul Agrawal

Источник: stomatologclub.ru

Что такое остеома

Как было сказано ранее, это — доброкачественная опухоль, состоящая из зрелых костных тканей. Процесс её появления похож на процесс роста обычных костей. Остеому относят к неодонтогенным новообразованиям челюстей.

Это сравнительно редкая опухоль челюстей, построенная из относительно зрелой костной ткани; располагается в губчатом или кортикальном веществе челюсти. Она чаще локализуется на нижней челюстно-лицевой кости, но может быть на внутренней стенке верхнечелюстной пазухи, в полости носа, а также в толще околоушной железы. По оценкам экспертов, она обнаруживается у 2.73% больных, поступивших на стационарное лечение по поводу доброкачественных опухолей.

Остеомы растут очень медленно, длительные годы не давая о себе знать. Первые жалобы больных зависят от локализации и объема опухоли: развившись в толще челюстно-лицевой кости, она со временем вызывает невралгическую боль в нижнелуночковом нерве и асимметрию нижней половины лица; локализуясь на венечном отростке, вызывает постепенно нарастающее ограничение движений челюстно-лицевой кости, а прорастая в полость носа — затрудняет дыхание через соответствующую половину носа.

Позже всего проявляет себя опухоль, вросшая в верхнечелюстную пазуху и постепенно заполняющая ее; при этом она приобретает форму полости и обнаруживается либо случайно при рентгенографическом обследовании придаточных пазух или верхней челюстно-лицевой кости по другому поводу, либо в результате постепенного нарастания асимметрии лица.

Локализация опухолей: в теле нижней челюсти или верхней челюсти

Клиническая картина зависит от локализации опухоли. При локализации в теле нижней челюсти опухоль может вызвать деформацию челюсти, а при сдавлении нерва боли невралгического характера. При локализации на венечном отростке по мере роста происходит постепенное ограничение открывания рта и нарушение прикуса.

На верхней челюстно-лицевой кости опухоли чаще всего локализуются в верхнечелюстном синусе. Обычно имеют шаровидную форму, губчатое строение. По мере роста деформируют верхнюю челюсть, смещают глазное яблоко и могут вызывать диплопию, невралгию II ветви тройничного нерва, при сдавлении II пары черепных нервов возможно снижение зрения до его полной потери.

Опухоли могут встречаться также в полости носа и придаточных пазухах. На рентгенограмме в кости отмечается тень плотного, по сравнению с окружающей костью, образования с резко очерченными границами — компактная остеома. При губчатой опухоли определяется нарушение нормальной структуры кости с чередованием участков разрежения и уплотнения.

Опухоль челюстно-лицевой кости может развиваться внутрь костной ткани или проявляться поверхностным (экзофитным) ростом. Данное новообразование может распространяться на пазухи верхней челюстно-лицевой кости, полость носа и глазницы. Опухоль нижней челюсти может стать причиной лицевой асимметрии и ограничения подвижности челюсти (вплоть до полного).
Диагностика опухолей челюстей предполагает рентгенологическое обследование, КТ, сцинтиграфию; при необходимости консультации окулиста, отоларинголога, риноскопию.

По мере роста опухоль челюстно-лицевой кости может вызвать деформацию челюсти, ограничение при открывании рта и нарушение прикуса. В верхней челюстно-лицевой кости она также может вызвать деформацию и даже привести к нарушению зрения.

Лечение

Если при рентгенологическом исследовании по какой-либо другой проблеме врач обнаружил наличие этого доброкачественного образования, то это не обязательно означает необходимость удаления остеомы. Её удаление проводится под общим наркозом через ротовую полость, поэтому никаких видимых рубцов и шрамов не возникает. После удаления проводится обязательное гистологическое исследование с целью исключения злокачественного характера образования. Хирургическое вмешательство при остеоме осуществляют только тогда, когда возникает косметический дефект или функциональное неудобство.

Операцию производят при нарушении остеомой каких-либо функций, затруднении протезирования, деформации и т. д. Опухоль удаляют обычно внутриротовым доступом. После образования слизисто-надкостничного лоскута создают ряд точечных отверстий по окружности образования и опухоль удаляют долотом. Далее проводят шлифование с целью устранения неровностей. После гемостаза рана ушивается наглухо. К опухолеподобным образованиям, развивающихся в челюстных костях и наиболее часто встречающимся в практике хирурга-стоматолога, относятся одонтогенные кисты и экзостозы.

Центр челюстно-лицевой хирургии и имплантологии располагает собственным комфортабельным стационаром с операционными, оснащенными самым современным медицинским, стоматологическим и анестезиологическим оборудованием и удобными палатами. Хирурги и анестезиологи Центра обладают богатым опытом в проведении подобных операций и гарантируют полную удовлетворенность пациентов результатами лечения.

Источник: www.bobrov4.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.